ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Христианство говорит, что за нравственным законом стоит Бог, Которому мы дадим ответ за нашу жизнь. За нашей неспособностью поступать по этому закону — первородный грех, то есть то обстоятельство, что мы отвернулись от Бога и глубоко извратили свою нравственную природу. Мы нуждаемся в Божием прощении, которое освободило бы нас от осуждения за грех, и в Божьем исцелении, которое освободило бы нас от тяги к греху.

То и другое Бог дарует нам в Иисусе Христе. А прийти к Иисусу Христу — значит прийти в Церковь, как Он Сам сказал:

Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16:18).

Сергей Худиев

Почему для того, чтобы быть с Богом, надо обязательно ходить в церковь? Разве искреннее стремление к Богу не может обойтись без церковных обрядов?

Попробую объяснить по порядку.

Христианская вера существует благодаря Откровению:

Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил (Евр. 1:1, 2).

Бог заговорил, обратился к людям; Он открыл людям определенные истины о Себе, Своей воле и Своем замысле. Вера — это именно ответ на Откровение. Точно так же, как я не могу решать, верить Вам или нет, пока Вы со мной не заговорите, вера в Бога возможна только в ответ на Откровение Бога о Себе. Бог говорит определенные вещи. Мы или верим и повинуемся, или отказываемся от этого.

У нас есть Божественное Откровение, Библия. Бог открывает, что мы можем вступить в общение с Ним так-то и так-то — уверовав во Христа, вступив в общение с Его Церковью в общей молитве и таинствах. Невозможно приблизиться к Богу, отвергая те пути приближения к Нему, которые установил Он Сам.

Господь Иисус говорит о церковных таинствах, крещении и евхаристии:

Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет (Мк. 16:16).

И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша (есть) Новый Завет в Моей Крови, которая за вас проливается (Лк. 22:19,20).

Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем (Ин. 6:53–56).

О Церкви:

Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16:18).

Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь (Мф. 18:17).

Слово Божие говорит:

Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею (Деян. 20:28).

Своей жертвой Господь приобрел Себе именно Церковь, а не отдельно стоящих гордых одиночек. Прийти к Нему — значит прийти в Церковь. Так говорит Его слово.

Сергей Худиев

Почему Бог попускает служителям Церкви вести себя недостойно?

Это частный случай вопроса, почему Бог попускает зло вообще, но о нем Писание говорит чуть подробнее.

Многие скажут Мне в тот день: «Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?» И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7:22, 23).

Некоторые из тех, кто вещает от Его имени, никогда на самом деле не принадлежали Ему — и Он сразу об этом предупредил. Тем не менее вещать им попущено. Учитывая, что эти слова Господь говорит сразу же за предостережением о лжепророках, нам просто следует поставить под вопрос притязания «творящих беззаконие» наставлять в вере. Но это относится к случаям явного и упорного беззакония. Говорю по опыту, такое явное и вопиющее беззаконие встречается не очень часто. О священниках «голубых» или неонацистах я знаю исключительно из газет. В своем церковном опыте не сталкивался ни с чем подобным.

Чаще ситуация немного другая — я не нашел с кем-то общего языка (по обоюдной греховности) и страшно обиделся. В этом случае разумно поставить вопрос — если я претендую на то, что Бог принимает меня, то как я могу запретить Ему принимать другого? Почему бы и мне не проявить немного снисхождения к чужой несостоятельности, как Бог снисходит к моей?

Христос с самого начала предупреждал, что путь в Царство Небесное не усыпан розами. Он усыпан многими скорбями — в том числе от людей религиозных.

Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу (Ин. 16:2).

В истории Церкви много примеров, как святые Божии претерпевали от своих же — начиная уже с апостолов, страдающих как от «лжебратьев», так и от греховности самих христиан. Показательно, что никто из этих святых не покинул Церковь. Человек, заявляющий себя христианином, должен знать, что он может столкнуться со скорбями — в том числе и в Церкви. Полного психологического комфорта и даже просто безопасности наша вера никогда никому не обещала.

Часто (и мы благодарны за это Богу и людям) мы находим в Церкви душевное тепло и утешение. Но Господь не обещал, что это будет обязательно и всегда. Даже в Церкви мы можем столкнуться с тем, что причинит нам боль. От нас может потребоваться оставаться в Церкви из верности Христу, а не потому, что нам так приятно. Призыв к вере — это призыв на службу, призыв в поход, а не на курорт.

Сергей Худиев

Почему средневековая Церковь устраивала (или, по меньшей мере, одобряла) сожжение ведьм и другие жестокости?

Средние века — это мучительное преодоление христианством язычества в себе, в Церкви, в Европе… История показывает нехристианское происхождение казни через сожжение — мы можем указать на Цезаря и Страбона, которые описывали такие казни (кстати, сопряженные с жертвоприношениями — галлы приносили в жертву, сжигая заживо, именно преступников). На валлийский эпос «Мабиногион», где костер — наказание неверным женам (Гвиневер, Изульт). На работы Ле Гоффа и Дюби. На средневековые кодексы городских коммун. На самом-то деле это не «типично церковная казнь» — обычная городская казнь, назначавшаяся за уголовные преступления, как-то: двоеженство и двоемужество, супружескую измену, мужеложство и облыжное обвинение в мужеложстве, фальшивомонетничество, сводничество, отравительство и колдовство. Казнь нечестивых на костре — это ведь не христианская придумка, это то, что Церковь бездумно переняла из кельтского язычества. А почему? Да потому что в нее пришли люди, которые до этого исповедовали это самое язычество, пришли со своими привычками и со своими понятиями. С верой в ведьм, с унижением женщины, с совершенно языческим представлением о том, что нужно поставить перед правильным святым правильную свечку — и все будет в порядке…

Вы правильно делаете, что возмущаетесь этими рецидивами язычества в Церкви — если мы сами не будем ими возмущаться, мы их не изживем.

Другое дело, что иные критики христианства делают ловкую подмену, отождествляя эти явления с собственно христианством.

39
{"b":"239008","o":1}