ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Грозный никогда до сих пор не говорил с сыном открыто о своих планах. Намекал — да, но чтобы так…

— Вместе, сын мой, мы обслюним весь мир и станем править им соплей и пряником!

— Лишь бы поезда в Италии ходили по расписанию, — пробормотал Полоз Норный себе под нос. — Это все, что меня волнует.

— Отлично, — подытожил Грозный Слизень со злобной ухмылкой на головной оконечности тела. — А теперь о тех грызунах, что пытались шпионить за мной прошлой ночью. Мы должны придумать, как избавиться от них. Что-то очень жестокое… чего они определенно не будут ожидать.

Грозный Слизень целиком ушел в поставленную задачу, тем временем Полоз Норный усердно покрывал пол пещеры ровным слоем слизи.

Когда слизи будет достаточно, отец найдет какого-нибудь мелкого гнуса-кровососа с сердечком, полным ярости, и убьет его. А потом ввергнет злобный дух в тело, слепленное из пепла и червиной слизи, и превратит в скользкого гоблина.

Полоз зловеще расхохотался и принялся лепить из пепла и слизи ком — заготовку для будущего скользкого гоблина.

Глава восьмая

НА ЧТО СПОСОБНА МЫШЬ

Если вам не хватает мозгов, пусть это вас не смущает. Продолжайте думать. И помните, иногда самое примитивно устроенное создание способно выдать поистине гениальную идею.

Терн
Волшебник Подземного города - pic08.jpg

Янтарка пряталась в дупле старого дуба и оторопело созерцала тысячные толпы животных, собравшихся на полянке в ответ на зов Великой Лесной Волшебницы. Волшебницу звали Янтаркой. И это были не какие-нибудь просто животные. Нет, тут собрались сплошь заклятые враги мышиного рода.

Она призвала их сюда прошлой ночью, после того как даровала Терну ум. И она надеялась, что силы ее и вправду восстановились.

«Лучше бы это было так», — думала Янтарка, обозревая жутких созданий, что пришли из лесов, повинуясь ее воле.

Хвост больше не был тяжелым и как бы окоченевшим, но уверенности в том, что вся ее сила при ней, у Янтарки не было.

Верхние ветви дубовых и ольховых деревьев, раскинувшиеся над полянкой, были заполнены дюжинами ястребов, сов, орлов, цапель и воронов — всех, кто не прочь полакомиться мышью.

Совы выглядели какими-то сонными.

Ярусом пониже рыси с невинным видом вылизывали себе лапы, а старый горный лев растянулся на толстом суку, свесив хвост и помахивая им в разные стороны, словно в надежде, что кто-нибудь соблазнится с ним поиграть.

В кустах, по обыкновению вверх ногами, развесились опоссумы, старательно делавшие вид, что они дохлые. С десяток енотов и речных выдр с нетерпением ждали, когда уже им начнут показывать что-то интересное.

Были там и другие млекопитающие, которых Янтарка не признала, — норки, куницы и ильки.

Земля отсюда выглядела сплошной шевелящейся массой змей — подвязочные змеи с их длинными красными или оранжевыми полосками, обычные для Орегона двухголовые резиновые змеи (не то чтобы у них было и впрямь две головы, просто хвост у этого вида оформлен так, что выглядит как дополнительная голова), сосновые змеи, гремучие змеи, зеленые винные змеи, королевские змеи (между нами, просто домовые ужи) и прочие, и прочие.

Тут были аллигаторовые ящерицы и лягушки-быки, скунсы и циветты, домашние кошки и собаки и, конечно, лисы — как чернобурого, так и рыжего племени. Присутствовал также койот с неприлично хитрой мордой, а с ним — царственный золотой орел. Пришли крошечные черные скорпионы и несколько тарантулов. Кое-где земля почернела от державшихся кучно клещей и блох, а чуть поодаль побелела от вшей.

В воздухе над поляной стояло облако москитов, темное, как грозовой фронт.

Переднюю поверхность ближайшей скалы обсидел целый ассортимент разнообразных гусениц. Прямо над ними на самую вершину взгромоздился приличных размеров черный медведь. Судя по выражению морды, он еще не понял, из-за чего весь шум, но прилагал в этом направлении серьезные усилия.

