ЛитМир - Электронная Библиотека

Около 6 часов мы в Таганроге. Через весь город едем на завод, перед нами распахиваются ворота. Здесь уже находится машина Штюбнера и еще две бронемашины из нашей роты.

Въезжаем в цех, предстоит кое-что приварить. В цеху довольно много русских рабочих. Здесь изготавливают запчасти для техники нашей дивизии и проводят всякого рода работы — сварку, постановку бронеплит и так далее.

В цеху валяются корпуса от огромных авиабомб и снарядов. Сварочные работы затягиваются, поэтому решаем подкрепиться сухим пайком (мясной тушенкой и сливочным маслом). Потом я решил пройтись по заводу, а после этого уселся в бронемашину черкнуть пару строк в дневник.

К обеду все сварочные работы наконец завершены, и мы гордо шествуем через весь город к солдатской гостинице для отпускников. Там и ставим машины.

Мальчишка надраил мне сапоги, и мы все вместе направляемся в столовую. Там съедаем за 20 пфеннигов суп из пшенки.

После этого отпрашиваюсь к парикмахеру подстричься. На рынке загоняю на 20 рейхсмарок сигареты — по 30 пфеннигов за штуку.

В 15 часов иду в кино, там мы все и встречаемся, не сговариваясь.

У буфета, где продают пирожные, форменная давка — пирожные стоят 1 рейхсмарку, уминаю целых 5 штук. Фильм называется «Образцовый супруг».

После фильма ненадолго подходим к нашим бронемашинам, закусываем на броне, а после мелкими группами идем пройтись по Таганрогу.

В городе уже не так много военных — «Лейбштандарт «Адольф Гитлер» отбыл, что касается девушек, наверняка процентов сорок их уже отправлены в Германию.

Решаю сходить к морю подышать свежим вечерним воздухом. К 21 часу возвращаюсь в гостиницу, отпускников отправили назад в части, поэтому там пусто. Беру в машине два одеяла, и мы еще с тремя товарищами ночуем в комнате 7.

Если верить листовкам, на сегодня русские запланировали массированный авианалет на Таганрог и артобстрел города. Что же, поглядим!

23 июня 1942 г.

Еще в 4.30 мы поднимаемся, умываемся и отправляемся на квартиру забрать Кайцика. После этого возвращаемся в роту. Наша бронемашина работает как часы.

Часам к 7 прибываем в расположение роты, смотр фляжек и полевой посуды к этому времени завершен.

Я успеваю заменить только посуду, а вот фляжки, к сожалению, все расхватали.

До 9.30 свободное время. Первым делом подкрепляюсь. Во второй половине дня мы (шестеро стрелков из 1 — го взвода) чистим оружие.

На 16.30 запланировано купание нашего взвода, другие играют в ручной мяч.

Днем я еще получил пару носков, свитер и солнечные очки.

Ночью просыпаюсь от стука дождевых капель по брезенту. Как же приятно спать, зная, что на улице дождь, но на тебя не натечет.

24 июня 1942 г.

Зарядка отменена, так что есть возможность подольше поспать. Половина наших едет с утра на учения. А мы, стрелки, тренируемся: умение читать карту, разбираться в условных линиях кодирования карт. И еще до обеда успеваем нарезать целую кучу тростника для маскировки техники.

Сегодня осмотр снаряжения — непригодные вещи тут же заменяются. В целом день проходит за чисткой оружия и приведением в порядок бронемашин изнутри. Вечером дождь, тем уютнее кажется тебе палатка.

25 июня 1942 г.

Сегодня день занятий: пулемет, пистолет, ориентирование, опознавание самолетов противника, отработка навыков наводки орудия и пулемета бронемашины.

Пока что затишье продолжается, и никто понятия не имеет, когда и куда нас отправят.

К кофе сегодня нам подали нечто совсем уж изысканное: на брата по половине большого посыпанного пирога, то есть почти домашнего. Принимаем пищу в здании школы, но спим в своей углубленной палатке.

В 7.45 построение для прививок. Делают укол противодизентерийной вакцины. Солнце припекает вовсю, мы расхаживаем в тренировочных штанах. К 9 часам все привиты, и я занимаюсь тем, что прорываю вокруг палатки канаву для стока воды.

