ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Полное собрание рассказов
Без прощального письма
Неправильные
Мрачная история
Три жизни жаворонка
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Как избавиться от манипуляторов. Есть такая возможность
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Щель
Содержание  
A
A

«Ну конечно, мир ждет! — думал Полоз Норный. — Он ждет меня! И все, что мне нужно сделать, — это занять принадлежащее мне по праву место!»

И снова перед ним предстало видение: он, Полоз, на вершине горы, и мир простирается перед ним. Миллионы червей — его собственные дети, рожденные в муке самопожертвования, — поют ему хвалу. Но на этот раз в видении появились новые детали. Среди восторженных толп он видел ликующих мышей, и моржей, благодарно хлопающих ему ластами, и овцебыков, а с ними — белых медведей, склоняющихся перед своим повелителем. Картину обрамляли целые семьи эскимосов, плачущих от радости и протягивающих к нему руки.

А вдалеке под лучами зеленого солнца гнили гигантские остовы аляскинских бычьих червей.

И Полоз понял, что он должен сделать. Кто-то давно уже должен был заняться этим.

Он развернулся и устремился в тоннель, напевая про себя:

Ноги мои легче ветра. Прыг!
Пусть не смутит тебя — оу! —
мой внезапный взбрык!
Я пляшу, значит, я существую —
В старых синих тапках —
и в ус не дую!
Шу-би-ду-ба — так я живуууу!
Счастье есть — его не может не быть,
И я буду, я буду — оу! —
плясать и выть!
Станет весь мир норой,
моей уютной вонючей норой!
И ты потанцуешь со мной — да! —
потанцуешь со мноооооой!..

Внезапно пол задрожал, и Полоз в испуге оглянулся по сторонам, прикидывая, не обрушится ли крыша. Камни и земля сыпались сверху, как град.

— Ну, если это не deja vu,[17] считайте меня гусеницей! — пробормотал он, поспешая по коридору. Отца убить нельзя погодить!

* * *

Бенджамин Чаровран боролся изо всех сил, прокладывая себе путь через пищеварительный тракт гигантского червя. Он бульдозером рвался вперед, по колено в едкой похлебке из желудочного сока и полупереваренных остатков пищи. Он чувствовал, как ноги ему царапают чьи-то кости, и мог только гадать, что увидел бы, если бы тут было хоть что-то видно, если бы можно было открыть глаза. Но из-за кислоты открыть их не было никакой возможности, поэтому он жмурился еще крепче и во все лопатки, отплевываясь и задыхаясь, ломил к хвосту.

Там должен быть выход! Там обязательно должен быть выход!!

В конце концов любой червь — это просто длинная кишка, завернутая в тонкую эластичную кожу.

Но в конце его поджидала стена.

И у него катастрофически заканчивался воздух. Минуту назад он сделал последний вдох и ринулся вдоль по червю в сторону заднего его конца.

Он вслепую ощупал препятствие лапами. Прямо перед ним кишка сужалась, а вокруг все словно было залито бетоном.

Кольцо! Он достиг червиного хвоста, но на хвост-то было надето волшебное кольцо, которое и преграждало выход.

Всем своим мышиным весом Бен налег на кольцо прямо сквозь слой шкуры и мышц, рыча и пихая его плечом.

Еще один шаг!.. Один маленький шаг, и он будет снаружи!

* * *

Полоз Норный в свою очередь достиг конца тоннеля, открывавшегося в полость прямо над жерлом вулкана. Внизу, под ним, земля корчилась и стонала. Огненная магма фонтанами била высоко в воздух, пятная стенки кратера.

Грозный Слизень извивался на краю, глухо стеная и содрогаясь. Рта у него по-прежнему не было — ни сказать, ни закричать, ни заплакать.

Но глаза его, полные боли, были достаточно красноречивы.

Он глядел вверх, туда, где по крошечным тропинкам, прорытым в стенах, мыши разбегались во все стороны, пища и радуясь свободе.

Его солдаты дезертировали! Его рабы бежали! Грозный Слизень в отчаянии наблюдал за их бегством.

— Отец! — позвал Полоз Норный голосом тихим и ласковым.

Грозный обернулся к нему, подскочив, словно его разбудили. На морде у него отразилась отчаянная надежда.

