ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Слон
Зимняя война. Дороги чужого севера
Грокаем алгоритмы. Иллюстрированное пособие для программистов и любопытствующих
Голова профессора Доуэля. Властелин мира
Пятый персонаж. Мантикора. Мир чудес
Заказано влюбиться
Черная кошка для генерала
Немой крик
Семь простых шагов к успеху в воспитании детей
Содержание  
A
A

То же самое верно в отношении других священных писаний - например, иудейских. Раввины все еще предпочитают пользоваться ивритом. Но это не живой язык, зачем за него цепляться? Однако его звучание воздействует на ум, и тот считает, будто слышит нечто таинственное, недоступное пониманию, священное, запредельное, чтобы вы могли в ответ на все эти речи лишь упасть в поклоне на землю. Стоит лишь перевести эти книги на нормальный язык, и они сразу же превращаются в макулатуру. Оказывается, это совсем не то, в чем вы нуждались.

Ни одна из этих священных книг не учит любить, они преследуют другие цели. Ни одна из этих священных книг не учит тому, как достичь свободы. Ни одна из этих священных книг не рассказывает вам о вас, о вашей жизни, о том, как привнести в свою жизнь праздник. Они повествуют о Боге! Я ни разу не встречал человека, у которого были бы какие-то затруднения с Богом, людей не касаются эти тексты. Вас волнует Бог? А Святой Дух? Все это не имеет никакого отношения к жизни людей.

Ум наполнен лишним, ненужным барахлом. В уме не остается места для реальности, которой следует жить. Итак, даже ваш величайший теолог смыслит в любви не больше, чем вы. Он не понимает, что такое свобода, никогда не интересовался различием между личностью и индивидуальностью.

В университете у нас один профессор читал лекции о религии. Послушав его несколько дней, я встал и сказал: «Я считаю, что вы говорите о пустяках. Я не знаю здесь ни одного студента, которого бы интересовал Бог. И мне кажется, что данный предмет и вас не особенно волнует». Я жил с ним по соседству и знал, что его волновало, прежде всего, поведение собственной жены.

«Вас беспокоит ваша жена, - сказал я. - Вы можете обсуждать этот конкретный предмет. Тема Бога слишком абстрактна. Я никогда не замечал, чтобы вы размышляли о Боге дома. Вы рассказываете о Боге, тогда как сами не приобрели личный опыт в отношении его, вы не занимались поисками Бога. Вы набиваете умы этих невинных людей бесполезными идеями. Поговорите лучше с нами о любви!»

Профессор рассердился и приказал мне идти за ним к директору. «Я могу пойти даже к Богу, - отозвался я. - Не надо угрожать мне». «Разве ты не боишься?» - спросил он меня, когда мы шли по коридору. «А чего мне бояться? - удивился я. - Бояться должны именно вы! Я знаю студентов. Им интересно узнать о любви, этим же интересуетесь вы сами. Я скажу директору, что если он мне не верит, пусть спросит вашу жену. Тогда он узнает, что я подразумеваю».

«Ты усложняешь себе жизнь», - заметил профессор. «Я максимально упрощаю себе жизнь, - парировал я. - Можно собрать всех студентов, и они подтвердят, что интересуются любовью. Одни студенты пытаются ухаживать за женщинами, но получают отказ. И именно это мучает их. А другие студенты пользуются успехом у женщин. Когда избранница некого счастливца отвечает согласием, у него тоже возникают трудности, но уже иного рода».

«Пожалуй, тебе лучше не идти к директору, - решил профессор. -Я передумал». «Я никогда не поворачиваю назад, - ответил я. - Если вы не пойдете к директору, я пойду к нему один». «А я говорю, что этого делать не нужно», - напирал профессор. «Может быть, вам и не нужно никуда идти, но это важно для меня, - объяснил я. - Мне нужно подвести итоговую черту, потому что для меня любовь представляет собой религиозное явление, а Бога я таковым не считаю. Бог это всего лишь гипотеза. Он ничего не значит, поскольку не имеет ни к кому прямого отношения. Любовь это религиозное явление. До тех пор пока любовь не изучат во всей ее полноте, человек обречен быть несчастным, хотя мог бы наполнить свою жизнь божественным духом. Он мог бы сотворить для себя рай, но порождает ад, так как лишен разумности. Любовь, без сомнения, целое искусство. Кому интересен Бог? Руководствуйтесь здравым смыслом в своих уроках. Мы пришли к вам изучать религию, а не чушь».