Сегодня на обед 5 картофелин, мясной соус и 100 г яблочного повидла.

В нашей дивизии решили организовать спортивный праздник, оркестр играет вполне слаженно, совсем как на празднике лета дома.

На завалинке нашей палатки высаживаю подсолнухи.

Бюсс, сидя у радио, слушает музыку и строчит письма домой.

Оклеиваю брезент палатки и стенки картинками, после чего иду отдать в стирку свой рабочий комбинезон.

Выдали довольствие: треть буханки хлеба, 100 г сливочного масла, упаковку карамели, 50 г меда и 250 г кофейного ликера.

Увы, но приходится прервать ужин — нашему обер-лейтенанту вздумалось обходить палатки и выставлять оценки.

Мы получили «четверку».

После обхода продолжили трапезу, потом я сходил осмотреть палатки, есть очень и очень неплохие.

Специальное сообщение относительно обстановки у Тобрука. Мы страшно довольны. Я делаю несколько записей в дневник, водитель угощает меня ликером и шоколадом — в честь своего дня рождения. Сегодняшний день смело можно назвать чудесным, завтра предстоит рано вставать.

26 июня 1942 г.

Почти все наши бронемашины на учениях. Меня передали в распоряжение унтер-офицера Гербера. Жарища! Приходится работать в одних трусах.

До обеда сколачиваем и ставим 4 деревянные платформы (под 2 бронемашины и 2 грузовика), потом предстоит обшить их защитной тканью. После этого выбирали мишени для завтрашних стрельб.

27 июня 1942 г.

По причине стрельб физзарядка отменена.

Первым в стрельбах участвует взвод тяжелых бронемашин — все попеременно стреляют на одной машине.

Наша разведгруппа — победитель по стрельбе из пулемета — 85 попаданий. И 10 попаданий из пушки. К сожалению, у меня зарядный механизм тормозит, так что успеваю выпустить всего 4 снаряда.

Около 9.30 взвод тяжелых бронемашин заканчивает стрельбы, после этого непродолжительный перерыв, затем совместная чистка оружия.

Дистанция стрельбы: из орудия — 300 м, из пулемета — 150 м. Выстрелов из расчета на взвод — 200 из пулемета и 20 из орудия.

Сегодня погодка будто на заказ, к тому же воскресный день. К кофе на брата дают по половинке торта. Весь день провожу на солнце.

29 июня 1942 г.

Построение в спортивных костюмах, день обещает быть погожим. Во второй половине дня совершенно жуткая жара, градусов под сорок, наверное.

30 июня 1942 г.

Всю ночь льет как из ведра. Невзирая на ливень, подъем в 5 утра, после чего бегом к школе. На прививку. Выстраиваемся в колонну по три. Вторая прививка от дизентерии — 1 кубик вакцины. Но шприц почему-то огромный.

Дождь и не думает прекращаться.

1 июля 1942 г.

Пристреливаю оружие: мишень-квадрат со стороной 1,50 м. Орудие стреляет очень точно и без задержек. Из 10 выстрелов 9 попаданий.

А вот юстировка пулемета оставляет желать лучшего, приходится брать вправо и сильно вниз. Так что нашим оружейникам предстоит потрудиться — заново отъюстировать пулемет.

После стрельбы прочищаю стволы изнутри — орудийный и пулеметный.

Во второй половине дня занятия. Тема: «Высадка разведгруппы». Нас четверо стрелков из 1 — го взвода, фельдфебель Зимон, унтер-офицеры Ваак и Кемпе. Солнце палит нещадно.

Уходим подальше, через балку километра на 2, потом заваливаемся на траву и час загораем.

Позже занимаемся чисткой оружия.

4 июля 1942 г.

2–3 июля прошли в сплошных занятиях. Потом пропалывали грядки, чистили дорожки. Сегодня в полдень на построении нас огорошили — «Подготовиться к маршу!».

Собственно, этого мы уже давно дожидались. Так что наступил конец нашему курорту на зимних позициях берега Миуса. 13-я танковая снова готовится выступить.

Дивизии поставлены новые задачи.

46
{"b":"239053","o":1}