ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сиди уж!.. — И ещё огляделась, чем бы его укрыть: двигаться можно и так, в одних штанах, не замёрзнет, а вот сидеть голышмя — не годится. Не нашла — чем, и взяла Влада под руку. Хоть от неё ему погреется, всё равно сидят бедро к бедру. Он голову опустил, но на неё не взглянул. Тася только вздохнула: а ведь помечтала, что выспится… И покосилась на Влада: нехорошие предчувствия у него были — он сказал?

Алексеича тоже усадили. На стул.

Вникая в разговор, Тася начала понимать, из-за чего весь сыр-бор разгорелся.

Властный мужик был каким-то крутым предпринимателем. У него пропала сестра. Причём сестра эта находилась под круглосуточной охраной, так как жила в одном доме с семьёй властного мужика. Телохранителей при ней всегда было двое. И не уследили. В отличие от всех остальных «клиентов» Алексеича, этот оказался деятельным типом. Он поднял на ноги всех, кто в городе работал по поиску пропавших, особенно пропавших неожиданно и бесследно, и ему указали на Алексеича. Приехав к нему, мужик выяснил — своими методами, что Алексеич сам не работает с поиском. И вытряс из него адрес.

— Мне надо, чтобы ты прямо сейчас пошёл и нашёл её! — бушевал властный мужик. — Этот говорит, что нужна фотография, — вот тебе! Держи!

— Она жива. Утром пойду искать, — спокойно сказал Влад, с минуту разглядывавший снимок, а затем отложивший его на столик у кресла.

И властный мужик поперхнулся. Придя в себя, рассвирепел.

— Утром?! Ты! Мне! Указывать будешь?!

— Буду. Не дури. Я единственный, кто знает, где её искать. Я единственный в городе, кто знает, как искать. Но. В таком состоянии искать просто не смогу, — равнодушно сказал Влад. — И себя угроблю, и ребят. И твоей сестры не найду. Мне надо выспаться. Отдохнуть.

Властный мужик словно впервые увидел Влада.

Тася заметила, как его глаза поочерёдно остановились на шрамах и на длинных, до сих пор розовых порезах на теле Влада. Он помолчал, а потом сказал:

— Меня Павлом зовут. Ты точно с утра рванёшь за моей сеструхой?

— Точно.

— Значит, Алексеич нам не нужен?

— Ещё как нужен, — безразлично сказал Влад, а Алексеич криво, но с облегчением ухмыльнулся. — Я привезу только тело твоей сестры (он сделал паузу — и все в комнате потрясённо переглянулись), а Алексеич вернёт тебе человека.

— Возьмёшь вот этого гаврика! — после долгого молчания, видимо пытаясь вникнуть в слова Влада, но махнув на это дело (типа: кто вас, экстрасенсов, знает — с этими вашими заморочками!), приказал Павел, кивая на бритоголового детину, охранявшего лично его. — Он будет докладывать, как идут поиски. Без контроля это дело я не могу оставить…

— Только не этот! — вырвалось у Таси, которая до сих пор боялась, как бы этот властный и шустрый Павел, набежавший, наоравший, не спросил, а где и в каких поисках Влад такие раны получил. Мужик-то думает, что экстрасенс по фотографии будет искать, как это дело по телевизору показывают.

— В смысле? — прищурился на неё Павел. — Вы ещё и выбирать будете?

Он задал вопрос, точно не рассчитывая на ответ. Но Тася ответила:

— Буду. Вон тот, который у двери стоит. Его — возьмём, — решительно сказала женщина, кивая на парня лет двадцати, очень незаметного по причине не слишком яркой внешности: был он тёмно-рыжеват, выглядел худеньким, как мальчишка. Он слегка поднял брови в изумлении, но в остальном держался спокойно, словно и не было пристального внимания к его незаметной персоне. Очень выдержанный товарищ, как решила Тася. Оглянувшись, она улыбнулась на кивок Влада.

— Вы… его знаете, что ли? — удивлённо спросил властный мужик.

— Нет.

— Тогда почему?..

— Влад, у тебя проблемы? — деловито спросили от двери в комнату.

И все в обалдении уставились на дверной проём, в котором спокойно стоял невысокий мужчина, лет под пятьдесят, большеглазый и на вид довольно полноватый. Мимо него протиснулись двое парней и встали по бокам от двери. Тася тоже смотрела на них во все глаза: эти ещё кто?!

