ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я — человек, — с гордостью сказал Бен. — Вернее, был им. Пока меня не превратили в мышь.

Быстрый как мысль Ночекрыл обнял Бена за плечо крылом.

— Что ж, тогда у нас есть кое-что общее.

Бен недоверчиво уставился на нетопыря.

Ночекрыл ответил ему тяжелым взглядом и затем прищурился на небо, словно возжелав укрыться в тени высоких сосен. На востоке вот-вот должен был показаться пламенеющий краешек солнца. Летучий мыш улыбнулся и сложил уши гармошкой. Он вдруг показался Бену маленьким и далеко не таким опасным, как раньше, — в особенности, когда подмигнул ему, словно добродушный подслеповатый старичок.

— Видишь ли, я тоже был когда-то человеком. Даже обладал кое-каким влиянием. Можно сказать, был знаменитостью. Как говорите вы, молодежь, прилично упакованным чуваком.

— Да ну? — оживился Бен. — И кем же конкретно?

Нетопырь печально отвел взгляд.

— Неважно. Это было так давно. Я уже мало что помню о тех временах. Я… я был человеком великого интеллекта, маяком мудрости на краю погруженного в невежество мира. Толпы и толпы выходили из тени лишь затем, чтобы увидеть меня и подивиться моей мудрости. Я говорил — и музыка моего голоса заполняла аудитории, проникала в сердца. Я был человеком, который привнес По в поэзию. Женщины взирали на меня с обожанием и лишались чувств, поймав мой взгляд.

Ночекрыл умолк и тяжело вздохнул.

— Но я помню так мало. Так оно всегда бывает после трансмогрификации. Чем долее ты пребываешь в своей новой форме, тем тяжелее тебе бывает вспомнить, что же это такое — быть человеком…

— Ох! — выдохнул Бен изумленно. Неужели и он, как этот нетопырь, когда-нибудь уже не сможет вспомнить свое собственное имя? Он уже слишком хорошо знал, каково это — быть мышью, иметь мышиный голод и мышиные страхи.

— Я знаю одну волшебницу, — сказал он. — Может быть, она могла бы превратить вас обратно в человека.

Слезы внезапно хлынули из глаз нетопыря. Казалось, он не знает, что сказать, словно бы такая удача была превыше его самых отчаянных мечтаний… или словно прошли уже долгие века, с тех пор когда кто-то был добр к нему.

— Правда? Она могла бы сделать это?

— Она же превратила меня в мыша.

— Расскажи мне об этом, — кротко попросил Ночекрыл, и слова хлынули из Бена рекой, словно мокрое белье из стиральной машинки. Он хотел было попридержать язык относительно некоторых вещей, но не мог совладать с собой, словно какое-то заклинание заставляло его говорить и говорить, выбалтывая самые свои сокровенные тайны. Он рассказал Ночекрылу, как Янтарка превратила его в мышь и как пообещала вернуть ему человеческий облик, если он поможет ей освободить родичей в зоомагазине.

Закончив, он с трудом перевел дыхание. Нетопырь протянул крыло и ободряюще похлопал его по плечу.

— Бьюсь об заклад, мы с тобой станем хорошими друзьями, — сказал он. — Возможно, мы сможем помочь друг другу.

— Как? — спросил удивленно Бен.

— Должен признаться, я тоже кое-что знаю о магии. И у меня имеются кое-какие подозрения. Возможно, мой дорогой друг, именно в тебе скрыт ключ к магической силе Янтарки.

— Как такое может быть? — изумился Бен.

— Ну, — Ночекрыл придвинулся поближе к нему, — эта твоя подруга ведь никогда прежде не творила никакого волшебства, так?..

— Так, — кивнул Бен, — ну, то есть я так думаю.

— …пока она не встретила тебя. А сейчас она творит могущественные чары. Тебе это не кажется странным?

— Честно говоря, я об этом как-то не задумывался, — признался Бен.

