ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, ваше могущество, вы правы, но я бы не стал выжидать слишком долго. Солдаты голодают, долго тянуть нельзя.

Транн поднял глаза к источнику своего вдохновения:

— Пауки тоже так поступают. Они ждут, но не слишком долго. Выждав момент, они бросаются на добычу.

Вернувшись в запасную пещеру, Юкка раздала последнюю партию оружия.

— Теперь здесь свободно. Какое-то время тебе придется пожить здесь.

Фрукч подняла фонарь, чтобы получше оглядеться.

— Та пещера была лучше. Эта какая-то тесная, неуклюжая.

Блинч решительно завязала тесемки своего передника:

— Не беспокойся, дорогая. Мы сделаем ее поудобнее. Я попрошу кротов расширить ее вон там, где скалы расступаются. У той стены поставим печи. Унылла, что ты скажешь об этом выступе?

— Покрыть его мхом и парусиной — получится отличный диван, сидеть и лежать… Хорошо, что креветки закончились, может быть, Приготовим что-нибудь порядочное. Попросить поваров землероек помочь нам с ужином, Фрукч?

— Да, неплохо бы. Отличные повара!

Лорд Броктри держал речь перед собравшимися между дюнами возле старой пещеры. Собрались все, кто был в состоянии сражаться. Они сидели на склонах, внимательно слушая вождя.

— Сегодня мы видели на берегу громадную армию врага. Унгатт-Транн хотел показать, какой он сильный. Звери его такие голодные и хилые, что это скорее парад слабости, а не силы. И все же армия его слишком велика, мы не можем сражаться с ней в открытом бою. У меня уже есть кое-какие задумки, но я внимательно выслушаю и ваши предложения.

Брог сразу же поднял лапу:

— Надо и дальше грабить их припасы. Как вы сказали, кородеры сделали хорошую работу. Ее надо продолжать.

Вместо барсука ответил Груб:

— Да, друг, но тогда Унгатт-Транн с голоду и с отчаяния выйдет против нас, а с такими силами мы против него не вытянем.

Вокруг одобрительно забормотали. Броктри поднял лапы:

— Хорошо. Я сам так думаю и хотел, чтобы вы это сказали. Но у меня есть план.

— Хурр, расскажите нам о нем побыстрее, сэр. А то уже есть хочется.

Уже к вечеру закончил Броктри изложение своего плана, единодушно принятого всеми собравшимися. Бахвал в восторге схватился за уши:

— Ну-у, вот теперь я понял, почему о барсуках идет такая слава.

Темные глаза барсука оглядывали присутствующих:

— Каждый выполняет свою роль в этом общем плане. Все всё поняли и согласны пойти на риск? Если да — поднимите лапы.

Лапы взметнулись вверх. Кеглюн плюхнулся на спину и задрал вверх все четыре.

— Мы с тобой, длуг Блоктли!

Трудно было убедить стариков остаться с Фрукч в запасной пещере. Брогало утешал свою плачущую мать:

— Ну, спокойно, мамуля. Мы возьмем эту горушку быстрее, чем ты скажешь «клянусь моим хвостом». Ты можешь здесь сделать себе собственную комнатушку и садик камешков. Ты ведь хотела устроить сад камней, так?

Но Фрукч ничем нельзя было утешить.

— Иди, делай свое дело, Брогало, хвостошлеп, но возвращайся живой. Не надо мне садов и комнатушек, только вернись. А потом отправимся в свою старую пещеру на берегу. Как хорошо там было!

Выходя из пещеры, Брог задержался, чтобы погладить по шее цаплю:

— Остаешься здесь, приятель. Позаботься о стариках, не рыбачь слишком подолгу. Надеюсь, увидимся, когда все закончится.

Руланго положил клюв на плечо Брога и часто заморгал. Командор похлопал его по плечу.

— Ну, старый разбойник, еще и ты меня намочишь! — Он и сам подозрительно часто моргал. Брог решительно выпрямился, шмыгнул носом и вышел из пещеры.

Недалеко от старой пещеры возвышалась гора дерева, сухих водорослей и травы. Когда подошел Брог, все уже были в сборе.

— Все готово, Броктри. Я попрощался с мамулей и стариками.

Дотти схватилась за голову:

— Ох! Я забыла попрощаться с тетей Блинч!

Брог взял свой дротик:

— Я уже сделал это. Она сказала, чтобы ты обо мне заботилась. Кеглюн сладко спал, Мирклворт проследит за ним и за всем там вообще. Все сделано, ничто нас не держит, пора за работу.