— Пока вы добирались, проблем уже не стало, — с лёгкой ноткой раздражения сказал Влад. — Это клиенты, которые решили напрямую вести дело со мной. Так что, Олег, спасибо, что приехал, но…

— Понял-понял! — шутливо поднял руки Олег Льдянов (сообразила Тася). — Всё. Мы ушли. Тех субчиков, которые дверь сторожили, мы оставили на лестничной площадке. — И, обаятельно улыбнувшись остолбеневшему властному мужику, а потом — Тасе, развернулся и пошёл к входной двери. Поскольку дверь комнаты была открыта, Тася, как и остальные, увидела ещё троих мужчин, которые пропустили мимо себя сначала Олега, потом тех двоих, которые вошли в комнату вместе с ним. Шаги всей компании затихли…

Итоги ночного нашествия незваных гостей: Павел, притихший, скомканно попрощался и ушёл, забрав с собой всю охрану, кроме тихого, но явно себе на уме рыжего Саши, которого пришлось оставить на ночь в «комнате совещаний», как теперь называла это помещение Тася. Влад сразу закрыл за гостями дверь, хотя выглянувшая через его плечо Тася успела увидеть охранников властного мужика, лежащих связанными на лестничной площадке. Тася снова завалилась спать в своей комнате, уставшая, хоть и взбудораженная целой кучей событий. Как ни странно, уснула быстро и легко.

10

«Почему он не показал мне снимка?»

Мысль лениво всплыла на зыбких волнах уходящего сна и подступающего бодрствования. Потом снова падение в глубокий сон, но очень кратковременный. В нём она услышала далёкий тревожный зов — голосом, которого не узнала: «Тася!» И легко проснулась. Сама удивилась этой лёгкости, открыв глаза. Полежала, разглядывая белый потолок, а потом скосилась на будильник, отданный ей в комнату Владом. Пять. Ничего себе… То есть она спала еле-еле часа четыре и так сразу проснулась, что сна ни в одном глазу?.. Прежде чем встать, она нахмурилась. Что-то приснилось. Из того, что неплохо бы вспомнить. Но, как ни пыталась, сон ускользал. А вместе с ним и какие-то важные слова. Или не важные?

Вздохнув, Тася встала, быстро расчесалась и пошла в ванную комнату.

Проходя мимо комнаты Влада, сначала обратила внимание, что дверь полуоткрыта. Потом, замедлив шаг, она заглянула вовнутрь. Затаив дыхание, встала на месте. Влад сидел в «лотосе», положив руки на колени ладонями кверху. Сама не замечая того, она смотрела на него с полуоткрытым ртом: ночью она пожалела его, полуголого, чьё тело вызывало жалость из-за всех порезов и шрамов, но сейчас… Трудно жалеть человека, свободно сидящего в позе, которая тебе недоступна, видя спокойно расслабленное, но сильное тело. Да и веяло от него чем-то таким нездешним и… каким-то высоким, что только несмелая мысль мелькнула разок: «И я с ним на „ты“?..» Не желая мешать его медитации, Тася на цыпочках удалилась.

Но на быстром завтраке, состоявшем из подогретых блюд, взятых ещё позавчера в супермаркете, поглядывая на деловитого Влада, Тася уже не могла понять своих странных мыслей. «Вот он, обычный и привычный Влад, и я с ним — хоть убей, но просто не могу на „вы“!» За столом же познакомились с Сашкой. Скептически посмотрев на него, Тася сказала:

— Уж прости, но звать Сашкой я тебя точно не буду. Саша. Ты же можешь меня звать тоже попросту — Тася.

— Спасибо, — тихо улыбнулся парень. Тихий-тихий, а светло-карие глаза, тёплого оттенка только что заваренного прозрачного чая, весёлые! Значит — себе на уме.

Оказалось, что он чуть младше Таси. И вёл себя, стараясь быть ну очень незаметным, что почувствовала Тася ещё ночью. Немного курносый и большеротый, он, когда улыбался, губ не разжимал, будто боясь вызвать улыбкой чужое и ну никак не нужное ему внимание к себе. Хотя по натуре, кажется, очень смешлив. На вид очень прост. Но даже Тася заметила, как он быстрыми, еле улавливаемыми взглядываниями по сторонам успел проверить и кухню, и присмотреться к ним двоим. Так что она нисколько не удивилась, когда Влад принялся вытирать салфетками измазанные маслом от пирожков пальцы, одновременно в упор глядя на Сашу, а спустя секунды спросил:

25
{"b":"239046","o":1}