ЛитМир - Электронная Библиотека

Галадриэль родилась в блаженстве Валинора, но немного лет по счету Благословенной Земли прошло, прежде чем оно потускнело, и более не знала она покоя в душе своей. Ибо во время тяжелых испытаний среди раздоров и смуты, что охватили Нолдор, она испытала горечь обеих сторон. Гордой, сильной и своевольной была она, как все потомки Финве, кроме Финарфина, и как брат ее Финрод, который из всех ее родичей был ближе всех ее сердцу. Она мечтала о далеких землях и о тех владениях, которые могут принадлежать ей и в которых она сможет править без указки других. Но помимо этого, в ее груди билось благородное и доброе сердце (órë) Ваньяр, и жило почтение к Валар, о котором она не могла забыть. С ранних лет ей было дано читать в чужих сердцах, но она судила их с жалостью и пониманием, и не отказывала в участии никому, кроме Феанора. В нем она чувствовала тьму, которую ненавидела и боялась, хоть и не могла понять, что та же злая тень пала на сердца всех Нолдор и на ее собственное.

И когда случилось так, что свет Валинора погиб, как думали Нолдор навечно, она присоединилась к мятежу против Валар, которые велели Нолдор остаться; и, ступив однажды на путь исхода, она не сдавалась, но отвергла последнее послание Валар и попала под Приговор Мандоса. Даже после безжалостного нападения на Телери и похищения их кораблей, когда она яростно дралась против Феанора, защищая народ своей матери, она не повернула назад. Гордость не позволяла ей вернуться и просить прощения, как проигравшей, но теперь в ее сердце горело страстное желание преследовать  Феанора, в какие бы земли он ни направился, и разрушать его планы всеми способами, какие были ей доступны. Гордость вела ее, когда после окончательного поражения Моргота в конце Древних Дней она отклонила прощение Валар, дарованное тем, кто сражался против него, и осталась в Срединных Землях. Но прошли две долгие эпохи, во время которых обрела она все, чего жаждала в юности: Кольцо Власти и владения в Срединных Землях, о которых мечтала, но она обрела истинную мудрость, отказалась от всего этого и, пройдя последнее испытание, навеки покинула Срединные Земли.

Изменение произношения стало среди Нолдор общепринятым задолго до рождения Галадриэль, и, без сомнения, было ей хорошо знакомо. Отец ее Финарфин, однако, любил Ваньяр (народ своей матери) и Телери, и в его доме говорили Þ, Финарфин не следовал здесь за Феанором, а поступал по своим желаниям. Тем не менее, ясно, что противостояние Феанору вскоре превратилось в основной мотив для действий Галадриэль, до тех пор пока ее гордость не обрела форму желаний иных, чем желания ее народа. И хотя она хорошо знала историю языка и все доводы лормастеров, она, несомненно, использовала в повседневной речи звук s. Ее Плач – сложенный до того, как она узнала о прощении (и о почете), дарованном ей Валар – возвращается ко дням ее молодости в Валиноре и ко тьме времен Исхода, когда путь в Благословенную Землю был закрыт для всех Нолдор Срединных Земель. Что бы она ни сделала позже, когда Феанор и все его сыновья погибли, а Квенья был языком знания, известным и использовавшимся только оставшимися и угасавшими Высокими Эльфами (из наследников Нолдор), в этой песне она оставила звук s.

Несомненно, в Белерианде s использовали почти все Нолдор.[xv] И в этом виде (с сохранением истории изменения и различием в написании слов) Квенья было передано лормастерам Атани, и в таком виде сохранилось в Срединных Землях среди ученых, на нем давались высокие и благородные имена в Ривенделле и в Гондоре в Четвертую Эпоху.

За этим наброском следуют три 'приложения'. Приложение 1, которое я не включил в этот текст, содержит развернутое объяснение слов (стр. 332) 'Переход был… в первую очередь основан на теоретическом фундаменте и фонетическом 'вкусе''. В Приложении 2, приведенном ниже, даны заметки об эльфийских обычаях вручения имен, которые в некоторых важных моментах отличаются от ранних и более содержательных заметок в 'Законах и обычаях Эльдар'. Приложение 3 содержит длинное описание имен потомков Финве.

