ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сначала всё было как обычно. И, только когда спустились с вокзальной лестницы к машинам, Тася поняла, на что похоже неловкое и даже неуклюжее движение внезапно замолкшей, хотя обычно говорливой Дарьи, — на движение мужчины-найдёныша. Она шагала так же ровно и монотонно, как и он, с тем же пугающе отсутствующим выражением лица, с которого словно схлынули все чувства. А ведь эта женщина очень эмоциональна… Что произошло?

Первым сообразил, как ни странно, Макс. Он попытался встать на пути Дарьи — и был вынужден поспешно отойти. После чего с возмущением обратился к Владу:

— Ты не должен был делать этого с нею!

Мгновенно вспыхнувший, парень превратился в мальчишку, который трясся от понятой несправедливости. Он даже вздрогнул — кажется, вцепиться Владу в рукава, чтобы потрясти его, но вовремя опомнился, опустил руки. Светлые глаза сощурились в беспомощной злости… Он даже задыхался — и Тася успела сбегать к неподвижно стоящей у джипа Дарье, чтобы убедиться, что Влад и правда зомбировал её.

— Что случилось? — недовольно спросил подошедший Алексей. По прошлым поездкам Тася знала, что он не любит и лишней секунды оставаться в приграничном городе. Признался как-то, что знает: здесь опасности меньше, — но эта серость, бесцветность, одинаковая что в самом зеркальном городе, что здесь, заставляет его быть в постоянном напряжении.

— Он зомбировал Дарью! — крикнул Макс, кивая на бесстрастного Влада, который, кажется, сам того не замечая, слегка приподнял одну бровь, из-за чего довольно высокомерно смотрел на парня. И это высокомерие, видимо, подбавляло топлива в огонь, которым сейчас пылал Макс.

— И что? Значит — надо было, — спокойно же ответил Саша. — Насколько я узнал Влада, он ничего зря не делает.

— Но так нельзя! Нельзя зомбировать человека против его воли! — Макс уже буквально кипел от злости. Кажется, он застрял именно на этом — нельзя, а объяснить обоснованно, почему нельзя, не мог, — и это злило его самого ещё больше.

— Он же воздействует на найденных, — удивлённо сказал Алексей. — И ты не возражаешь обычно.

— Это другое дело, — возбуждённо сказал парень. — А ты представь, что будет, если ему захочется — и он зомбирует тебя?! Тебе это понравится?

— Слушай, пацан, — слегка озлился и Алексей, засовывая в рюкзак неиспользованные трубочные факелы. — Если хочешь, чтобы Влад объяснил, почему он это проделал с Дарьей, почему бы тебе не спросить об этом напрямую? Спроси! Меньше торчать здесь будем! Не тяни!

— Давайте в машину, — вклинился Влад в возникшую паузу и мельком глянул на Макса. — А ответить, почему я это сделал, могу и сейчас (остальные, было двинувшиеся к машинам, остановились тоже): человеческая память — ненадёжная вещь. То, что видела Дарья, она может смазать обычными впечатлениями уже по дороге в дом Алексеича. Тем более вы все знаете, что она очень эмоциональная. А у Алексеича там хоть спецы, и очень хорошие, тоже не всё смогут вытащить из её памяти, если картинка потускнеет от новых впечатлений. Всё? Удовлетворён?

— Ну да, — жёстко сказал Макс, — ради картинки ты можешь сделать с человеком что угодно — да?

— Пацан, — с намеченной угрозой сказал Алексей, — Влад это делает не ради картинки — ради нашего с тобой города!

— Ну-ну… Цель оправдывает средства, да? Всё как обычно, да?

— Макс — в машину, — тоже жёстко сказал обычно обходительный Саша. — Там поговорим и выясним, что тебя больше волнует: то, что Влад себе позволяет, или цель и средства её достижения.

Парень упрямо дёрнул подбородком и влез в машину Алексея, хотя обычно сидел с Владом. Саша пожал плечами и присел вместе с Тасей на одно сиденье — сторожить Дарью, усаженную между ними, чтобы не упала на крутом повороте.

Скорость, умопомрачительный вираж… Всё привычно страшно и привычно ярко, когда машина врывается в обычный мир. И ощутимое облегчение, что постоянная опасность позади… Осталось выждать время дороги к Алексеичу. Дорога к нему всегда радовала, но не сейчас. Сейчас главное, что времени достаточно — подумать.

