ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я мчался по шоссе и видел, как стала расплываться в небе головка черного гриба безобразной темной шляпой. Ножка была неровной и извивалась…

И только теперь на меня обрушился звук.

Я нажал на тормоза. Скрип их был не слышен. Я откинулся на спинку сиденья, полова разрывалась от обрушившегося на меня удара.

Это ли испытал Том Стрем?

Нужно было или поворачивать назад, или разделить участь Тома Стрема, видевшего Руан после ядерного взрыва.

У меня не хватило ума бежать.Вероятно, я выполнял свой бизнес, чтобы стать очевидцем и иметь возможность вce описать,но я,клянусь, думал совсем о другом. Я хотел только добраться до Национального банка…

Но у меня хватило ума достать из багажника защитный костюм.

Говорят, я был первым человеком, появившимся в пострадавшем городе в противоядерном костюме.

Я походил на тех самых «марсиан», которые когда-то пугали рабочих в Ньюарке.

Сначала я встретил толпы бегущих и, казалось бы, непострадавших, только панически испуганных людей.

Они бежали по шоссе, и мне пришлось почти затормозить машину, чтобы не раздавить кого-нибудь.

Они бежали, вытаращив белки глаз, что-то крича. Они несли на руках детей, тащили узлы,катили нагруженные велосипеды и коляски.Некоторые из них падали, другие ступали по упавшим.

Я отчаянно сигналил. Мой вид «марсианина» пугал их. Они шарахались в сторону, и я мог ехать дальше.

А дальше… был ад.

Нужно было быть помешанным, чтобы двигаться дальше. Я и был помешанный. У меня была маниакальная идея найти детектива с запиской. Только предоставив это, можно было понять, почему я так поступал.

Сначала мне встретились сметенные хижины.

Вернее, я видел пустыри, начисто очищенные от того хлама, который стоял на них. Валялись лишь ноги, головы, тела мужчин, женщин, трупы детей, обломки кроватей, тазы, ведра…

У меня было ощущение,словно я впервые узнал о том, как приготовляется зелье беззубых старух…Меня чуть не вырвало, как когда-то Ральфа Рипплайна.

Я увидел на земле маленькую черную перчатку.Я поднял ее. Это оказалась оторванная детская кисть… Я зарыл ее в пепел.

Здесь никто не помогал друг другу. Тут были только мертвые или умирающие.

Дальше стало еще хуже, если это возможно себе представить.

Я добрался до домов европейского типа,то есть до их развалин. Бесформенные холмы битого кирпича, вывороченные бетонные плиты, из-под которых там и тут торчали черные руки или ноги…

Я остановил машину. Мне хотелось откопать хоть кого-нибудь.

Со мной радом оказалось несколько солдат и один здоровенный,испуганный негр, напоминавший моего Геракла. Мы стали вместе разбрасывать камни.

Мы откопали белую женщину, блондинку с наклеенными длинными ресницами. Она смотрела на меня умоляюще.У нее была раздавлена грудь.

Я отвернулся.

Мы еще откапывали, переносили несчастных, складывали вдоль тротуара.

Какой-то европеец, которому неведомо как оторвало обе ноги, требовал пристрелить его.

Я должен был это сделать, но не сделал…

Это был могучий, статный, рыжеволосый человек, он смотрел на меня злыми глазами, он требовал, он просил, он встал бы на колени, если бы они у пего были… Он хотел только одного — смерти.

Я не дал ему ее.Смерть сама скоро возьмет его без меня.Это было малодушие.

Да, я был малодушен.

Я двигался по ужасному, развороченному, уничтоженному за доли секунды городу, полному едкого дыма. Я видел столько трупов, словно раздался трубный глас Страшного суда… и все могилы раскрылись, покойники встали… и упали в позах кричащего страдания,задавленные,обезглавленные,четвертованные, заживо зажаренные, изуродованные изощренной сверх-исианской инквизицией… Но я знал, что и те, кто вместе со мной вытаскивали из-под развалин еще дышащих людей, так же, как и «спасенные», все равно умрут в страшных мучениях, пораженные неизлечимым лучевым недугом.

Спасет ли меня мой костюм?

Я ехал дальше.

Меня принимали за ядерного комиссара.От меня ждали указаний, распоряжений.

