ЛитМир - Электронная Библиотека

Этот час в нашей группе Штихерта посвящен занятиям. Тема: обнаружение населенного пункта по условной линии на карте. К 8 часам настает очередь нашей группы. Вооружение: 2 пулемета, 3 автомата, 2 боевые гранаты. Согласно вводной, мы пробиваемся через дамбу к 1-му взводу, минуем мертвую зону в русле ручья, затем поднимаемся на возвышенность.

Наверху располагаются мишени.

После четырех выстрелов у меня заклинило оружие — пуля засела в стволе.

Результаты: 44 попадания, в группе Клюзенера — 17. В 9.20 у нас конец занятий, следующей идет 3-я группа.

Едва я успел прилечь, как меня ставят в известность, что мне вместе с Гётцем и Хармсом предстоит еще и практика вождения. Наскоро перекусив (сладкая лапша с яйцами и молоком), около 12 часов выезжаем.

Впереди сидит лейтенант Рустика. Первые 5 километров проезжает Гётц, а Хармс ведет машину до самой Кирсановки. Останавливаемся у госпиталя. Оттуда еду уже я, объезжаю всю Кирсановку вдоль и поперек, это как минимум километров 5, потом, уже выехав из Кирсановки, проезжаю еще 3 километра. Потом снова возвращаюсь к складу ГСМ забрать почту.

Все прошло без сучка, без задоринки, сидящий рядом лейтенант только подсказывает мне дорогу. У почты забираем письма и посылки и, кроме того, двоих солдат.

По пути назад за баранку садится'сам лейтенант — куда-то торопится. По теории он нас не опрашивал. Все мы трое выдержали экзамен. В Т7 часов возвращаемся к месту расквартирования.

После ужина выкладываем из камня что-то вроде клумбы, засыпаем туда землю и высаживаем цветы.

Мы привезли целый мешок почты. Утром нам позволено выспаться как следует.

Воскресенье, Троицын день, 24 мая 1942 г.

Как же здорово снова проспать до 7 часов! К 9 часам утра я успел вымыться, побриться — словом, привести себя в порядок.

На столах стояли огромные букеты сирени. Через громкоговоритель звучит музыка. Погода облачная, ветрено. Время от времени сквозь тучи прорывается солнце. До обеда занимаюсь почтой. На обед гуляш, 2 булочки и 250 г напитка, настоянного на апельсиновых корках. После обеда решил почитать.

Сегодня выдали довольствие: 1 поджаренная колбаса, 100 г ливерной колбасы, 30 г масла, 4 сигареты. После ужина читаю иллюстрированные журналы и газеты. Самая последняя — от 19 мая. Вечером еще подвезли почту, прибыли газеты от 13 мая. Вот такая скорая у нас полевая почта.

Примерно в 21 час укладываюсь спать, день выдался хороший.

Близости фронта не чувствуется совершенно, такое впечатление, что мы где-нибудь дома, в обычном тыловом гарнизоне.

Понедельник после Духова дня, 25 мая 1942 г.

И сегодня нас будят только в 7 часов утра. А в 8 уже нежусь на солнышке. Хорошо позагорать, когда тебе никто не мешает.

Во второй половине дня опять иду загорать, читаю детективный роман.

Большая часть нашей роты отправилась в Красную Колонию на спортивный праздник. После 16 часов готовлюсь заступить в охранение.

Начальник караула — унтер-офицер Вилле. С ним сегодня творится что-то странное — отправляет весь караул привести в порядок форму. И это в праздничный день!

Вообще-то мы не очень жалуем этого Вилле. И раньше он мог вытворить что-нибудь в этом духе.

26 мая 1942 г.

Во второй половине дня собрался постираться, но не дали. Видите ли, прибыл командир собственной персоной. Так что приходится весь день торчать в боевом охранении.

27 мая 1942 г.

Черт, снова подъем ни свет ни заря. Тяжело вставать так рано. В здании школы еще темно, а на улице холодно.

До завтрака, то есть до 5.40, занятия. Проходим гранаты-лимонки. После занятий каждый бросает боевую гранату.

После завтрака под руководством лейтенанта фон Грисхайма выходим на местность. Там проходят занятия по подрывному делу. 200 г взрывчатки подрываем противотанковое орудие, 3 кг — каменную стену, столько же уходит, чтобы подорвать подвальное помещение, а связкой зарядов подрываем железнодорожный рельс. Кусок рельса взлетает в воздух метров на 30 и приземляется метрах в 50 от нас. На месте взрыва воронка примерно полтора метра глубиной.

