ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
1000 и 1 день без секса. Белая книга. Чем занималась я, пока вы занимались сексом
Первая невеста чернокнижника
Мифы со всего света для детей
Собаке – собачья жизнь
Дети-одуванчики и дети-орхидеи
Блэкаут
Неестественные причины. Записки судмедэксперта: громкие убийства, ужасающие теракты и запутанные дела
Играй в меня, или Порочная расплата
ПереКРЕСТок одиночества
A
A

— А за Михаила не боишься?

— Есть немного. Он младший в семье, где традиция — обязательное поступление в вуз. Старшие — кто окончил, кто ещё учится. Он шалопай — экзамены завалил. Сейчас ему два-три месяца до призыва. Его угнетает, что эти месяцы будет сидеть на шее у родителей. Поэтому об ограничениях ему придётся растолковать таким образом, чтобы за это место он, со своими амбициями, держался изо всех сил.

— Ты самоуверенный, — вздохнула Тася, пригорюнившись: свои-то дети ещё только начали учиться. Смогут ли они поступить через годы? Хотелось бы. Точней — надеялась: самой не удалось — сдуру рано замуж выскочила, так, может, им повезёт? — А вдруг он не придёт? Плакали твои денежки.

— Он уже пришёл, — сказал Влад, бросив короткий взгляд в сторону. — Раньше нашего причём. Сидит на остановке, сразу за газетным киоском. Нас выглядывает.

— А как ты узнал, что он там? — оживилась Тася. — По этой — по ауре?

— Нет. Засёк, когда мимо проезжали, — улыбнулся Влад — и насторожился, всмотревшись в её глаза. — Так, куда ты смотришь?

— Таксист, через пять машин от нас.

— За сорок, — прищурившись, сказал Влад. — Но хорош. Очень хорош. Да и в физической форме себя, кажется, держит… Так, стой здесь.

— Подойдёшь к нему? — с любопытством спросила Тася. — Поговоришь?

— Нет. Но записать на всякий случай фирму и номер машины надо бы.

Он оттолкнулся от джипа и быстро пошёл к указанной машине. Вернулся почти сразу и, вынув блокнот из бардачка, записал данные. Тася машинально улыбнулась ему, а потом снова уставилась на здание вокзала, на людей, деловито снующих по лестницам… Мороз по коже, когда додумалась…

— Влад, а почему никто не дежурит у вокзала? Ведь наверняка многие видели, как сюда уходят люди?

— Ты забыла то, что я говорил: город-двойник натягивается на наш город, как перчатка. У него входов-выходов много. Я по чистой случайности нашёл единственный путь в него через вокзал или, как сейчас говорят, — портал. Только по чистой случайности.

— Но почему никто не обеспокоился, что пропадают люди? Ведь есть же статистика, в полиции, наверное, знают…

Он снова прислонился к машине. Глаза полузакрытые. Лицо бесстрастное.

— По статистике, в нашей стране пропадает несколько десятков тысяч человек в год (Тася снова вспомнила остановку, на которой читала объявления: «Кто видел такого-то и может сообщить о местонахождении…»). Из них процентов двенадцать-пятнадцать исчезают бесследно. То есть тел этих людей не находят вообще. Для нашего города на фоне того, что происходит по стране, цифра пропавших — мелочь. Это раньше — муж сбежал от жены. Или человек уехал на Север и там затерялся. А сейчас причин много: может, деньги взял — да сбежал с ними за границу, например. Может, сменил место жительства — да так, что к новым, фальсифицированным документам не прикопаешься, да и кто, например, будет слишком прикапываться в далёкой деревне, что там по липовым документам дом куплен? Хозяин из рук на руки деньги получил — и рад, что избу продал. Это из того, что знаю я, — объяснил он. — А из того, что делают тени… Они ведут людей слабых. Стариков чаще. Их тела потом могут и найти. И объяснить всё естественными причинами. Может, сердце прихватило, может — инсульт… А тело нашли, значит, это тени не выдержали — выпили человека, не уводя его в город-двойник… — Он тяжело выдохнул и обернулся посмотреть на мобильник, оставленный в кабине. — Алексей должен вот-вот появиться. Он обычно приходит на работу чуть раньше назначенного…

— А ты откуда знаешь этого Олега? И почему агентство называется «Лёд»?

— Фамилия Олега — Льдянин. Мужик крепкий, вот и агентство своё назвал по-своему. Мы с ним знакомы по одному делу. Он мне доверяет, хотя всего не знает. Тася, я дождусь Алексея, а ты сходи — позови этого, который вроде как Михаил.

— Почему я? — строптиво поинтересовалась Тася. И затаилась: ей было и в самом деле любопытно.

