ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Макс насупился. Кажется, он воспринял слова Влада как камень в свой огород. Тася заглянула в его глаза и усмехнулась: тёмные брови парня были так сильно сдвинуты, что ей захотелось ткнуть пальцем между ними и разгладить отчётливую морщинку.

И, кажется, из-за этого камушка Макс довольно строптиво спросил:

— Если город всё узнаёт сразу, то почему мы идём по улицам не прячась?

— Представь, что в городе туман, — спокойно и всё так же негромко ответил Влад. — Ты знаешь, что туман состоит из мельчайших капель влаги. Туман — это информация, которая здесь присутствует. В том числе и вытащенная из наших мозгов. Чтобы пробиться до нужного существа среди теней, которое что-то может сделать с нами, этим мельчайшим каплям надо пройти другие капли. Твари просто не успевают воспринять всю информацию. Скажем так, осмыслить её. Они знают всё, но реагируют не сразу. Разве что когда по чистой случайности натыкаются на нас. Как та же чёрная волна-душеед. Причём о последней могу сказать, что она нас не заметила. Для неё мы стали всего лишь её частью — ведь она состоит из поглощённых сознаний. Одним сознанием больше — одним меньше.

Тася вспомнила страшный, леденящий до внутренней промёрзлости холод, оставленный волной-душеедом, и невольно содрогнулась.

Некоторое время шли молча. Поглядывая на Макса, Тася сообразила, что он изо всех сил что-то старается понять. А по его коротким взглядам на Влада стало ясно, что парню очень хочется задать вопрос, но пока Макс не решается.

До нужного здания осталось совсем чуть-чуть, когда Алексей недовольно сказал:

— Влад, ты так и не объяснил, почему раньше не заставлял всех найденных ходить самостоятельно. Кой чёрт мы их тащили на своём горбу, когда, оказывается, есть такая возможность?

— В обычном состоянии, как сейчас, я могу пробежать километров десять, — ответил Влад. — И буду воспринимать этот бег как лёгкую прогулку. После того как я вправлю мозги двум-трём найдёнышам, превращая их в биороботов, я буду недееспособен в течение часа и воспринимать обычный шаг как адский труд. Мне легче перенести их на руках или на плече, но быть при этом защищённым собственными реакциями. Один зомбированный — ещё куда ни шло, и то…

Ещё несколько шагов — и они должны подойти к переулку между двумя домами. Тася загляделась на дорогу, уходящую под автостраду. Там была туманная дымка, в которой скрывался, как теперь она знала, «недостроенный» зеркальный город. Мост ещё был виден, как и дорога, убегающая под него, но за ними застыла серая муть.

От ударившего по ушам душераздирающего воя Тася оцепенела на месте. Он взвился резко и оглушительно в пустом пространстве, хоть и был тонким и пронзительным. А может, именно потому… Дёрнулся рядом Макс — и стиснул ладонь Таси до боли. Алексей и Саша, шедшие по бокам от охраняемых, немедленно шагнули вперёд — с оружием наготове, явно прикрывая видящих. Влад, напротив, отступил назад — но тоже с пистолетом в руках, бросая по сторонам быстрые цепкие взгляды — с тревогой увидела обернувшаяся к нему Тася.

Гнусавый угрожающий вой стихал на время, а потом снова пронзал воздух, и женщина уже чувствовала, как тело покрылось гусиной кожей, как дрожат от нервного озноба руки… Стоявший спиной к видящим Влад вдруг опустил пистолет, а потом и вовсе спрятал его под куртку, где, кажется, находилась кобура.

— Отбой, — тихо сказал он, удачно попав в паузу неведомого воющего зверя.

— Ты знаешь, кто это? — тихо спросил Макс.

Влад мельком пригляделся к тому, как совсем близко встал парень к Тасе, почти плечом к плечу, и чуть сморщился.

— Знаю. Кот.

— Что-о? — поразился Саша. И поправился: — Кто?

— Разве я не говорил?.. — начал Влад и вспомнил. — Кажется, я сказал об этом только Тасе. Сюда, в город-двойник, могут попасть кошаки и вороны. Не верите — можем подойти и посмотреть.

— Посмотреть? — Алексей взглянул на Влада, как на очумелого. — Хочешь сказать, что коты и здесь свои кошачьи свадьбы устраивают?

