ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

12

От резких движений глазами, как будто Тася пыталась в панике отследить всех тех, кто стремительно прятался от неё, серое пространство перед глазами поплыло.

Женщина некоторое время смотрела на один из безликих домов, слева от перекрёстка, затем, снова покачнувшись — испуганный Макс удержал, обернулась к Владу. Тот стоял рядом и, как и парень, двинулся было к ней, но так и не шагнул и выглядел странно насмешливым. Как будто смеялся над чем-то в себе… Вспомнив, как он, пока никто не видит, отжимал кровь из порезанной ладони на асфальт, Тася мельком поразилась его самообладанию. Но, выждав, когда головокружение пройдёт, всё же с вызовом, даже сердито спросила:

— Ты хочешь, чтобы мы пошли туда за остальными? Почему сейчас, а не тогда, когда мы не были такими усталыми? Ведь они ближе!

— Ты нашла ещё кого-то?! — потрясённо спросил Макс, не замечая, как снова сжимает ей руку, словно чего-то боясь.

А изумлённые мужчины непроизвольно шагнули ближе.

Влад сверху вниз взглянул на парня, скривил губы.

— Макса пробило. До сих пор в нём были только способности, позволявшие входить в этот город. Но была ещё одна способность, которая оставалась заблокированной. Попробуй я предложить тебе просканировать местность сначала, ты никого бы не нашла. Теперь Макс разблокирован — и он твой усилитель, если так можно выразиться. Благодаря ему, ты станешь чувствовать пропавших и без фотографий.

— Только пропавших? — спросила Тася, сразу зацепившись за последние слова. — А что будет со мной в… нашем городе? Я тоже буду чувствовать всех?

— Без Макса вряд ли. Не отвлекайся. Сколько человек ты нашла?

— Двоих живых.

— А мёртвых?

Тася заколебалась, видя, с каким страхом на неё смотрит Макс.

— Троих… Кажется.

— Не стоит медлить, — напомнил Влад. — Макс и Тася…

— Влад, — повелительно, хоть поджилки у самой тряслись, позвала Тася. — Я не скажу, где находятся эти люди, пока ты не пообещаешь показать мне, что с ними. Ну, ты понял, что я хочу сказать.

— … Я мог бы надавить на твоё чувство справедливости и жалости, на то, что с каждой секундой всё меньше возможности спасти человека (Тася про себя охнула), — после нескольких секунд молчания отозвался он. — Прежде чем я соглашусь, ответь: ты устала, ты перепугана. Готова ли ты увидеть зрелище, почти такое же страшное, как вчерашняя чёрная волна?

Тася сглотнула, но дёрнула подбородком. Влад только приподнял одно плечо: что с тобой сделаешь? Оглянулся и велел:

— Макс остаётся около девочки. С ним — Алексей. Мы, трое, идём за первым. Потом останется Саша. Ещё вопросы есть?

Народ помотал головами, и трое отправились к дому, указанному Тасей.

По дороге ничего не произошло, хотя женщина пару раз вздрогнула, чуть не подпрыгнув на месте: почудилось, что с левой стороны площади — там, где в живом городе остановка, что-то дымчатое распласталось по земле и вкрадчиво плывёт к ним троим. Влад заметил её дрожь. Тася шла справа от него — он просто молча взял её за руку. Тасе было стыдно, но вцепилась она в его ладонь изо всех сил и лишь после этого выдохнула с облегчением… Обогнув дом, Тася уже начала думать, не поспешила ли она с требованием. А вдруг то, что тщательно прятал от неё Влад, и в самом деле настолько страшно, что лучше о нём и не знать?.. Но рядом были мужчины, которые испытали на себе этот страх — и ничего, живы. Значит…

Свернули за дом.

— Который подъезд? — спросил Влад.

— Третий.

— От меня ни на шаг, — предупредил Влад.

— Влад, пусть она идёт между нами, — сказал Саша и слегка замедлил шаг.

В подъезд первым вошёл Влад. Вошёл осторожно, словно ожидая, что сразу из-за двери на него кто-нибудь кинется. Тася, приготовившись к худшему, скользнула за ним.

И, изумлённая, чуть не споткнулась, вжавшись во Влада, который всё ещё держал её за руку — чуть позади, и в смятении подняв глаза обшарить всё вокруг.

