ЛитМир - Электронная Библиотека

Хорошо, что до этого не дошло. А ведь эта дезинформация была специально слита спецслужбами некоторым недовольным личностям и мне в том числе. Но благодаря ей многие люди кончили жизнь самоубийством, что очень удобно и для освещения в прессе и для спецслужб работы меньше.

Наивный. какой же я был наивный? Кривая улыбка расползлась по моему лицу.

В то время как руки аккуратно паковали чемодан, укладывая любимые книги. А вот книжечку почетного донора я, пожалуй, оставлю в ящике стола. Сдавая по пол литра крови ежемесячно, я в тайне надеялся избавиться от маячка, пока не узнал, что маячок не искусственный эритроцит крови, а магнитный раствор железа, пропитавший мои мышцы и кости.

Ну, что ж, вот я и собрался. Чемодан собран. Пыльник переброшен через руку, шляпу на голову. Пора раскланяться. До свидания товарищи чекисты! А вы капитан прощайте.

А впрочем, какого черта? Я наклонился и, обыскав тела, сунул луковицы их часов в свой карман. Вот и нет у вас ребята ТЕМПов. Счастливо оставаться в прошлом.

Прикрыв дверь, я щелкнул замком, запирая её на два оборота.

— Вы куда собрались?

Тетя Шура испуганно таращилась на меня, прижавшись к стенке коридора.

— В командировку тетя Шура, как всегда в командировку.

Беззаботно улыбнулся я.

— А где же? А как же? За вами же приходили?

— А это…,- отмахнулся я, — Ошиблись товарищи. Под моим именем убийца один скрывается.

— А где же они?

Вот зараза, подумал я, всё так же натянуто улыбаясь и неспешно продвигаясь по коридору к выходу. Тетя Шура моя ровесница, обремененная детьми и пьяницей мужем, выглядела на десяток лет старше, а лицом сущий бульдог и хватка та же.

— Ушли уже.

— Да я же не видела?

— Мало ли что вы не видели? как Зимний брали, вы тоже не видели, но это не означает, что этого события не было. Или вы сомневаетесь в достоверности знаковых событий революции? — Насупил я брови.

— Господь с вами! — перекрестилась в испуге тетя Шура.

— А вот Ленин сказал, что понятие бога несовместимо со званием истинного большевика. Тетя Шура пискнула как мышь и пропала в мгновение ока. Пожав плечами, я вышел из квартиры. Подъездная дверь хлопнула. Мелкий моросящий дождь коснулся лица и забарабанил по полям шляпы. Апрель месяц. А ведь это первый весенний дождь.

Здорово-то как! Здорово, что не убил я вас ребята. Родине своей поможете. Я-то уже помог, отвоевал своё, а у вас всё впереди. Вы-то уже забыли, да и никогда не знали что такое Родина. Для вас родина — это толстые боссы и рекламные ролики, вечернее пиво и выходной шашлык. А здесь, в этом времени это ещё не пустые слова. «Сережка с Малой Бронной, и Витька с Моховой». Вам ещё пережить. Пережить бы..

Я судорожно сглотнул. В 43-ем мне вырезали вместе с осколком пол желудка. И хоть сейчас желудок целый, но память фантомной болью сжала его в комок. Куда мне идти теперь? На дворе стоял апрель 1941 года.

* * *
Февраль! Достать чернил и плакать.
Писать о феврале навзрыд!
Пока грохочущая слякоть
Весною черною горит!

Эти строчки как нельзя больше подходили к нынешней погоде и настроению.

В начале Апреля ещё местами лежал снег. И прохожие нет-нет попадали в снежные каши луж. Но зимний холод был уже позади, и это сознавало все живое и сущее, коты грелись на солнце, воробьи чирикали по-весеннему. Даже черные грачи, разлетевшиеся по городу, каркали радостно и торжественно. И всякая неприятность выглядела мелкой и несущественной перед грядущим летом. В приподнятом настроении я огляделся по сторонам. Весенний моросящий дождик его не портил.