— Потому что меня он побаивается, — рассеянно сказал Влад, приглядываясь к новым машинам, которые постепенно появлялись на площади. — И будет легче, если он для начала ближе познакомится с тобой.

Снова чувствуя благодарность к Владу, что предложил ей, по сути, прогуляться, Тася хмыкнула на его объяснение и заторопилась выйти из-за машины. В движении не так видно, как она сама заледенела от ожидания…

Осторожно пробираясь между такси, стоящими и подъезжающими, она вышла к остановке и уже издалека пригляделась. Точно. Сидит на скамейке. Она быстро подошла к Михаилу, который уставился на неё, как на привидение. Даже выпрямился, хотя сидел до сих пор — согнувшись. Чему он удивился? Что она так запросто подошла к нему? Тоже… Нашёл где прятаться — под навесом. Сидел он, кстати, одетый в коричневую майку, с английскими словами чёрным готическим шрифтом, ощетинившимся по груди, и в короткие, модные среди молодёжи штаны, коричневых же тонов хаки. На ногах — массивные кроссовки, чему Тася обрадовалась, вспомнив, что в городе-двойнике будет холодно, а потом — озаботилась: ну ладно — кроссовки, но как же Михаил себя в такой одежде будет чувствовать там? Замёрзнет. Почему Влад не предупредил его? А ещё: в чём придёт Алексей? Его ведь тоже не предупредили.

Но парень ждал, недовольно глядя, и она заговорила первой.

— Привет, Михаил. Пошли?

Парень встал — и оказался выше, чем вспоминался, когда Тася думала о нём.

— А вы уже приехали?

Ей почудилось, что он задал вопрос только от растерянности. Неужели он думает, что они подшутили над ним? Думает так, даже имея на руках огромные деньги? На всякий случай она сказала, забыв, что она солидная тётенька, обременённая детьми:

— Помнишь, как меня зовут? Татьяна. Можно проще — Тася. Ну? Пошли?

Парень всё не двигался с места, и Тася со вздохом решила, что лучше бы за ним пошёл всё-таки Влад. Если бы он был прав насчёт боязни парня и более-менее нормального отношения к ней, как к женщине, Михаил не торчал бы на месте.

Дело оказалось в другом. Парень прокашлялся и, уже смущённо хмурясь, сказал:

— Вообще-то меня Максом зовут. Ну, Максим.

— Хорошо, Максим. Пойдём. Познакомимся с ещё одним — с Алексеем.

Странно, но пошёл. И тут же выяснилось, что парень на всякий случай, а может — в расчёте на работу до позднего вечера прихватил с собой трикотажную мужскую кофту, которую на ходу накинул на бёдра, завязав рукава на поясе. Пошёл он сначала медленно, здорово отставая, но догнал. Хотя, может, и потеряться опасался? Машин полно — на краю площади. Владов джип не сразу рассмотришь. Тем более что к нему впритык встал другой, такой же. Ладно хоть — Тася запомнила номер «своего»…

Чуть смешком не подавилась, пытаясь его заглушить: ну-ну — свой! С другой стороны — Влад и она уже сутки вместе. Со вчерашнего вечера. Нет, с обеда. Значит, и Влад тоже свой. Вот только почему-то плохо она его воспринимает как… коллегу. Вот Витька, шофёр хлебозаводский, — тот был точно свой в доску. Тася призадумалась, обходя такси: почему? Наверное, потому что с ним было легко и просто. А Влад — он другой. И не только потому, что из семьи интеллигентной, как она поняла. Нет. Он вообще другой. Ну и время тоже, наверное, влияет, сколько они вместе. Хотя… С Витькой легче и с самого начала было.

Ощущая, как сильное вечернее солнце тяжко легло на плечи, Тася сердито вывернулась из-за последней машины, вспоминая, куда Влад дел бутылку с минералкой. Пить хотелось ужасно. То ли оттого, что духота переходила все границы, то ли оттого, что нервничала она всё больше…

Влад — не нервничал. Он стоял рядом с Алексеем и обернулся сразу.

— Знакомьтесь. Алексей — и?

— Максим, — удивлённо на его паузу откликнулся парень. А потом даже покраснел слегка, когда понял, что его раскусили с ложным именем.

Алексей пришёл в незаметной одежде среднестатистического горожанина, помнящего о жаре, — правда, его джинсы и футболка как-то исподволь отвлекали от ветровки в его руке. Привычная к мужскому церемониалу рукопожатия, Тася ожидала, что Алексей и Макс сразу подадут друг другу руки. Но нет. Эти двое сначала насторожённо заглянули друг другу в глаза — остро, оценивающе, и лишь затем скрепили знакомство рукопожатием.

15
{"b":"239046","o":1}