ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А теперь и он, Полоз Норный, из-за него давился вулканическим пеплом, вместо того чтобы купаться в утренней росе. И жрал бедных беззащитных мышей, когда мог бы охотиться на буйволов на бескрайних просторах тундры!

— Встанешь ли ты рядом со мной, сын? — увещевал его между тем Грозный Слизень. — Эти мыши идут сюда, надеясь сразиться с одним злым колдуном, а встретят двух. Каково?

Полоз Норный никогда в жизни не мечтал стать диктатором мира. И если на то пошло, перспектива плестись в слизистом хвосте своего папаши его тоже совершенно не устраивала.

— Ты только представь, — соблазнял его Грозный Слизень, — ты воссядешь на горном троне, и весь мир поклонится тебе, распевая твое имя: «Полоз! Полоз! Полоз!»

Он даже попытался скандировать сразу ртом и носом, чтобы это звучало как дальние крики восторженной толпы.

И перед Полозом действительно предстало видение: он высоко на горном троне, и миллионы его собственных сыновей и дочерей поклоняются ему.

«Меня будут любить миллионы!» — подумал он.

— Как пожелаешь, отец, — ответил он со злобной улыбкой.

— Тогда мы должны подготовиться к битве, — расплылся в ухмылке Грозный Слизень. — Мы вооружим наших скользких гоблинов и устроим засаду. Если предчувствие меня не обманывает, наши мышки скоро будут здесь. И мы достойно подготовимся к встрече!

Глава девятнадцатая

В ПРЕДДВЕРИИ ВОЙНЫ

Правильно подготовившись, мудрый военачальник выигрывает битву прежде, чем выйдет на поле.

Сунь-цзы[11]
Волшебник Подземного города - pic19.jpg

Бенджамин Чаровран стоял в устье небольшой пещерки и слушал несущуюся издалека червиную песнь. В глубине Терн, Бушмейстер и Янтарка сгрудились у огня.

— Вот чего я не понимаю, — сообщил Бен остальным. — Янтарка же запечатала пасть этому червю, но я все равно слышу, как он где-то там поет. Он что, вообще никогда не заткнется?

— Ну это просто, — объяснил Терн. — Звук движется довольно медленно. Песня, которую мы слышим сейчас, была спета задолго до нападения и за сотни миль отсюда. До нас она добралась только сейчас.

— Что-то я такое про это помню, — задумался Бен. — Звук преодолевает километр за три секунды. Нам в школе говорили, что, если сосчитать секунды между молнией и громом, можно определить, насколько далеко от тебя она ударила.

Терн сосчитал в уме гораздо быстрее, чем Бен успел бы набрать те же цифры на калькуляторе.

— Это значит, что скорость звука в воздухе — приблизительно тысяча сто девяносто один километр в час. Конечно, нужно еще принять во внимание температуру и влажность воздуха, а также динамику воздушных потоков.

Бен покивал. Учитель в школе тоже имел обыкновение вещать в такой манере. Что именно он говорил, Бен не помнил, но примерно о том же самом.

— В таком случае, — продолжал Терн, — нам остается только подождать, пока песня стихнет, — и тогда мы сможем рассчитать, как далеко отсюда до логова Великого Червя. Со времени нападения прошло пять минут. Думаю, временем, которое червь потратил на выкапывание этой норы, можно пренебречь.

— Это почему это им можно пренебречь? — возразил Бушмейстер. — Она выглядит так, словно на нее должны были уйти годы.

— Совершенно верно, — важно согласился Терн. — Но годы назад червь, сам понимаешь, не знал, что собирается напасть на нас именно тут. Он и несколько дней назад этого не знал. Следовательно, ему пришлось прокопать ее буквально в мгновение ока, нарушив тем самым все законы пространственно-временного континуума.

— И как ему это удалось? — спросил Бен.

— При помощи магии, — просто ответил Терн. Он заглянул в червиную дыру и мрачно улыбнулся: — Если я не ошибаюсь, этот ход приведет нас непосредственно к нему в логово.

— Долго придется идти, — угрюмо вставила Янтарка. — Без света, без еды, без воды…

— А мы и не пойдем, — безмятежно возразил Терн. — Мы снова используем магию, как с той крышкой от мусорного бака. Понадобится очень простое приспособление — нам ведь всего-то и нужно, что двигаться по уже готовому тоннелю.