Нельзя сказать, что я не знал, куда идти дальше и что делать. Такие случаи были предусмотрены заранее. Не в первой, как говорится. Только в кино и книгах путешественник во времени без проблем переносится в прошлое, без проблем находит новые связи, без проблем вживается в текущее время. Меж тем каждое перемещение это, прежде всего, сплошные проблемы. Чтобы пояснить приведу пример:

Наш современник переносится в прошлое. Прежде всего, ему надо быть соответственно одетым. Знать язык и желательно особенности языка на данный период времени. И главный вопрос финансы. Банкноты 21-ого века в других веках не встретят с распростертыми объятиями. Даже золотые червонцы Николашки очень вызывающе будут смотреться при дворе Ивана Г розного. Обзавестись надлежащей валютой того времени, куда вы отправитесь главная проблема, если конечно вы не собираетесь ограбить музей. Но и в музее хранятся крохи той денежной массы, что была в обращении в прошлом. Поэтому вариант один — золото. И желательно золото без рода и племени, без серпасто-молоткастых проб и знаков. Золото принимается с охотой в любом времени и практически без вопросов. Желающие его принять всегда найдутся.

Поэтому, выйдя под весенний дождь с фанерным чемоданом, я отправился к своему схрону. Среди диких зарослей на пустыре неподалеку от моего дома доживал свой век кряжистый клен. Вытащив из его тела обломанный сук, достал из импровизированного дупла свой валютный запас. Негусто, вздохнул я, вытряхивая из мешочка три обручальных кольца, пара перстней, один с утраченным камнем, и две золотые рейхсмарки. Вот и все трофеи. Если в 41 рейхсмарки ещё могли пройти, то в прошлом, куда я собирался, они вызвали бы ненужные вопросы. Выхода два. Либо — пройтись по ним молотком, уродуя аверс и реверс до неузнаваемости, либо избавится от них сейчас же. Склонился ко второму варианту, и уже не теряя времени, отправился по известному адресу.

Бодро лавируя между свежих луж и редких прохожих, я свернул к проулку Красногвардейскому. В конце проулка, между построенных при царе горохе домишек приютилась лачуга старьевщика. Редкой души человек и профессии редкой. В наше время его почетно именовали бы антикваром. Сам он себя именовал портным, перешивающим старые вещи. Было у него такое прикрытие не совсем законной деятельности. Я же именовал его по-разному, в зависимости от настроения.

Только бы он был дома. На мой стук долго не открывали. Пока, наконец, не раздались шаркающие шаги.

— И кито там?

— Открывай Гобсек, свои!

Замок почти беззвучно щелкнул, и дверь открылась без шума и скрипа.

— Молодой человек и что за нелепые имена вы мне каждый раз даете? Детство какое-то..

— Не обижайся папаша, я ведь это любя!

— Ваша любовь меня ни сколько не греет.

Прошамкал Плюшкин беззубым ртом, отчего седая щетина на бородавке у рта шевельнулась. Щетинки, словно усики антенны, проверили мою кредитоспособность.

— Сейчас согреет папаша. Останетесь довольны.

— И какой я вам папаша? Да будь у меня такой сын, я бы дал обет безбрачия.

Старый ворчун имел склонность ударятся в морализаторство, но до маразма ему было ещё далеко как до китайской пасхи.

— Ну, как наши успехи на поприще скупки краденного?

Поинтересовался я, чтоб сбить барыгу с пафосного тона.

Гобсек моргнул, и его большие карие глаза приняли обеспокоенное выражение.

— Да не волнуйтесь, я никому не скажу. Только вот за Сеню-резаного не ручаюсь. И вам советую на будущее, не берите от него ничего.

— Что вы несете? Не знаю я никакого Сеню!

— Не знаете, вот и славно. А ведь он на днях вашего коллегу Арлена Соломоновича отправил на тот свет из-за сущего пустяка! Золотой цепочки 150 грамм весом.

Кадык Плюшкина дернулся. Новость была проглочена и уже переваривалась.

— Откуда вам это известно?

— Я же борзописец, акула пера. Знать новости в городе моя работа.

— Что ж вы стоите молодой человек, проходите, проходите.

Забеспокоился Агасфер Лукич. И я вполне понимал его беспокойство, ведь указанная выше цепочка, изготовленная в Амстердаме в 1895 г, была приобретена им не далее как вчера за пятьдесят советских рублей. И старый пройдоха намеревался её перепродать за неплохие деньги. Теперь же благодаря стараниям угрозыска её продажа по понятным причинам откладывалась в долгий ящик.

3
{"b":"239043","o":1}