ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однажды Эллен поинтересовалась у профессора Терми- а я это случайно слышал,-что требуется в Америке для натурализации ребенка,рожденного в другой стране? Старик ответил, что лучше всего было бы быть замужем за американцем.Сердце у меня забилось, я готов был расцеловать старого ученого. Я знал, что Эллен должна завтра встречать самолет из России.

Я уговорил Эллен позволить мне сопровождать ее. Она ждала с этим самолетом своего ребенка, нашего ребенка…

Я еще раз ощутил настоятельную необходимость лечиться от галлюцинаций. Маленького Роя,прелестного кудрявого мальчугана вынесла на руках из самолета молодая женщина- двойник моей Эллен.

Я нес мальчугана,идя между двумя сказочно похожими друг на друга женщинами. Я готов был лопнуть от радости, счастья, гордости… Вероятно, все это было написано на моем лице.

Эллен сказала:

— Лю, посмотри, как сияет этот мужчина.

— Как солнце,- сказала она.

Да, я мог спорить с воскресшим солнцем.

Лю хотела на следующий же день вернуться в Россию,но Эллен уже решила что-то. Пошептавшись, она уговорила ее остатыся на несколько Дней.

У нее были для этого веские причины. Я догадался о них и рискнул напомнить Эллен о нашем браке,который надлежало оформить перед возвращением в Америку.

Она согласилась. Так был растоплен для меня последний из ледников Земли.

Теперь я сиял, как тысяча солнц!

Оформить брак мы могли только в американском консульстве, а там никого не было. Дежурный ответил мне по телефону, что лишь сторожит имущество и что весь состав консульства в виде протеста против действий нового правительства страны, национализировавшего крупные земельные владения, отозван в США.

Я недвусмысленно выразил свое отношение к этому неуклюжему дипломатическому акту, чем вызвал насмешки дурно воспитанного клерка.

Узнав,для чего мне понадобилось консульство,этот клерк не без язвительности сообщил мне, что по местным законам оформить брак иностранцев может только глава государства.

Такая уж у меня натура. Я никогда не останавливаюсь на половине пути.

Я ринулся дальше.

Секретарь нового президента, до которого я дозвонился, сообщил мне, что глава государства может принять нас с Эллен, и пригласил тотчас же приехать во дворец президента, помещавшийся в бывшем бунгало какого-то плантатора, которое уцелело от атомного взрыва.

Эллен убеждала меня подождать, хотя бы познакомиться с собственным сыном, маленьким Роем. Но я заявил, что отныне хочу носить на руках своего вполне законного ребенка. Я уже успел накупить ему целый автомобильный парк.

Эллен грустно улыбнулась.

Полевая,с улыбкой слушавшая наш спор, который в общих чертах переводила ей Эллен, пообещала, что привезет в президентский дворец нашего мальчика.

Это была удивительная по обаянию и доброте женщина.

Я сказал ей, что ведь она стала Эллен матерью, и что я в восторге, как это говорят по-русски, от такой тещи, так же, как от «свояченицы» Лю.

Она засмеялась, обняла и поцеловала меня.

Мы с Эллен помчались в президентский дворец.

Огненный букет орхидей из джунглей Эллен взяла с собой. Ей напомнила о нем наша Лю.Этот букет был для меня подобен иллюминации,фейерверку, вихрю красок в честь величайшего праздника моей жизни.

Бедный плантатор, ныне лишившийся своих владений, успел построить довольно роскошное бунгало,где на веранде нас встречал полуодетый чернокожий джентльмен, оказавшийся секретарем нового президента.

Он сообщил, что президент немедленно примет нас, хотя кое-кто уже ждет у него приема.

И он провел нас через гостиную в круглый холл с вентилятором под потолком, украшенный, видимо, еще по вкусам старого плантатора экзотическим оружием и страшными негритянскими масками. На высоко расположенных полках почему-то стояли человеческие и обезьяньи черепа.

В холле понуро сидел один человек,забившись в уголок длиннейшего дивана, на котором сиживали когда-то надменные колонизаторы,покуривая дорогие сигары.

Вид у посетителя был очень жалкий, и я не сразу узнал в нем мистера Ральфа Рипплайна.