Дома, как такового, нет. Существовала пустая кирпичная коробка, внутри которой прятался целый лабиринт, отчего Тася сразу невольно припомнила здание вокзала с его бесконечными и бесчисленными коридорами. Итак, двенадцатиэтажный дом до крыши наполняло пустое пространство, а впереди искателей ожидали стены первого этажа — без дверей, без потолков. Вот и весь лабиринт.

От неожиданности Тася некоторое время с места сдвинуться не могла. Такого она не ожидала. Обернулся Влад. Спокойный и бесстрастный.

— Поведёшь дальше сама, раз уж пришла сюда? Иначе мы долго будем блуждать, пока найдём. Только одно: не болтать!

— Поведу.

Пустота сверху пугала страшно: всё казалось, какой-нибудь птеродактиль, а то и покошмарней что, слетит с потолка и похватает их своими жуткими когтищами. Пока шла на еле слышный ей зов — точней, её тянуло как в случае с фотографиями, тысячи раз вздрагивала, снова и снова всматриваясь в потолок — даже скорее, своды самой крыши. Полы в здешних коридорах были каменные, слегка и ровно запылённые, словно кто-то время от времени включал здесь вентиляторы, гоняя пыль. Освещения хватало — окна-то везде проглядывали.

Шли теперь так: впереди она, за нею мужчины. Отставали только на шаг. И оружие вынули сразу, ещё не доходя до двери подъезда. Но без тёплой руки Влада, даже зная, что за спиной вооружённые мужчины, она чувствовала себя зябко… Наконец остановилась и ткнула пальцем в следующую стену. Влад оглядел место и кивнул ей подойти к дверному проёму. И приложил к губам палец.

Она поняла: надо подойти и посмотреть, но очень тихо.

Невольно Тася приподнялась на цыпочки и, затаив дыхание, приблизилась к стене. И заглянула в комнату — кажется, спальню, поскольку комната очень уж небольшая.

На полу лежала женщина лет под шестьдесят. Тася не умела определять возраст человека, разве что если судила по кому-то, кого знала. Сейчас она сравнила незнакомую женщину со своей матерью. Но это сравнение заняло лишь секунды, потому что следующее, что заметила Тася, было нечто над этой женщиной. Нечто, вид которого заставил сжаться в напряжённейший комок нервов. Она ещё помнила, что за спиной стоят настороже вооружённые мужчины, но сознание уже поплыло так, что на какое-то мгновение она испугалась: а если упадёт в обморок? И этот испуг привёл её в себя.

Над лежащим телом колыхалось странное марево, в котором она с трудом разглядела то самое облако, которое стреляло длинными и узкими лезвиями. Но сейчас это облако было полупрозрачным, отчего она сразу и не увидела его в сумеречной полутьме. Те самые лезвия теперь трансформированными, тоже знакомыми щупальцами приникли к телу лежащей… Далее Тасе объяснять не надо было. Рты-присоски делали своё дело: как они пытались пить силу из защиты Влада, так сейчас выпивали силу, наверное жизненную — в этом Тася пока не разбиралась, — из этой женщины. Щупальца ощутимо взбухали и опадали — и это отвратительное движение (хотя на вид вроде ничего такого) напоминало дыхание чудовища, выпивавшего жизнь из жертвы… Хуже другое: чем больше смотрела на чудовище Тася, тем материальней оно становилось. Как будто существо из прозрачного-призрачного становилось наполненным — пусть даже всего лишь составляющим его дымом. В последнем, кстати, Тася, уже сомневалась.

Боявшаяся даже дышать, она смогла сделать то единственное, что могла в этой ситуации: отошла от дверного проёма, уступая место мужчинам.

Влад первым приник к проёму. Выждал и выстрелил. Присевший на корточки у дверного проёма Саша поднял голову:

— С первого выстрела — на этот раз повезло.

Влад только сморщился в ухмылке.

Когда они скрылись в «комнате», Тася быстро вытерла рукавом куртки взмокшее лицо, потом подняла к глазам руки, ходуном ходившие от сотрясшего её страха, и сунула их в карманы. Понадеялась, что со стороны похожа на замёрзшую.

Женщина оказалась маленькой и худенькой. Саша сказал, что сам её донесёт.

— Значит, когда вы стреляли — вы убивали этих… чудищ? — спросила Тася, чувствуя себя просто тошнотворно — уже не от воспоминаний о «вампире», а от невозможности скрыть, как она испугалась: зубы ляскали не слабей, чем вчера у Макса.

31
{"b":"239046","o":1}