ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты там тоже был? — поразился Алексей.

— Сколько смог — всё обошёл, — сказал Влад — и добавил: — Куда пустили. Есть ещё одно впечатление: город растёт на тех, кто попадает сюда, приведённый тенями. Они будто выедают из приведённых души, а потом…

Макс поспешно отвернулся и сгорбился. Его стошнило. Некоторое время все стояли молча, только Тася подошла к парню, который надрывно кашлял, пытаясь прийти в себя, и дала ему салфетку вытереть рот. Когда Макс успокоился, Влад кивнул Тасе на указанный дом, и она повела всех к нему.

8

Старик с фотографии не давал покоя Тасе. Он выглядел таким властным, таким непреклонным — сильным, в общем. И — тени увели его? Но ведь Влад сказал, что добычей теней становятся в первую очередь слабые! Почему же?.. Вопросы накапливались, тревожа душу, и Тася твёрдо решила устроить Владу допрос, когда они смогут вернуться в город живых… И сама себе хмыкнула: город живых? Значит ли это, что зеркальный город теней — город мёртвых?.. Фу-у… Лучше не думать об этом.

Пока же они, то и дело оглядываясь, словно сбежавшие из тюрьмы преступники, снова быстро пересекли площадь и дорогу и очутились на пешеходной дорожке перед нужным домом. Впрочем, по сторонам оборачивались только мужчины. Тасе чаще хотелось посмотреть назад. Её очень беспокоил первый найденный. Не из-за того что он мог вдруг превратиться в чудовище, хотя ей пришлось признаться: иногда и такие мысли мелькали стороной. Нет, несмотря на сильный защитный меловой круг, в котором он лежал, она боялась другого. А вдруг появится какое-нибудь чудовище из тех, о которых неохотно упомянул Влад, когда Алексей спросил у него, есть ли в городе другие чудовища, кроме Тени-душееда? И не просто появится, а сможет прорвать защиту?

— Тася… — тихо окликнул Влад. — Где?

Только сосредоточилась — но вспомнила, что нельзя, и, наоборот, расслабилась.

— С того конца дома. Не внутри.

— Макс, остаёшься с Тасей, — предупредил Влад. — Идёте с нами до торца дома и ждёте там.

Парень было вскинулся возразить, а потом опустил плечи и качнул головой.

Алексей пошёл за Владом. Он ни разу не оглянулся, но, кажется, посчитал, что лучше выполнять приказы экстрасенса, хотя главной задачей до сих пор считал охрану Таси. Кажется, он уже пришёл в себя: губы обрели естественную окраску, разве что были всё ещё бледней обычного. А ещё, стараясь, пока остальные не смотрят, часто прогибался в позвоночнике, будто собираясь потянуться в сладостном зевке: как понимала Тася, промёрз он здорово и всё ещё чувствовал простывшую спину.

Кроме всего прочего она заметила, что Влад исподтишка наблюдает за новичками, и ни одна мелочь в их поведении не ускользает от его въедливого взгляда.

Когда он сказал, что она и Макс остаются на дорожке, при торце дома, она было хотела сердито крикнуть ему: «Ты оставишь нас здесь?! Без защиты?!» Но осеклась. Если оставляет — значит, опасность им не грозит. И только посмотрела, как они уходят к указанному ею подъезду. Сразу стало ещё холодней… И пустынней.

И, когда Влад обернулся взглянуть на неё перед тем, как повернуть от торца к дороге перед домом, ей показалось, он ободряюще улыбнулся ей.

— Ты давно с ним сюда ходишь? — спросил Макс, тоже глядя им вслед. Он всё никак не мог опустить плечи, да и сморщенные от напряжения губы сжались в белую линию.

— Второй день.

— Тася, а тебе не страшно, когда ты с ним подходишь к тем, кого нашла? Ну… Момент, когда Влад начинает… ну… Когда он их вытаскивает…

— Я… не понимаю, о чём ты.

— Ну… Вот вы вчера подошли к найденному, и Влад… — Внезапно Макс отвернулся, но лихорадочный стук зубами женщина услышала.

— Макс… — Кажется, ей повезло, что она стояла вплотную к Владу, когда Тень-душеед оползала их вроде как ненадёжное убежище. — Макс, встань рядом.

Она представила, что это её выросший Артёмка дрожит от леденящего страха и холода, вползших в самые кости и протрясающих всё его тело болезненным ознобом. Расстегнула свою курточку и её полами укрыла подошедшего парня, встав перед ним.