— Великолепный Ральф,- шепнул я Эллен.

Она удивленно подняла брови. Я кивнул ей головой и подмигнул.

При нашем появлении Ральф почтительно вскочил. Но, узнав меня, отвернулся к окну, сделал вид, что изучает струю фонтана, бившую перед окном в саду.

Секретарь президента провел нас к главе государства.

Боже мой! Ну и встреча!…

Ко мне, раскрыв руки для объятия, шел мой эбеновый Геракл.

Я горячо обнимал и целовал своего черного друга,и он в первый раз, наверное, был сейчас уверен, что я совершенно трезв.

Но это было неверно. Я был все-таки пьян, пьян от радости встречи, от тревожного ожидания того, что должно было произойти.

— О, мистер Рой! О, леди!- на прекрасном английском языке говорил мой Геракл,то есть президент.- Когда мне сообщили, для чего я вам понадобился, я готов был плакать от счастья.

Он усадил нас на такой же длинный, как в холле, диван, сам сел между нами. Он положил огромную черную руку мне на колено.

— Баш будущий муж, леди, друг нашего народа.

— Я тоже дружила с вашими маленькими гражданами, мистер президент,- сказала,задумчиво улыбаясь,Эллен.-Они помогали нам строить шалаш в джунглях.

— О,в джунглях мы построим теперь не только шалаши. До сих пор черная раса дремала, как бы в резерве цивилизации, теперь предстоит ее вывести в первые ряды, рядом с вами, мои друзья.

В Геракле поражала величественность и простота. В нем невозможно было узнать вчерашнего швейцара отеля, оказавшегося лидером прогрессивного национального движения.

Ай да эбеновый Геракл!

— Я еще не слишком много успел сделать,-сказал президент.-Если признаться, то я сейчас совершу лишь второй свой акт. Но обоими актами я горжусь.

— Какие же это два акта?-спросила Эллен.

— Первым актом были национализированы все земли, незаконно захваченные у нашей страны преступной организацией «SOS».

— Кстати,руководитель этой организации «SOS» мистер Ральф Рипплайн ожидает у вас аудиенции,- заметил я.

— В числе ваших первых посетителей уже обиженный вами капиталист,- улыбнулась Эллен.

— Капиталист? Где капиталист? Подать сюда капиталиста!- притворно улыбнулся президент.- Могу вас уверить, что под этой крышей капиталистов уже нет. Разве что мистер Рой, простите, что продолжаю вас так называть.

— О, нет!- рассмеялся я.- Я даже за свою книгу ничего не получил.

Президент страны встал, подошел к письменному столу и взял лежащую на нем книгу. Это был мой дневник…

Глава государства пригласил нас к столу. Оформляя бумаги о нашем браке, он сказал:

— Я признался вам в своем первом акте, в результате которого этот жалкий тип, что торчит в приемной, перестал быть капиталистом и уже никого больше интересовать не будет.А второй мой акт, которым, честное слово, будут гордиться и все мои преемники,- это венчание будущего американского президента.

Эллен с острым вопросом посмотрела на меня. Я опустил голову.

Геракл все понял.

— Простите, мэм, вам еще, очевидно, не попали в руки сегодняшние газеты. Мистер Рой Бредли выдвинут кандидатом в президенты Соединенных Штатов Америки. Я не сомневаюсь в исходе предвыборной борьбы. Времена меняются. В Америке выбирали многих президентов. В большинстве случаев, кандидаты мало отличались в своих политических целях, которые они собирались осуществить на высшем посту страны.Они отличались скорее в средствах, более или менее умеренных.Пожалуй, впервые народ будет избирать человека, который способен повести Америку по совсем новому пути. Это прежде всего «свой парень», которого узнали все американцы, они прочитали его дневник, они знают его всего насквозь, верят в него, любят его.И его поддерживают самые прогресивные партии.Закономерно,что на пост президернта баллотируетсн не Майкл Никсон, красный сенатор, а Рой Бредли,выдвигаемый им.Будущее за вами, мой дорогой будущий президент.Я не сомневаюсь в вашей победе и на выборах, и на высоком посту,победе над силами мрака и зла.- Говоря это, он держал в руках мой дневник.

101
{"b":"239028","o":1}