ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соблазн двойной, без сахара
Пламя
Как начать разбираться в искусстве. Язык художника
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Убежище
Заложница чужих желаний
Неправильный мертвец
Нет оправданий! Сила самодисциплины. 21 путь к стабильному успеху и счастью
Плохая девочка для босса

К понедельнику вся подготовка должна быть завершена. Сегодня суббота. Все работы автоматически отпадают. Личный состав отправили на технику. Я же иду на болото и там нарезаю тростник, из которого мы с Вестфельдом, нашим водителем, аж до 18 часов плетем маскировочные маты.

Спать ложусь рано в нашей углубленной палатке, писать просто сил нет.

5 июля 1942 г.

Сегодня воскресенье, значит, подъем только в 7.30. Погода загляденье, сажусь на свежем воздухе в саду и пишу письма домой.

Во второй половине дня отстирываю свой рабочий комбинезон, полотенце и тренировочные штаны. После этого раздобываю в нашей библиотеке какой-то роман и остаток дня читаю на солнышке.

6 июля 1942 г.

В 5 утра нас поднимают и бегом гонят до нашего импровизированного бассейна под открытым небом — плод коллективной изнурительной работы нашей роты.

7 июля 1942 г.

С утра работа на технике, чистка, смазка, маскировка и так далее.

Поддерживать бронемашину в образцовом порядке — наша главная задача.

После обеда — то же самое вплоть до 16.00, то есть до самого осмотра. Прибывает командир роты обер-лейтенант Айк. Начинает с нашего 1-го взвода. Замечаний к нам нет.

8 июля 1942 г.

Всю первую половину дня продолжаем приводить в порядок все, что только можно. Вообще-то работы не очень много, так я отправляюсь за инжиром.

После завтрака наш водитель едет что-то приваривать. До 15 часов чистка оружия, потом купаемся и играем в футбол.

9 июля 1942 г.

После завтрака выезжаем в учебную разведку. Из взвода тяжелых (8-колесных) бронемашин едут только 3 машины, в том числе и наша, остальных бойцов взяли просто так, посмотреть и поучиться.

Циркулируют всяческие слухи относительно начала марша, одни утверждают, что, дескать, уже завтра, другие, что какое-то время спустя, многие считают, что дадут отбой, а кое-кто поговаривает о скором участии в боях. Кто из них прав, неизвестно.

10–11 июля 1942 г.

Подъем в 4 утра, построение в 5 часов. Наконец-то командование вносит ясность. Выступаем нынешней ночью, поэтому наши ремонтники вкалывают, позабыв обо всем.

Всю первую половину дня мы заняты упаковкой своего имущества, снятием палаток и так далее.

У меня обновилось почти все снаряжение.

Вчера выдавали новое обмундирование, довольствие в консервированном виде и еще много разных вещей. С утра на больших высотах волнами следуют наши пикирующие бомбардировщики.

После еды совершаю прощальный заплыв в нашем с таким трудом сооруженном бассейне под открытым небом. И кому только плоды работы нашей роты достанутся после нас?

Наша бронемашина полностью готова к маршу: все упаковано, все на своем месте, все закреплено. В школе полным-полно разного барахла, но перед отъездом прибираемся. Негоже оставлять после себя грязищу.

Вообще чистота и аккуратность в нашей роте — вещь отнюдь не второстепенная.

Меняю на что-то форменные штаны, наконец получаю флягу. Так и проходит вторая половина дня. В обоз сдаем все лишнее. Незадолго до этого нам поставили задачу, так что беготня продолжается.

Выдают довольствие — половину торта на брата, кусок жареной свинины, яйца и шоколадный ликер.

В темпе проглатываем жареное мясо, запиваем ликером, а на десерт съедаем торт.

В 19 часов в саду нас собирает фельдфебель Эртель, довольно долго ждем, пока все не прибудут.

Фельдфебель Зимон произносит перед нами пылкую получасовую речь относительно длительного пребывания в Пономареве, время проходит незаметно, в конце концов уходим на технику.

Отправляемся в путь в 20 часов, впереди командир, за ним Зимон, а уже за ними и наш 1 — й взвод. Включаем рацию, надеваю наушники.

Приказы командира передает унтер-офицер Вилле, очень любопытно слышать это все.

По команде передаем сведения о неполадках — словом, никаких неясностей, никакого «испорченного телефона».

Уже стемнело, а мы едем и едем, дороги почти не видно, приходится целиком полагаться на едущего впереди. Ночные походные сигналы включаем только по приказу и на сложных участках пути.

Часто пропадает связь с машиной Вреде, он едет последним. Так что Вилле приходится туго.

12 июля 1942 г.

Следуем на северо-восток. Постепенно светает. Ничего не видно из-за густого тумана.

Нашей роте непросто после длительного периода вынужденного безделья вновь войти в колею. А как тогда дивизии? Или тем более армии?

На одной из дорожных развилок унтер-офицер Ваак отстает от основной колонны, однако с помощью радиосвязи вскоре вновь нагоняет нас. Вилле пиликает на губной гармошке по радио, а командир травит анекдоты.

К 4 утра наш примерно стокилометровый марш-бросок завершается. Останавливаемся в Старуссой Латке.[7] Бём из головы колонны дает соответствующее указание, и мы останавливаемся. Как уже повелось, легкие бронемашины размещаются в парке.

Наша тяжелая бронемашина унтер-офицера Ваака в одиночестве располагается в каком-то саду. Первым делом осматриваемся. Дома здесь выглядят куда приличнее, чем в Пономареве, но судя по местным жителям, здесь голая нищета.

Переодеваемся в спортивные костюмы и приступаем к маскировке техники. После того как техника надежно замаскирована, идем вниз к реке искупаться. У реки великолепный песчаный пляж, мелко — вода доходит до шеи. На завтрак под открытым небом выдали мармелад.

Мы страшно устали. Хватаю одеяло и ложусь в тень. Сегодня жарко, так что приходится снимать с себя то одно, то другое. Проспал до 13 часов. На обед суп из перловки, полевая кухня буквально в двух шагах от нас.

Всю вторую половину дня читал роман, потом смахнул пыль с машины, орудия, пулемета.

Раздают довольствие — свиной жир, ливерную колбасу, кровяную колбасу. Хлеба пока хватает. Наедаемся до отвала, и даже на завтра кое-что остается. Подобного я что-то не припомню. После еды ставим палатку и забираемся туда спать.

В авангарде танковых ударов. Фронтовой дневник стрелка разведывательной машины - i_002.jpg
вернуться

7

Названия отдельных населенных пунктов искажены автором дневника до неузнаваемости, поэтому переводчик не ручается за их достоверность.

47
{"b":"239053","o":1}