— Наверное, пора выходить, — сказал Бен насмерть перепуганным голосом.

Он выскочил из дупла и полез вверх по скале, цепляясь лапами за лишайник.

Выбравшись на вершину, он выпрямился и обвел взором это собрание естественных истребителей мышиного рода. Прямо перед ним внизу сидел и восхищенно глядел на него юный горностай; из пасти у него капали слюнки, а в животе бурчало от голода.

Несколько ястребов воззрились на него с таким видом, словно он их глубоко оскорбил.

Остальное собрание глядело с приятным изумлением: видно было, что оно охотно послушает его маленькое выступление, а потом будет радо закусить оратором.

Когда все звери собрались и солнце в лужице расплавленного розового сияния поднялось повыше, Бен дал сигнал — длинный свисток. Отряд мышей и полевок, скрывавшийся внутри того же полого дубового ствола, вышел маршем из другого дупла на уровне земли. Выглядели они чрезвычайно впечатляюще. Пока Янтарка путешествовала, они совершили набег на гараж семейства Чаровран и разжились ореховыми скорлупками, которые посредством художественной грызни были превращены в шлемы.

Каждая мышь и полевка — не говоря уже о нескольких землеройках — в отряде, напоминавшем на самом деле небольшую армию, несла копье, сделанное из швейной иголки.

Пока враги их прятались в тенях, они поднялись на вершину скалы, залитую солнечным светом, и копья их засверкали, словно маленькие молнии.

Это вполне достойная армия, решила Янтарка. Особенно теперь, когда все полевки встали на ее сторону.

— Уважаемые дамы и господа, хищники и прочие кровожадные твари! — прокричал торжественно Бен. — Я представляю вам великую волшебницу — Янтарку.

Янтарка попыталась как-то приструнить дрожащие коленки. Сердечко у нее отчаянно билось. Набрав полную грудь воздуху, она мелким мышьим скоком стала взбираться на вершину скалы.

Янтарка так нервничала, что на полпути поскользнулась и шлепнулась обратно на землю.

«Ох, это надо же выставить себя такой идиоткой», — подумал она.

И она снова вскарабкалась на скалу, цепляясь за лишайник, отталкиваясь задними лапами и пытаясь не обращать внимания на тысячи устремленных на нее взглядов.

Из толпы раздалось разноголосое уханье, ворчание, насмешки и рык; койоты и еноты вели себя крайне подозрительно. Они так приветливо разглядывали мышей, что мысли их можно было прочитать на мордах крупными буквами: «Бьюсь об заклад, я сейчас съем вон ту мышь, и чихать мне на копье».

Янтарка наконец добралась до вершины и подняла передние лапки, призывая собрание к тишине. На поляне воцарилось молчание.

Она была не прочь показать им какое-нибудь волшебство, причем желательно поэффектнее, вроде того, что леди Чернопруд проделала с блохами, но в голову ей упорно ничего не приходило. Кроме того, нужно было экономить силы — вдруг внезапно понадобятся?

Бен, конечно, хорошо погулял по лесам, но, сколько магической энергии ему удалось запасти, она понятия не имела. И ведь не поймешь, пока не придет время запустить в нее лапу, так ведь?

Ввиду всего этого Янтарка перешла прямо к делу.

— Братья и сестры из полей и лесов! — воскликнула она. — Я пригласила вас сюда по одной, и только одной причине: все вы — известные поедатели мышей.

— Это еще что за шуточки! — возмутились гусеницы в первом ряду. — Никаких мышей мы не едим!

Поглядев на них, Янтарка мягко объяснила:

— Да, но вы — страшные, особенно те, что волосатые. Как вы делаете, что ваши волосы все время стоят дыбом? Специальный гель? По мне, так выглядит просто жутко.

— Но у нас вовсе нет никаких волос, — парировал другой подвид гусениц, жирные зеленые личинки с ярко-голубыми, похожими на рога выростами на хвостовой оконечности тела.

— Хорошо, — терпеливо объяснила Янтарка, — но вы-то с виду еще гаже. Приятная полнота — это еще куда ни шло, но в зеленых тонах?..

11
{"b":"239045","o":1}