ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Агата и археолог. Мемуары мужа Агаты Кристи
Как устроена экономика
Чистые и ровные мелодии. Традиционная китайская поэзия
Горничная-криминалист: дело о вампире-аллергике
Учитель Дымов
Квази
Слон
Хулиномика 3.0: хулиганская экономика. Еще толще. Еще длиннее
Ветер ярости

Но она отняла и их тоже.

– О, Мара… – сказал он, отпустив ее и чувствуя нечто… очень похожее на разочарование. – Мара, ничто из сказанного вами не заставит меня вас простить.

Резко повернулся, позвал мадам Эбер и скрылся в темноте.

Модистка тут же вошла, держа в руках что-то атласное, с кружевами.

– Mademoiselle, s’il vous plait. – Она протянула Маре платье, знаками показывая, что его нужно надеть.

Та замялась, но Темпл уже увидел, что она смотрела на наряд так, словно долго голодала, а француженка предлагала ей еду.

Мара просунула в платье голову, затем руки, и у Темпла перехватило дыхание. Взглянув на француженку, он пробормотал:

– Я не хочу, чтобы она надевала чужие наряды. Все должно быть сшито специально для нее.

Мадам Эбер взглянула на Темпла:

– Да, конечно. А это платье, оно для того, чтобы определиться с фасонами. Ты же сказал, что хочешь лично одобрить выбор.

Мара издала возглас возмущения и пробурчала:

– Ваша светлость, вам мало унижать меня своим присутствием во время примерки?

Эбер уже поправила подол и теперь застегивала платье на спине, предоставив Темплу любоваться потрясающим видом. В этом розовато-лиловом наряде Мара и впрямь выглядела весьма впечатляюще.

Он никогда прежде не верил в то, что платье может украсить женщину. Женщина есть женщина; и если она привлекательна, то и будет привлекательной, что бы ни надела. А если красоты нет… Что ж, ткань волшебства не сотворит.

И все же это платье показалось ему волшебным – как великолепным покроем, так и нежным мерцанием в отблесках свечей. Более того, цвет его прекрасно оттенял дивную кожу Мары и подчеркивал красоту волос, а также голубизну и зелень глаз.

О, черт! Он начал рассуждать как женщина.

Но наверное, все дело в том, что такую Мару он никогда не знал… Такую, которой предназначено стать герцогиней Ламонт. И будь все проклято, если в этом платье она действительно не выглядела герцогиней.

Да-да, самой настоящей герцогиней.

Настолько настоящей, что ему вдруг ужасно захотелось обнять ее и…

«Не думай об этом!» – приказал он себе. И, нахмурившись, проговорил:

– Вырез на лифе должен быть ниже.

– Mais non, ваша светлость, – возразила портниха. – Лиф выглядит идеально. Только посмотрите, как он открывает, не открывая.

Разумеется, она была права. Лиф оказался самой безупречной частью платья – был прекрасно скроен и находился достаточно низко, чтобы дразнить, не выдавая ничего лишнего. Темпл заметил это в тот самый миг, когда Мара надела платье, оно наилучшим образом подчеркивало ее соблазнительные веснушчатые груди. Настолько соблазнительные, что ему захотелось пересчитать и внести в каталог все эти маленькие пятнышки.

Да, лиф безупречен.

Но ему не нужно ничего безупречного.

Ему требуется… нечто разрушительное.

– Ниже, – буркнул он.

Портниха посмотрела на Мару, и Темплу захотелось, чтобы та возразила, оспорила его требование. Чтобы заявила, что лиф – самый подходящий. Тогда он почувствовал бы себя лучше и не злился бы на себя.

Разумеется, она все прекрасно поняла. Мара знала: он хотел, чтобы она с ним сразилась. Поэтому она выпрямилась, а затем склонила голову в знак покорности. И не произнесла ни слова, чем заставила его почувствовать себя редкостным мерзавцем.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

19
{"b":"239052","o":1}