И я давал эти указания, приказывал, действовал энергично,словно я впрямь был командиром в лагере пострадавших. Я поступал непроизвольно, может быть, уже не от ума, а просто от сердца…

Я достиг кварталов, где бушевали пожары. Нечего было и думать их тушить. Оставалось лишь помочь чудом уцелевшим уйти от моря огня…Трудно было понять, что горит.Горели руины, огонь вырывался из груд щебня…

Кание-то безумцы вытащили из подземного гаража пожарную машину и поливали бущующее пламя из беспомощной кишки. Я похвалил их.

Я все время ехал вперед по кругам дантова ада,сквозь дым, смрад и огонь…

Эпицентр катастрофы казался мне самым страшным, я стремился к нему.

В центре города уцелели деревья, они лишь потеряли кору и сучья, торча обожженными столбами.Многие дома стояли без крыш,с проломленными межэтажными перекрытиями… Но дома стояли, смотря на творящийся вокруг ужас пустыми глазницами окон, из которых там и тут вспышками гнева вырывались клубы дыма.

Автомобили были вдавлены в мостовую на тех местах, где застал их взрыв.

Трудно было узнать в железном ломе, загромождавшем асфальт, еще минуты назад мчавшиеся машины.На них словно обрушился чудовищный молот,расплющивший их на наковальне… Из-под них растекалось масло с радужными разводами.А рядом высыхали мокрые пятна,оставшиеся,вероятно, от проходивших по тротуару людей…

От людей!…

Никому никогда я не пожелаю увидеть что-либо подобное.

Дроклятье всем!Проклятье Богу в небесах. Проклятье человеку на земле! Горе Всевышнему, допустившему все это сдаюей высшей властью! Горе земным рабам его в своей бевысходной дерзости добившихся тощ, что случилось!…

Я продолжал отдавать распоряжения.Откуда-то появившиеся люди,уцелевшие или примчавшиеся выполнять долг,за который они расплатятся жизнью, пытались что-то сделать.

Одну из улиц заливало водой. Прорвало водопровод.

Другая улица была полна зловонья, под гору стекала мутная жижа из разбитой канализации.

Я ехал дальше. Иногда выходил из машины, чтобы сесть на щебень и рыдать.

Зачем создан человек? Зачем развивается культура? Чтобы найти свой конец? Эллен говорила, что всему есть начало и всему есть конец. Так неужели же это конец мира, и мне, простейшему из смертных, дано его видеть, чтобы самому встать в процессию идущих за последним решением?

Меня спасла Эллен, спасла тем, что существует. Меня спасло мое чувство, заслонившее от меня наступавший со всех сторон ужас. Я сошел бы тогда с ума, ибо невозможно было не сойти с ума, не имея света во тьме. У меня был этот свет. Знала ли Эллен, узнает ли она когда-нибудь, чем она была для меня в эти минуты!

Страшные минуты, бесконечные минуты. Высохшая кровь, щебень и пепел…

Я знаю, будет написано в газетах, что репортер агентства «Ньюс энд ньюс» Рой Бредли проявил находчивость, энергию, самоотверженность…

Что все это значит по сравнению с тем, что я видел, проявляя все эти бесполезные качества?…

К вечеру я добрался до набережной, на которой стоял когда-то Национальный банк.

Теперь там лежал огромный холм щебня,обрывавшийся с одной стороны отвесной стеной без окон.

Я шел по мостовой, с трудом передвигаясь в своем громоздком костюме… Будут ли у меня дети? Зачем? Чтобы их вытаскивали из-под развалин, чтобы они исчезали на дне радиоактивного кратера?

Под ногами хрустело стекло.У банка одна стена была сплошным окном.В другой стене окон не было.

Где-то здесь он стоял в три часа ноль восемь минут пополудни.

Мерзше мысли заползают в мой мозг в самые неожиданные и неподходящие минуты. Гадкая мыслишка терзала меня.

Льды возвращаются (с илл.) - pic_11.png

Да,я хотел отыскать труп разноглазого…пусть заваленный обломками небоскреба, лишь бы в истлевшем кармане сохранился бесценный для меня клочок бумаги!

Я старался представить его себе, сутулого, в шляпе набекрень, в темных очках, каким я видел его на аэродроме.

30
{"b":"239028","o":1}