«Но в учебном плане не указана тема о любви, свободе, индивидуальности, безмолвии, - увещевал меня профессор. - А нам необходимо придерживаться программы занятий».

Университеты составляют учебные планы без учета действительной жизни человека и его истинных интересов.

Я говорю о простых вещах, поэтому у многих людей складывается впечатление, что я говорю все-таки не о религии, что она совсем из другой области. Они напичканы некими представлениями о религии, усвоили сложные абстрактные гипотезы. Вы можете сколь угодно долго ломать голову над такими темами, но от этого ваша жизнь не изменится, и вы останетесь прежними.

Вы можете быть индуистом, мусульманином или христианином - это не имеет никакого значения. У всех вас все равно одинаковые вопросы. У вас могут разниться только надуманные вопросы, но как раз они представляют собой не что иное, как бремя, отягощающее ваш ум. Вы сможете понять меня, если отключите свой ум вместе с его сложным механизмом. Ум здесь не нужен, так как я передаю истину от сердца к сердцу. Я говорю прямо из своего сердца.

Я не теоретик. Я говорю не от ума, а изливаю вам свое сердце. Но если вы будете слушать меня умом, то ничего не поймете.

Если вы тоже готовы открыть новую дверь своего естества, готовы услышать меня сердцем, тогда все мои слова покажутся вам настолько простыми, что вам не нужно будет верить мне, потому что здесь и усомниться негде. Все так просто, что ни к чему нельзя предъявить претензии.

Я против верований, потому что вам не нужно верить в то, чему я учу вас. И я выступаю в поддержку сомнений, потому что вы не сможете усомниться в моем простом учении. Все мировые религии настаивают на вере в некие аксиомы, так как люди могут усомниться в некоторых постулатах. Все священники против сомнения, поскольку они могут разрушить всю религиозную систему взглядов.

Я говорю о простых и очевидных вещах, не прибегаю к метафизическим терминам, поэтому мне не нужно верить. Если вы услышали мою речь, в вас обязательно возникнет доверие, а это понятие не тождественно вере, оно ближе к любви. Вы не сможете усомниться, даже если попытаетесь сделать это. А если вы не можете в чем-то усомниться, возникает истинное доверие, непоколебимое доверие. Оно преображает человека одним своим наличием в нем.

Во всей человеческой истории только Махавира сделал в этом контексте замечательное открытие, которое следует вспомнить. Он сказал, что существуют два пути достижения истины. По первому пути следует шравака. Этим термином называют того, кто умеет слышать, причем сердцем. Этому человеку ничего не нужно делать. Ему достаточно просто слышать, и благодаря этой своей способности он преобразится. По второму пути следует монах, которому предстоит приложить массу усилий для достижения истины.

Я не делаю из людей монахов, поэтому я решил говорить, ведь вы можете переродиться, просто слыша меня. От вас больше ничего не требуется, кроме желания открыть дверь своего сердца. Стоит вам впустить меня в себя, и вы уже не будете прежними.

Я видел, как тысячи моих людей преображались, не замечая в себе никаких изменений. В них случались радикальные перемены, но они имели место в сокровенной сути их естества. Ум такого человека даже не осознавал, что происходит. Весь процесс протекал между нашими сердцами.

Эти люди не нуждались в лечении. И медитация им тоже без надобности. Они просто слышали меня, когда я читал лекции, это и было их медитацией, катарсисом, революцией.

Милый Ошо, насколько я понимаю, ты превозносишь коммунизм как высочайшую форму экономической системы, в которой между людьми в равной степени распределяется достаток любящей семьи человечества. Однако я слышал, как ты сказал о том, что следует подтягивать жизненный уровень бедняков к уровню обеспеченных людей, а не разорять богачей, как произошло во всех ныне существующих коммунистических системах. Но неужели богатый человек может делиться своим достатком и жить при коммунизме, не откатившись назад в массу людей, еле сводящих концы с концами?

Прежде всего, богатые люди мира должны поселиться в коммунах. Пусть коммуны будут населены богатыми людьми! Тогда их жизненный уровень не упадет, и они не лишатся своих удобств, роскоши. Пусть в мире появятся сотни коммун, населенных богатыми людьми. Эти коммуны будут богатыми.

82
{"b":"239038","o":1}