— Что ты здесь делаешь, отец? — нежно спросил его Полоз. — Мне пришлось заканчивать битву одному. И я победил.

Надежда разгорелась ярче.

— Но ты-то нет, — продолжал Полоз Норный. — Все, что тебе удалось, это заработать мое презрение. А теперь отдай мне волшебное кольцо!

Морда Грозного Слизня исказилась от гнева.

Полоз понимал, что им придется сразиться друг с другом. Но в сложившихся обстоятельствах у Грозного Слизня не было никаких преимуществ. Полоз произнес небольшое заклинание и сплюнул. Сгустки зеленой слизи брызнули у него изо рта — то была сильная кислота, проедающая любую плоть. С ужасающим чавком они шлепнулись на кожу его отца и, шипя и дымясь, тут же начали тонуть в ней.

Грозный Слизень сжался, готовясь напасть, но Полоз уже летел к нему как распрямившаяся пружина. Два червя тяжело и влажно столкнулись, и Полоз поднырнул под отца, толкая его тушу вверх и отрывая от земли.

Всего пара метров, и он полетит в кипящую лаву!

Полоз вложил в толчок все свои силы, и, к его огромному удивлению, тело отца подалось. Полоз поднажал, и противник заизвивался в воздухе, кренясь в сторону гостеприимно распахнувшейся рядом бездны.

* * *

Бен снова ткнулся плечом в незримое в темноте препятствие, покрепче уперся большими задними лапами, вонзив их когти в стенку червиной кишки, и еще раз как следует поднажал.

Невероятно, но он почувствовал, как кольцо соскочило, и Бен вылетел из бока червя, прорвав мягкие ткани, словно пробка из бутылки, и примерно с таким же звуком.

Бен покатился по земле, жадно хватая ртом воздух. Над ним два великанских черных, как смоль, червя сплелись в объятиях, опасно балансируя на самом краю огненной пропасти.

Полоз Норный упорно подталкивал отца к краю дышащей пламенем бездны, но Грозный Слизень мертвой хваткой держался за сына, обвивая его хвостом.

На полу пещеры прямо перед Беном лежало черное кольцо, обильно вымазанное слизью. Он и сам был липким, словно новорожденный младенец.

— Умри, проклятый старик! — раздался истошный вопль.

Бен снова посмотрел на танцевавших на краю кратера червей. Кто бы из них ни выиграл, он, Бен, при этом все равно проиграет.

Черви боролись, ревя и хлеща хвостами, обвивая друг друга, балансируя и чудом удерживаясь на самом краю.

— Кияяяяяяяя!! — завопил Бен, бросаясь к ним.

Противники были так заняты собой, что не обратили на него никакого внимания. Бен взмыл в воздух и нанес Грозному Слизню жестокий удар с оборота, который показывал им на занятиях преподаватель школьной секции по карате.

Этого оказалось достаточно. Грозный Слизень закачался на ребре утеса, перевел удивленный взгляд на Бена, потом перевалился через край и исчез.

Полоз Норный взвился высоко в воздух, торжествуя победу.

— Я победил! — Голос его гулким эхом прокатился по пещере.

Ликование его продолжалось ровно до тех пор, пока он не почувствовал рывок и не понял… что папа до сих пор висит у него на хвосте.

Еще рывок. Край скалы, сотня метров вниз, вниз… Ужасный крик.

С могучим всплеском оба червя рухнули в лаву. Вулкан взревел и содрогнулся до основания, радостно принимая чудовищ в свою пылающую утробу.

Бен подбежал к обрыву и посмотрел вниз. Грозного Слизня нигде не было видно. Полоз Норный был еще там, в магме, плавал, будто угорь, и пытался держать голову над булькающей поверхностью расплавленного камня.

— Жжется! — кричал он. — Помогите, оно жжется!

Рядом на земле лежало волшебное кольцо. Бен кинулся к нему и схватил. Оно было тяжелым, пожалуй, даже слишком тяжелым для мыши, однако Бен сумел поставить его на ребро, подкатить к краю пропасти и, из последних сил подняв над головой, швырнуть вниз.

вернуться

17

Полоз Норный выражает свои мысли частично по-французски, прося считать его гусеницей в том случае, если кругом происходит что-то новое.

35
{"b":"239045","o":1}