— Грейся, — велела она, успевая схватить Макса, попытавшегося сбежать, когда понял, что она сделала. — С меня не убудет. И не беспокойся. А насчёт найденных… Влад меня пока ни разу не пустил к месту, где они лежат — или что там с ними. Он уже всегда возвращался с ними. А… Макс. А что с ними? С найденными?

— Если Влад тебе не говорит, — шмыгнул над её ухом уже слышно насморочным носом Макс, — то и я не скажу. Может, он тебя бережёт от этого.

Он начал согреваться, а Тася ощутила, как она сама остывает. Но прошло минуты две — и тепло между их телами пришло в равновесие, и женщина поймала момент, когда парень начал расслабляться.

К дому он стоял лицом, в отличие от неё. Поэтому попытался снова отстраниться.

— Тася, я согрелся, — смущённо сказал он.

Всё ещё держа его за бока трикотажной кофты, она обернулась и увидела троих, медленно идущих по дороге. Удивлённая, она осторожно отстранилась сама и быстро застегнула свою куртку. Старик и впрямь оказался сильным? Господи, как хорошо!.. Правда, Алексей крепко придерживал его, одетого в мятый костюм, за локоть, а Влад шёл, поотстав на два шага и непрестанно оборачиваясь на дом, рядом с которым, у подъезда, они и должны были найти старика.

Не сбавляя шага, они подошли так, что Тася и Макс, ни слова не говоря, отступили, давая им дорогу, а затем последовали за ними. При виде равнодушного лица старика, высушенно-одеревенелого, с немигающими глазами, жалость уколом отдалась в сердце Таси. Кажется, она рано порадовалась за него. И взглянула на Влада. Тот снова оказался позади всех, пока не вышли за дом, к привокзальной площади.

— Влад… — шёпотом позвал Алексей.

Тот немедленно встал рядом. Оцепенел. Как и все остальные.

У ступеней лестницы, где они оставили первого с фотографии, не только было видимое с их места тело. Там был… человек? Первая мысль Таси: «Тени привели кого-то, а он очнулся и сбежал!» Но, вспомнив о старике, радость приглушила и постаралась вглядеться.

От прикосновения к руке вздрогнула. Влад кивнул ей на дорогу.

Группа людей, насторожённо всматриваясь в происходящее у вокзальной лестницы, перешла дорогу. Тася, шагая, вспомнила заминку Влада: он и не хотел, чтобы они все шли вместе с ним к странности у лестницы, но и не хотел оставлять. Решился идти группой не сразу. Значит… Два года в городе теней. Он сам никогда не видел, чтобы в этом городе был живой? Ну, кроме тех, кого искал? Значит ли это, что у лестницы не человек? Но ведь старик идёт, хотя похоже, что бессознательно…

Тася приказала себе не думать, а смотреть и оценивать.

Середина площади осталась за спинами, а затем уже и две трети, когда Влад на выдохе прошелестел:

— Стоять…

Теперь всё стало видно отчётливо.

Уходя, Влад соорудил свою меловую защиту. И поднял уже привычную для Таси невидимую стену. Кажется, сверху эта конкретная стена не отличалась «твёрдостью». Неизвестный как будто пытался перелезть через забор, закинув одну руку за его невидимый край. Одет, как обычный горожанин: чёрные брюки, тенниска с коротким рукавом… Испуганная Тася глазам не поверила: рука неизвестного оказалась внутри защиты! Влад решил не заморачиваться слишком сильным кругом? Или он думал: пока они ходят за следующим, времени хватит, чтобы вернуться и, следовательно, круг может быть и послабей? Или у него не хватило сил, чтобы сделать круг мощным?

Влад обернулся к ним и заглянул каждому в глаза, привлекая к себе внимание.

— Не шевелиться…

Ему испуганно покивали.

Он постоял немного — буквально несколько секунд, а затем плавно и мягко пошёл вперёд. Не ровно. Время от времени застывая на месте. Тася перестала дышать. Он превратился в зверя, подкрадывающегося к добыче, пока она его не видит. Причём к добыче, неизвестной ему. И вопрос застрял в мозгах так, что женщина больше не могла от него избавиться: знает ли Влад, кто это или что это такое, к чему он сейчас приближается?

20
{"b":"239046","o":1}