ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Янтарка долго обдумывала услышанное.

— Но если магия везде, — подтвердила она наконец, — это значит, что у меня всегда, в любой момент времени есть хоть какая-то магическая сила?

— Почти всегда, — сказала леди Чернопруд. — Все, что тебе нужно сделать, это найти место, где магии много, и дать ей пристать к тебе.

— Но если найду такое место, как же я узнаю его?

Леди Чернопруд устремила взгляд вдаль.

— Есть в этом мире такие места, — продолжала она, — где сам воздух пропитан магией. Мысли твои чаще всего несутся так быстро, что, попав в такое место, ты этого даже не заметишь. Но если тебе удастся замедлиться и внимательно прислушаться…

Янтарка снова задумалась. Попадалось ли ей когда-нибудь такое место? Уверенности у нее не было.

— Итак, — сказала она, — чтобы получить силу, все, что мне нужно сделать, это найти правильное место? И… и если я буду идти достаточно долго, то рано или поздно обязательно в такое приду?

— Таковы издержки профессии, — ответила леди Чернопруд. — Большинство магов постоянно путешествуют, постоянно гонятся за малейшими проблесками магии, которые единственно и заставляют нас идти вперед. Мы не привыкли к излишествам, мы умны, ловки и умеем довольствоваться малым. Да, звучит не так чтобы здорово. Но некоторые со временем остепеняются. Тебе очень повезло, что у тебя такой хороший и сильный фамильяр, как Бен. Однажды и ты тоже сможешь осесть на одном месте и просто собирать магию, которая сама потечет к тебе.

Янтарка поежилась при мысли о том, какое сокровище потеряла в лице Бена. Она посмотрела на сидевший перед ней комок темного меха и поняла, что и понятия не имеет, что же это за существо. Определенно не мышь, но и не полевка. В целом оно походило на мышь, но попавшую в какую-то жуткую передрягу. Янтарка не посмела раскрыть рот, чтобы не рассердить старую волшебницу.

— Когда ты найдешь свое магическое место, — продолжала леди Чернопруд, — тебе придется беречь и экономить силу. На то, чтобы творить чары, всегда уходит энергия. На большую магию энергии тратится еще больше. Когда ты превратила Бена в мышь, ты истратила объем энергии, куда больший, чем тот, что доступен большинству магов за всю их жизнь.

— Что, правда? — ужаснулась Янтарка.

— Точно так. Если ты, к примеру, хочешь съесть черничину, в твоих силах заставить ее появиться прямо из воздуха. Но энергии на это уйдет масса. Вместо этого ты просто можешь пожелать узнать, где тебе найти чернику, — или, скажем, пожелать найти вообще какую-нибудь еду. Ибо знание приходит легко. На то, чтобы изменить свои мысли, энергии тратится куда меньше.

Леди Чернопруд замолчала.

Янтарка сидела, неотрывно глядя на воду. В какой-то момент она осознала, что погрузилась в мечты и только сейчас вернулась к реальности. Мир вокруг как-то неестественно притих, и в тишине Янтарка с удивлением поняла, что это и есть магическое место — прямо тут, где они сидят.

«Наверное, мне теперь надо искупаться в этой воде, — подумала Янтарка. — Так ко мне пристанет побольше магии».

Но стоило ей это подумать, как огромная тень пала на водоем, стирая колеблющееся отражение луны.

— Сова! — в панике вскричала Янтарка. Она посмотрела вверх как раз вовремя, чтобы увидеть пикирующую на нее громадную сову, чьи глаза полыхали яростным золотом на фоне ночного неба. Ее колоссальные крылья закрыли весь мир; острые когти были простерты к Янтарке.

Мышка покрепче сжала свою иглу и подняла ее над головой, готовая дорого продать свою жизнь, и в это мгновение внезапная идея молнией сверкнула у нее в голове.

— Отнеси меня в пещеру Ночекрыла, — скомандовала она, подчиняя хищника силой своего намерения.

Сова сгребла ее когтями, и на долю секунды Янтарка подумала, что вот сейчас-то ее бедные косточки и треснут. Однако вместо этого когти сомкнулись вокруг нее деликатно, словно люлька, огромные крылья ударили воздух, и покорная ее воле, птица взметнулась к звездам.