— Под землей? — изумился Бен. — Это получится как на метро!

— Но… — попробовала возразить Янтарка, — разве на это не уйдет уйма магической силы? Когда мы доберемся до места, я уже буду на нуле, а это чревато…

— Совершенно необязательно, — перебил ее Терн. — Насколько я помню, леди Чернопруд говорила, что магическая пыль встречается буквально повсюду. Она тогда настаивала на нашей прогулке по лесам только с одной целью — чтобы Бен мог хорошенько ее набраться. Поэтому нам нужно принять меры для обеспечения беспрепятственного сбора магической пыли прямо по ходу движения. И если на само перемещение уйдет меньше энергии, чем Бен соберет по дороге, к концу путешествия у тебя будет больше сил, чем когда-либо!

Терн взобрался к провалу червиной норы, провел пальцем по краю и продемонстрировал его остальным. С пальца свисала серая сопля червиной слизи.

— Путешествовать будем с ветерком. Отличная техническая смазка.

Бен тут же все очень живо представил. Они поедут на чем-то вроде больших салазок или тобогана, с дикой скоростью скользя по слизи.

И по пути он, Бен, будет засасывать магическую энергию быстрее, чем расходовать, и тогда…

Янтарка выглядела растерянной. Бушмейстер, судя по выражению его физиономии, не понял вообще ничего.

— Гениально! — подвел итог Бен.

Терн надулся от гордости, но скромно ответил:

— Как можно ожидать меньшего от мыши с разумом круче, чем у Эйнштейна.

— Никак, — с готовностью согласился Бен.

— А теперь, — распорядился Терн, — давайте все как следует отдохнем. Для битвы нам понадобится вся наша сила.

* * *

Янтарка честно попыталась заснуть, но так и не смогла. Она все думала и думала обо всех этих несчастных мышах, покорно маршировавших прямо в пасть смерти. Пока не смолкнет песня, она практически ничего не может сделать…

Ох, только бы она поскорее смолкла!

Терн стоял на страже в пещере, а Бен нес вахту у входа в магический тоннель, прислушиваясь к звучащей из недр земли песне. Бушмейстер заснул, стоило ему опустить голову на землю.

Янтарка долго пролежала без сна, но тот наконец взял ее измором, как терпеливый убийца, и она пала под его ударом.

Не прошло, казалось, и пяти минут, как Бен уже вовсю тряс ее.

— Два часа, — сказал он. — Песня длилась два часа.

— Следовательно, наш колдун примерно в паре тысяч километров от нас, — объяснил Терн.

Разум Янтарки попросту отказался регистрировать эту цифру. За свою жизнь она преодолела не более пары-тройки километров и примерно столько же пролетела.

Но две тысячи километров! Неужели мир и вправду так велик?

— Теперь мы можем трогаться в путь, — сказал Бен.

Мыши выбрались из пещеры. Буря уже отшумела, и лишь несколько снежинок лениво кружились теперь в черном небе и со скрипом ложились на землю.

Воздух был свеж и чист, но мороз все равно кусался. Янтарка скакала через сугробы, остальные следовали за ней. Среди рваных облаков летела полная луна, словно ковбой, гонящий свои стада на восток.

При ее мертвенном свете по серебряной снежной равнине через каждые пару метров прыгало или с трудом тащилось что-то темное — то были мыши, десятки тысяч мышей.

Обгоняя оглушенных чарами мышей, перекатываясь через снежные заносы, они выбежали к крутому ледяному склону, который видели раньше.

Койоты были еще там — валялись на снегу, словно до отказа набитые матрасы. Глаза их пугающе мерцали, отражая луну.

Земля вокруг была черной от мышей, тысяч и тысяч мышей, тщетно пытавшихся штурмовать ледяную стену и скатывавшихся назад.

Там были и мышата с гладким мехом и блестящими глазками, и совсем дряхлые седые мыши, с которых клоками валилась шерсть.

вернуться

11

Сунь-цзы (IV или VI в. до н. э.) — стратег и мыслитель Древнего Китая.

28
{"b":"239045","o":1}