Потом подрываем кусок рельса поменьше — он разлетается на куски. Во второй половине дня физподготовка, играем в ручной мяч. Я играю в нападении.

После матча холодный душ, потом засеваем на грядках редис.

28 мая 1942 г.

Снова подъем в 3 утра, затем занятия по тактической подготовке. До обеда физподготовка. С 9 до 12 загораю.

Тут же вижу, как гоняют «молодых». Этим ребятам достается крепко, потяжелее, чем в родной немецкой казарме.

После обеда стираю обмундирование.

С 13.30 до 17 часов выкладываем у купальни из камня дорожку.

После 17 часов переодеваюсь в рабочее обмундирование, потом получаю назад ту часть обмундирования, о которой заявил, как о пропавшей.

Вот и еще день прошел, недели пролетают одна за другой.

29 мая 1942 г.

Подъем в 3, кроме того, мне предстоит почистить сапоги Кайцика, но, несмотря на это, поднимаюсь лишь в 3.15. Очень, очень трудно подниматься в такую рань.

В 3.50 сразу же начинаются занятия, на этот раз располагаемся на солнечной стороне школы. Наш фельдфебель проводит занятия по уставу внутренней службы, по денежному довольствию и обмундированию.

После перерыва на завтрак (40 минут) до 9.30 хозяйственные работы. Меня отправили за песком для посыпки территории.

После обеда раздобываю у женщин, у которых остаются коровы, литр свежего молока.

Во второй половине дня вместе с еще 10 товарищами снова набираем песок для посыпки территории вокруг купальни. Время от времени моросит дождик, но мы исправно копаем песок до 17 часов.

Чем глубже роем, тем больше сырой глины попадается.

Сразу после окончания службы раскладываю костер и варю пудинг. Вечером переполох, командир вздумал наведаться в спальное помещение. С 19 до 20 часов уборка помещения.

Замазывая мышиную нору, порезал палец.

30 мая 1942 г.

Подъем в 3 часа, с 4 до 5 политподготовка.

Наша просьба перенести подъем на более позднее время отклонена. Зато командир соглашается с нами насчет отмены построения на обед. Наш фельдфебель взбешен до крайности.

После завтрака в 5.30 намечены стрельбы. Мы с Мюллером назначены для учета попаданий в мишени при стрельбе из 2-см пушек.

Приходится тащить, перетаскивать через ручей тяжеленную жестяную мишень, устанавливать ее, а потом прятаться за 150 метров в промоине.

Через 2 часа нас сменяют и требуют на стрельбы. Тут зарядил дождь.

Мой результат: стрельба из пистолета — 3 выстрела с дистанции 25 метров — 1 попадание, из автомата с дистанции 100 м — 2 попадания, из пулемета из 20 выстрелов во время дождя с дистанции 150 метров — 6 попаданий.

После стрельб нас гонят делать какие-то прививки.

Возвращаемся уже в 9.20, то есть уже к обеду, дают холодную сладкую лапшу с молоком.

К полудню облака разбегаются, проглядывает солнце.

Ложусь на травку и читаю, тут меня зовет Мертенс. Меня срочно вызывает наш фельдфебель. Быстро одеваюсь и бегу к нему.

Оказывается, мне объявлен 3-дневный отпуск с поездкой в Таганрог. На сборы считаные минуты. Без двадцати 12 я готов. Беру с собой самое необходимое и отправляюсь в канцелярию за отпускными — 60 рейхсмарок.

Потом идем к полевой кухне и получаем положенное на сегодняшний вечер довольствие.

После этого дожидаемся грузовика, который должен нас отвезти в Покровское. Грузовик так и не приехал, зато прибыло сообщение о завершении операции в Харьковском котле.

Час спустя проезжает наш «Опель», везущий солдат 4-й роты в Некпиновку.

Забирают и нас, правда, всю дорогу мы стоим.

Около 14 часов прибываем в Некпиновку, с километр топаем пешком по жаре, потом нас подвозят на телеге до Покровского. Оттуда еще почти 3 километра до железной дороги, их одолеваем тоже на своих двоих.

42
{"b":"239053","o":1}