Откуда-то далеко снизу до нее донесся крик леди Чернопруд:

— До свидания, Янтарка! Сражайся мудро! Я бы отправилась с тобой, да слишком устала, чтобы сражаться с целой армией прямо сейчас.

Янтарка посмотрела вниз: странный маленький зверек сидел на краю лунного пруда и смотрел ей вслед.

А еще через мгновение она уже парила высоко в воздухе и, что самое удивительное, была абсолютно живой.

Внизу величественный дуб простирал над полями свои ветви. Отсюда, сверху, все казалось значительно четче и ярче. Небеса были пронизаны звездным светом, а луна освещала раскинувшийся внизу спящий мир. Мыши в дубовом стволе были в полной безопасности — Янтарка это знала. Их охраняли полевки с копьями, а теперь еще где-то в округе рыскала леди Чернопруд, так что за ними будет кому присмотреть.

И поэтому она просто летела, крепко сжимая свое копье и думая о том, что ждет ее впереди. Сова все поднималась и поднималась, пока они не оказались над серебристым ковром облаков под бескрайним небом, полным ветров и падающих звезд.

Глава восемнадцатая

СЫТЫЙ КЛЕЩ

Пища несет жизнь, но смысл этой жизни придают лишь любовь и надежда.

Руфус Мухолов
Мыши и магия - _18.jpg
Бен постоянно отключался и все больше слабел. Голод усиливался, выжимая из головы остатки рассудка.

Луна безмятежно вершила свой путь по небу. Под покровом тьмы ночекрыловы клевреты прочесывали местность, похищая из гнезд ни в чем не повинных животных, таща пушечное мясо для армии темного властелина.

Несколько раз за ночь Бен просыпался. В пещеру несли орлов, чьи клювы были крепко-накрепко связаны веревками из колючего ежевичника. По полу волокли шипящих и извивающихся змей.

Каждый раз, как у него в наличии оказывалось и то и другое, Ночекрыл тут же пропускал несчастных через свой магический блендер, создавая нового монстра под радостные вопли и восторженный вой толпы.

Бен висел у него на животе, запустив все восемь лапок в густой мех, и то впадал в забытье, то ненадолго возвращался к реальности. Он был слишком усталым, чтобы бодрствовать, и слишком измученным, чтобы по-настоящему уснуть.

В своих снах Бен был безмолвным и беспомощным свидетелем всяких жутких сцен — зрелища смерти, звуки сражения, крики отчаяния терзали его разум. По пробуждении все оказывалось еще хуже, потому что пещеру наполняли запахи текущей и свернувшейся крови. И хотя Бена от них жестоко тошнило, в то же время они странным образом возбуждали и волновали его.

К сожалению или к счастью, но клещ знает запах своей еды. Бен отчаянно сражался с голодом, который неотвратимо становился все сильнее и сильнее. Хуже всего было то, что Бен знал: останься он клещом достаточно долго, чтобы голод сломил его волю, — и он не выдержит и вкусит Ночекрыловой крови.

«Что-то типа вампира, только наоборот», — горько подумал он.

Бен постоянно отключался и все больше слабел. Голод усиливался, выжимая из головы остатки рассудка.

«Я так больше не могу, — думал он сквозь бред. — Лучше умереть, чем жить в таких муках».

Однако тут в его маленьком мозгу сверкнула идея.

«Без меня Ночекрыл ослабеет. У него недостанет сил вести эту идиотскую войну. Он больше не сможет делать чудовищ из ни в чем не повинных животных.

Значит, мне нужно убежать. Но что потом?

Я смогу улизнуть отсюда на заре после того, как все улягутся, и отправиться к Янтарке. Может быть, мне повезет, и она превратит меня обратно в мышь».

Но какое же это, однако, будет долгое путешествие! Сейчас он был на побережье, милях в шестидесяти от дома. Даже будь он человеком — добраться туда пешком было бы сродни подвигу. Ну а клещу… да к тому же до сих пор не разобравшемуся, как пользоваться всеми восемью ногами одновременно…

Нет, никаких шансов!

«У меня никогда не получится, — понял Бен. — Я двадцать раз погибну, прежде чем доберусь до дома».

43
{"b":"239044","o":1}