Приложение о материнских именах

Эльдар в Валиноре имели, как правило, два имени (эсси). Первым при рождении давалось отцовское имя. Обычно оно напоминало имя отца по смыслу или форме, иногда ребенку просто давали имя его отца, к которому, если это был мальчик, позднее, когда ребенок вырастал, прибавлялись отличительные префиксы. Материнское имя давалось матерью позже, иногда спустя несколько лет, но иногда и вскоре после рождения. Ибо матерям Эльдар было дано глубоко проникать в характер ребенка и угадывать его способности и черты его характера, а некоторые из них могли прозревать судьбы своих детей.

Кроме этих двух имен Эльдар могли получать эпессе ('дополнительное имя'), не обязательно от своих родичей, прозвище – часто даваемое в признание доблестей или заслуг. Позднее некоторые из ушедших в Исход брали себе другие имена, как маску, или в связи с тем, что они совершили или пережили: такие имена назывались кильмэсси – личные имена (буквально 'имена, взятые по личному выбору').[xvi]

Истинными именами были лишь первые два, но в песнях и сказаниях для обозначения персонажа могли употребляться любые из этих четырех. Истинные имена, однако, не забывались писцами и лормастерами или поэтами, и часто могли встречаться в легендах без комментариев. К этим трудностям – как обнаружили те, кто в последующие времена пытались использовать эльфийские предания, как основу для легенд о своих героях тех времен и их потомках[xvii] – прибавлялось и то, что многие квенийские имена Нолдор, поселившихся в Белерианде, претерпели изменения под воздействием Синдарина.

Имена потомков Финве

Немного сохранилось старых имен Эльдар, за исключением имен четырех вождей тех отрядов, что принимали участие в Великом Походе. Ингве из Ваньяр, Финве из Нолдор и братья Эльве и Олве из Телери. Точно неизвестно, имели ли эти имена какое-либо 'значение', то есть связаны ли они или имеют какое-либо отношение к другим основам слов, уже существующих в первичном Эльдарине, в любом случае, в эльфийской речи они должны были сформироваться давным-давно. Каждое из них состоит из основы (ing-, fin-, el-, ol-), за которой следует 'суффикс' wë-. Этот суффикс часто появляется и в других квенийских именах Первой Эпохи, таких как 'Воронве', главным образом в мужских, но и не только.[xviii] Лормастера объясняли это тем, что первоначально это был не суффикс, хоть он и сохранился в Квенья, как составной элемент имен, но слово, обозначающее личность, субъекта, производная от основы EWE. В сложных словах оно принимает форму wë, но как отдельное слово ewë сохранилось в Телерине, как evë 'личность, некто (без имени)'. В Старом Квенья оно сохранилось в форме eo (< ew + местоименный суффикс -o 'личность, некто'), впоследствии вытесненной словом námo, а также в староквенийском прилагательном wéra, квенийское véra 'личный, частный, собственный'.

Первые части позднее истолковывались, как относящиеся к квенийскому inga (вершина, высшая точка), используемого в качестве приставки-прилагательного, как в ingaran 'высокий король', ingor 'вершина горы'; к PHIN, 'волосы' в Общем Эльдарине, как в квенийском finë (волосы), findë 'волосы головы, прическа', finda 'носящий волосы, -волосый'; и к основе el, elen 'звезда'. Из этих частей наиболее вероятным является inga; ибо Ваньяр считались и считали себя сами главным и первым среди родов Эльдар, так как они были старше, и они называли себя Ингвер[2] - истинный титул их короля был Ингве Ингверон, вождь вождей. Остальные корни сомнительны. Все Эльдар имели прекрасные волосы (и особенно пленялись волосами необычной красоты), но Нолдор не были выдающимися в этом отношении, и нет никаких упоминаний о Финве, как об имеющем волосы исключительной густоты, длины или красоты по сравнению с другими эльфами его народа.[xix] Ничего неизвестно о том, что позволяло бы связывать Эльве со звездами сильнее, чем всех прочих Эльдар; и его имя было, по-видимому, придумано, как парное с именем Олве, для которого не было придумано никакого 'значения'. OL является простой основой, не встречающейся, кажется, в Эльдарине, хотя она появляется в определенных 'расширенных' основах, таких как olos/r 'сон, видение, греза', olob 'ветвь' (квенийское olba); ни одна из них не выглядит достаточно старой (даже если она подходит по значению), для того чтобы иметь какую-либо связь с именем Кириарана[3] 'короля морехода' Телери Валинора.[xx]

3
{"b":"239037","o":1}