— А я нахожу это весьма странным. Потому что, понимаешь ли, чтобы создать заклинание, нужна сила, а источник этой самой силы — материя весьма и весьма непростая. Давай-ка для простоты назовем его магической пылью. Это действительно источник всей магии на земле, и она повсюду — в воздухе, на земле, в тебе самом. Видеть ее ты не можешь, не имеет она и запаха. Но известно, что некоторые создания притягивают ее к себе, как магниты притягивают металлические опилки. Вот гуляют они сами по себе, а тем временем к ним пристает магическая пыль — ну, точно так же, как грязь пристает к твоему меху. Такие существа могут сами и не быть волшебниками, но они, тем не менее, обладают невероятной силой. Они — топливо для пламени, раздуваемого магами. И называются они фамильярами.

— Ого! — выдохнул Бен. Он начинал понимать, куда клонит нетопырь. На самом деле понимание сопровождалось таким шоком, что он потерял равновесие и плюхнулся на хвост. Перевалившись на корточки, он удивленно спросил:

— Так ты думаешь, что я — этот самый фамильяр? Я… я что, накапливаю магическую силу?

— Ну, в этом есть свой резон, — ответил нетопырь. — Янтарка, как ты знаешь, родилась в клетке и никогда оттуда не выходила. По этой причине никакой силы, никакой магической пыли она накопить не могла. А стоило ей оказаться у тебя дома — как она принялась швыряться крайне могущественными чарами. Откуда же она взяла силу для этого, спрашиваю я? На простое везение что-то не похоже. Нет, для того чтобы она могла сотворить магию такой силы, тебе нужно было всю жизнь копить магическую пыль.

Бен аж поежился при мысли об этом.

— Так я что, вроде батарейки, да?

— Да, — проникновенно сказал Ночекрыл. — И в этом-то и заключается опасность. Всякий раз, как Янтарка колдует, она выпивает немного твоей силы. А для осуществления такой сложной магической операции, как трансмогрификация, требуется невероятное количество силы.

— Ой-ой, — только и мог выдавить из себя Бен.

— Что приводит нас к следующему выводу: если, — продолжал Ночекрыл с нажимом, — она когда-нибудь превратит нас обратно в людей, ей придется раз и навсегда прекратить колдовать.

— Ох нет, — вскричал испуганно Бен. — Надо ей срочно об этом сказать! Надо ее предупредить!

— Ты ей настолько доверяешь? — вкрадчиво спросил Ночекрыл с кислой миной, ясно говорившей о том, что лично он не доверяет ей ни на йоту.

— Ну, она такая милая…

— О да, — согласился Ночекрыл. — Но представь себе, что произойдет, когда она узнает, что ты — источник всей ее силы. Ты и в самом деле веришь, что после этого она с готовностью превратит тебя обратно в человека? Она с легким сердцем отпустит тебя жить собственной жизнью и останется всего лишь слабенькой маленькой мышкой, лакомой добычей для котов?

Бен не на шутку обеспокоился. Нет, разумеется, она его не отпустит — если, конечно, узнает правду.

— Что же мне делать? — растерянно спросил он.

Ночекрыл, казалось, задумался.

— Не говори ей ничего, — промолвил он наконец. — Пусть она и дальше не знает, что источник ее силы — ты. Пусть она превратит тебя обратно в человека. Если Янтарка не сдержит слова, беги и постарайся оказаться как можно дальше от нее. Есть одно место, куда ты можешь податься: это школа волшебников, она называется Семинария Альтернативных Дарований при Институте Своеобразных Технологий, сокращенно САДИСТ. Самые легендарные маги Побережья учились там. Отсюда тебе нужно будет взять курс прямо на запад и преодолеть пару дюжин миль. Возможно, там тебя смогут превратить обратно в человека.

Бен поставил в голове галочку: САДИСТ, на запад.

Закончив свой монолог, нетопырь бросил взгляд на небосклон, с которого уже бежала тьма, прянул в воздух и направился к еловой рощице, тенью высившейся невдалеке. Его крылья стригли рассветную мглу, словно пара ржавых ножниц. Он нырнул в путаницу ветвей и пропал с глаз.

Глава девятая

СНЫ О МЫШАХ И ЛУГАХ

Если тени оплошали,
То считайте, что вы спали
И что этот ряд картин
Был всего лишь сон один.
Уильям Шекспир[15]
Мыши и магия - _09.jpg
вернуться

15

«Сон в летнюю ночь», действие V, сцена 2. Перевод М. Лозинского.

20
{"b":"239044","o":1}