Прислушавшись, Тася признала правоту Влада. Это орал кот. Её дом в живом городе тоже отличался довольно большой численностью отряда кошачьих, представители сильной половины которого при встрече с себе подобными тут же начинали воинственно выяснять, кто хозяин на сей территории. Потому-то женщина смогла сопоставить слова Влада и слышаный долгий вопль.

— Не совсем свадьбы, — помедлив, сказал Влад. — Здесь они больше занимаются тем же, что и в живом городе, — делят территорию. Я же предложил — посмотрим. Чем больше узнаёте реальность зеркального города, тем больше мне это на руку. Идём. Только тихо.

Теперь Влад обогнал всю группу и, свернув в переулок, осторожно зашагал, стараясь прижиматься к газону следующего дома, где кусты оставались хоть и серыми, но густыми. Остальные, затаив дыхание, двигались за ним. Причём, как успела заметить Тася, мужчины, кажется, не очень поверили в то, что говорил Влад. Очень уж кошачий вой слышался странным — необычно живой в «мёртвом» городе.

У бордюра Влад присел на корточки и жестом показал всем подойти к нему. Они всей компанией приблизились, резко остановившись пару раз, когда невидимый кот замолкал — набрать воздуха для следующего вопля? Присели рядом с ним — и уставились в просвет между ветвями.

Через газон, кажется, напротив первого подъезда с этой стороны, и правда стоял кот. Точней — котяра. Бело-чёрный, из породы тяжёлых и мускулистых — наверное, опытный уличный боец. И, наверное, он не впервые встретился со своим здешним противником. Противниками. Котяру окружали тени. Небольшие, чуть выше его самого, но довольно плотные, чтобы тут же напугать Тасю, как бы они со зверем чего не сделали.

Тени мягко обходили котяру, а он, ссутулившись, как боец перед дракой, медленно поворачивался с ними и время от времени, когда тени переставали водить хоровод, застывал, чтобы взрезать воздух тем же душераздирающим воинственным кличем. Когда же одна из теней попыталась поближе подлететь к зверю, тот отпрянул, присев на пушистый зад, и резко выбросил вперёд лапу с распяленными когтями. Тасе это движение живо напомнило жест ошалевшего Макса, которому задурили голову двойники, и тот пытался оградить себя от подходящих к нему охранников.

Тени, наверное, играли с котярой, кружась вокруг него игривыми, извивающимися дымками. Но играли как-то так странно, что кот воспринимал их очень серьёзно. Все их действия — кружить рядом с ним, изредка словно попрыгивая поближе. Но каждый раз, когда тени это делали, у Таси схватывало сердце… И постепенно зрело впечатление, что тени куда-то теснят маленького рассерженного зверя, куда-то направляют его отступление.

Она вздрогнула, когда рядом с нею кто-то шевельнулся.

Влад. Поднял сложенную ковшиком ладонь и некоторое время держал её перед глазами, хотя смотрел мимо неё. На него вопросительно смотрели ребята, но он был всё так же неподвижен — и даже глаза замерли на чём-то невидимом для других, так сосредоточился на чём-то. А потом приблизил ладонь ко рту — и словно воздушный поцелуй сдунул с руки в кустарниковый просвет, после чего — улыбнулся чуть. Сначала на него вся команда посмотрела с недоумением, а потом с интересом прильнула к просвету.

Котяра, пятясь от неожиданности, изумлённо дёргал круглой башкой, когда тени, только что плясавшие хороводом, одна за другой резко исчезали. Исчезали мгновенно, как будто в них кто-то стрелял — словно с небольшим, не слышным отсюда хлопком.

— Сбежит, если встанем? — тоже радостно и с облегчением улыбаясь, спросил Макс.

— Не знаю, — сказал явно довольный Влад. — Можно посмотреть.

— Худенький какой… — пожалела зверя Тася. — У меня пирог остался — будет?

— Если не сбежит, — солидно сказал Алексей, на лице которого тоже отчётливо читалось самодовольное: наши победили!

Они встали на ноги и не спеша пошли по дороге, свернули — и вот он, кот. Повернул было к подъезду, но насторожённо остановился при виде идущих.

Тася прошла вперёд и снова присела на корточки, вытянув руку с кусочком пирожка. Остальные замерли за спиной.

39
{"b":"239046","o":1}