А думы опасные… В чём-то Макс прав. Тася поёжилась. Ситуация, конечно, неоднозначная, как говорят… Тася представила, что, понадобись Владу, он зомбирует её. Как бы она себя чувствовала, когда он освободил бы её? Может, на всякий случай всё-таки надо обговорить необходимость такой ситуации заранее, чтобы потом не психовать? Макс — и в самом деле мальчишка. Он, наверное, сразу почувствовал, каково это — потерять несколько часов сознания по вине кого-то другого. Без предупреждения. Память-то о потерянных трёх сутках до сих пор гвоздём в душе. И — да. Власть человека, умеющего подчинять так, как это легко теперь делает Влад, — страшна. А если в следующий раз Влад решит, что потребовать от человека что-то сделать легче, если он зомбирован?

Правда и то, что Влад последнего не умеет. Он умеет выполнить зомбирование только на самые простые приказы, которые в таком состоянии может сделать человек. Но ведь Влад опытный экстрасенс. Постепенно начнёт изощряться в приёмах… Да ещё в его арсенале множество книг, которые он наверняка перелопатил, а в них, может быть, есть то, что сделает его в будущем… страшным…

А потом подумалось совершенно абсурдное: а если её чувства к Владу, которые робко-робко, но уже начинают её притягивать к нему (она это уже ощущает!), — это не настоящее? Может, он держит её таким образом, исподтишка зомбированно, пока она ему нужна что в постели, что по работе, а потом, когда станет ненужной… Она машинально взглянула в зеркальце перед водителем. Сосредоточенный на дороге Влад мельком глянул туда. Взгляды встретились — он улыбнулся. Она не смогла. Он — не заметил, потому что снова сосредоточился на дороге.

Её аж затошнило от тех дебрей, в которые влезла, размышляя над внезапной проблемой. Хорошо — Влад уже завернул на подъездную дорогу к дому Алексеича.

Оттуда уже спешили к ним — без носилок, с тех пор как Влад закрепил навык зомбирования. Но Влад быстро вышел из джипа, открыл дверцу пассажирам и сам вынул с сиденья Дарью, несмотря на её вес — она хоть и не слишком толстая, но ведь довольно плотная. «Сильный, — с невольным уважением подумала Тася. И вздохнула. — Во всём сильный… Но ведь сила, говорят, как наркотик… Господи, как тяжело думать о том, что он может пойти не по той дорожке…»

Дарью с рук Влада на свои принял Володя, коротко спросил о чём-то и мгновенно развернулся, поспешно унёс женщину в дом, словно боясь, как бы её не отняли. Другие двое парней под руки увели в дом мужчину-найдёныша.

Макс, нахмуренный, проследил за Володей. И Тася поняла, о чём он думает: этот тоже нормально воспринял зомбирование Дарьи. Лицо парня постепенно становилась всё тяжелее, как и его взгляд. Злости он уже не мог скрыть. И Тася начала опасаться, как бы он не сделал чего непоправимого. Или не сказал.

Едва они приготовились к поездке по домам, на крыльце появился Алексеич.

— Ребятушки, делать нечего, — развёл он руками. И протянул Тасе фотографию. — Буквально полчаса назад принесли. Вы как — в состоянии ещё раз туда сбегать?

Такое было дважды за прошедшую неделю. Вернувшись из зеркального города, они получали новое задание. В первый раз, пусть предупреждённые с самого начала о возможности вернуться, они всё же были ошарашены, потому что хоть и вернулись всего с одним человеком, но — после трудного рейда, как это дело назвал Алексей. Но тогда сам же Алексей и сказал, пожимая плечами:

— Ха, за такие деньги…

Остальные, помявшись, согласились с ним. Но двойные поездки выматывали сильней. Именно после них Тася полностью поняла Влада, когда он сказал, что такие дела не слишком выгодны с моральной точки зрения. А уж с эмоциональной — хоть лекарства успокаивающие тоннами глотай…

Сейчас они переглянулись, и Влад только было поднял глаза на Алексеича, как Макс резко сказал:

— Без меня!

Сказать, что Алексеич поразился, — ничего не сказать. От Макса, который, в отличие от остальных, всегда с воодушевлением воспринимал все поездки как приключение, он такого точно не ожидал. Поэтому, видимо, принимая во внимание странные перемены в настроении парня, он осторожно и сказал:

62
{"b":"239046","o":1}