Лорд Броктри обратился к Юкке. Никто не смог бы ее распознать в теперешнем наряде. Мех атаманши белок был выкрашен в синий цвет, хвост обрит, и форма на ней была синего солдата. Броктри одобрительно кивнул:

— Ты как настоящий синий. Все хорошенько запомнила?

— Да. Как только синезадые оставят гору, пускаю горящую стрелу из какого-нибудь верхнего окна.

Броктри пожал лапу Юкки:

— Желаю удачи!

— И не мародерствуй, пока мы не прибудем!

Юкка бросила на Резвого холодный взгляд.

— А с тобой я еще посчитаюсь, когда все будет позади. — Она повернулась и устремилась в направлении Саламандастрона.

Груб сурово посмотрел на зайца и неодобрительно покачал головой:

— Нехорошо портить настроение перед боем. Ну, кто следующий, ребята?

Вперед выступили Дерви и Конула со своей командой. К спине каждого был привязан факел, тщательно закутанный для защиты от морской воды. Их напутствовал Брог:

— Не начинайте раньше, чем огонь у входа в пещеру разгорится как следует. Удачи вам, ребята.

Морские выдры тихо ускользнули к морю. Броктри осмотрел оставшихся и взял за лапу Груба:

— Ваша очередь, друзья. Вы с Брогом — аккуратнее, осторожнее. Берегите себя.

— И вы берегите себя, лорд Броктри из Брокхолла.

Дотти и Лог-а-Лог Гренн следили, как Брог и Груб уводили в сгущающуюся темноту белок и ежей. Они вскарабкались на утес и начали долгий марш на юг.

— Мы почти в одиночестве остались, ребята, — заметила Дотти.

Бахвал Большие Кости обнажил зубы в широкой ухмылке:

— Да, крошка, надо бы и нам, э-э, во имя Всех Сезонов, рвануть в атаку!

На плечо Бахвала отрезвляюще опустилась лапа Броктри.

— Вы остаетесь со мною, а также все ваши бешеные горные мартовские герои, вы не забыли?

Бахвал с деловым видом пересчитал шесть кинжалов, заткнутых за широкий пояс.

— Ну-у, сэр, я тих и спокоен, как новорожденный кротеныш. Похож я, Гурт?

— Хурр, надеюсь. Я был о-очень тихим, о-очень спокойным ребенком.

Жесткий вел свою маленькую армию сквозь дюны.

— До темноты нам надо подобраться поближе к туннелю.

Темнеющие облака сливались с сумрачным небом, последние пурпурные лучи солнца пробивались над горизонтом, вспыхивая в волнах. Теплый бриз трепал траву на дюнах. Наступила ночь. Лунные тени покрыли местность сетью серебристых пятен на черном бархатном фоне. Битва за Саламандастрон началась!

32

Унгатт-Транн метался по коридорам внутри горы, как зверь по клетке, возбужденный и нетерпеливый. Часовые вытягивались в струнку при его приближении, задерживали дыхание, желая слиться со стенами. Слышался лишь шорох его длинного плаща, да у стен потрескивали факелы. Он обошел всю гору сверху донизу. Шум волн приветствовал его появление на берегу. Две морские крысы гребли, направляя к берегу маленькую лодочку. Они выпрыгнули и вытащили суденышко на берег. Из лодочки вышел капитан Карангул: — Очень тихая ночь, ваше могущество.

Унгатт-Транн медленно провел лапой по усам:

— Слишком тихая. Не нравится мне эта тишина, капитан. Как будто что-то готовится.

— Точно, ваше могущество.

Они направились к главному входу. Удвоенные патрули шагали вокруг горы. С севера приближались шестеро солдат во главе с Рвущим Клыком. Они остановились и отсалютовали Транну копьями. Он кивнул Клыку:

— Есть что-нибудь, капитан?

— Ничегошеньки. Как по кладбищу ходим. Но все равно смотрим, слушаем, следим.

Беседу прервала Фрагорль. Она выбежала из главного входа, полы плаща ее хлопали, как крылья зловещей птицы. Она размахивала лапой.

— Могущественный, там, у скал, к северу, огонь! Я заметила из окна.

Прыгая через ступеньки, Транн понесся вверх по лестницам. За ним торопились Фрагорль, Рвущий Клык, Карангул.

Тяжело дыша, он добрался до верхнего уровня. Он вылез из окна и пробрался на обзорный пост. Наблюдатель-хорек указал копьем в сторону огня:

49
{"b":"239005","o":1}