ЛитМир - Электронная Библиотека

Проводя наше внутреннее расследование, мы столкнулись с «Совами» и «Петухами», это были две полярные группы внутри разведывательного управления, которые отвечали за разрешение спора между реальной и предлагаемой информацией. У нас сложилось впечатление, что «Петухи» победили, так как президент Буш снял с поста Дэна Голдина вместе со своим человеком Шоном О'Кифи сразу же после разоблачения Лица на Марсе. Позже Дип Спейс рассказывал нам, что приказ изъять снимок Лица в мае 2001 года поступил напрямую из офиса вице-президента Чейни.

Мы, конечно же, приняли это с недоверием. Ведь нам даже не было известно, на чьей стороне был Дип Спейс, не говоря уже о том, что Белый дом мог скрывать за этой информацией. Все же ситуация стала улучшаться после того, как некоторые из вышеупомянутых фигур вынуждены были отойти в сторону. Мы фактически были уверены, что именно эта смена руководства привела к перемене в отношении к Лицу и сделала его целью исследования «Одиссея» одновременно с обещанием «сразу же» обнародовать все данные.

Чем больше мы узнавали о возможностях THEMIS, тем более многообещающей она нам казалась. На самом деле THEMIS — это три устройства в одном: световая видеокамера, теплоформирователь и многоспектральный формирователь или инфракрасная камера. Последняя может сканировать поверхность с разрешением 100 метров на пиксель при чувствительности один градус разницы в температуре. Точно такая же инфракрасная камера при сканировании в девяти разных точках инфракрасного спектра может определять поверхностный состав сканируемых объектов с таким же разрешением 100 метров на пиксель. Полная картинка получается размером в несколько сотен «пикселей», что позволяет нам провести точное сравнение температуры и образцов материального состава Лица с разрешением размером с футбольное поле… с зерном в квадратную милю общей площадью. Поэтому, несмотря на относительный недостаток в разрешении ИК камеры, она может рассказать нам гораздо больше о Сидонии, чем любые световые видеоизображения.

Как только «Одиссей» приблизился к Марсу, инициатива FACETS была полностью оправдана. Питер Герстен получил звонок из офиса д-ра Джима Гарвина с просьбой организовать конференц-связь с ним и Ричардом Хоглендом. Что и было сразу же сделано. Во время этого разговора Гарвин пообещал, что FACETS получит любые необходимые данные с «Одиссея» и что будущая миссия по исследованию орбиты Марса Mars Reconnaissance Orbiter (MRO) ответит на все наши вопросы по Сидонии. Он также предложил нам представить все необходимые бумаги для ряда конференций по Марсу, а также для публикаций, пообещав честное их представление.

Получить звонок от главного человека НАС А по Марсу — это было слишком. Еще более странным было услышать, что он полностью изменил свое мнение, да еще и предлагал нам участвовать в общественном обсуждении темы, У нас был хоть и маленький, но шанс поймать его на слове и надеяться на лучшее. Судьба, по-видимому, поворачивалась к нам лицом.

Позже, в начале 2002 года, Хогленду позвонил Дип Спейс. Он сообщил, что первые результаты инфракрасного сканирования были ошеломляющими и просто шокировали всех в НАСА. Он уверил нас, что исследование Сидонии проходит успешно, а полученные данные поразительны. Более того, он поддержал наше требование получить эти данные, особенно по Сидонии.

26 февраля на Space.com появилась новая информация от Леонардо Дэвида125, где ученые НАСА описывали первые результаты научной части миссии как «ошеломляющие» — в точности повторяя слова Дипа Спейса. Стивен Сондерс добавил, что эти данные открывают нам «совершенно новый Марс». И хотя информации было немного, между строк читалось, что данные, вызвавшие такое возбуждение, были получены от инфракрасной камеры и наводили на целый ряд интересных вопросов. На некоторые из них ответ мог быть получен на пресс-конференции, назначенной на ближайшую пятницу, 1 марта 2002 года.

Так как мы предполагали, что может быть обнародовано на пресс-брифинге, то не сомневались, что эти вопросы не будут касаться Сидонии и Лица, нам не дадут даже попытки хотя бы косвенно затронуть тему натуральности происхождения. Но если данные все-таки окажутся настоящими и будут отличаться от того, что мы уже имеем, возможно, появится причина надеяться, что в пятницу нам расскажут что-нибудь интересное. Но самое важное, о чем мы решили не забывать, так это то, каким невероятным способом НАСА все это организовало. Что на самом деле было значимо, так это сама информация, а не выступления НАСА, окрашенные политикой. Даже после того, как Лицо было «разоблачено» и лазерный альтиметр MOLA вышел из строя, опрос MSNBС126 показал, что даже среди тех, кто изменил свое мнение, большинство после просмотра снимка в мае 2001 года решило, что Лицо, скорее всего, было искусственным.

Те же из нас, кто ожидал официального «разоблачения» искусственности происхождения или хотя бы новую геологическую теорию, подобную приливной модели, ничего похожего не услышали. Никто не собирался ничего «разоблачать» пока президент находился за своим столом в Овальном кабинете со стеклопакетами и портретами своей семьи на стене, строго уверяя нас в том, что стоит больше работать в будущем, чем ждать, что случится что-то невероятное за «последние 24 часа». Но разоблачение витало вокруг нас, оно было прямо перед нами, еше более очевидным с того момента, как волшебный шар на Таймс Сквер возвестил всем о начале нового тысячелетия. Нам давали данные, по частям и кусочкам, и мы сами могли решать, что нам об этом думать. Значимость НАСА во многих вещах была сильно преувеличена, возможно, даже с самого начала его существования, что становилось все более заметным для тех из нас, кто отдавал себе отчет в том, насколько прекрасен и незнаком Марс и вся наша Солнечная система.

Это было похоже на то, что кто-то главный в агентстве (или вне его) запускал «стрелы», пытаясь заставить нас вникнуть в суть своего послания, которое на самом деле было простой ловушкой.

Мы начали искать намек на то, что «что-то» должно было произойти за две недели до выхода февральской статьи на Space.com. Серия снимков предположительно с Марса внезапно появилась на сайте, источником их была компания под названием IEC. Это были цветные, инфракрасные и радиоизображения, сделанные аппаратом «Anomaly 502», предположительно с марсианских руин прямо под поверхностью. У нас сразу же возникли сомнения по поводу правдоподобности этих снимков. Скорее всего, это было что-то вроде «пробного шара», который мог принадлежать разоблачающей модели Брукингса: запустить какой-нибудь снимок, подождать реакцию на него и решить, продолжать идти дальше или нет. Поэтому, пока мы решали, как на это реагировать, время и содержание публикации встряхнули наши умы и заставили задуматься.

Почему именно за несколько недель до публикации статьи на Space.com и до пресс-конференции? И почему именно инфракрасные и другие проникающие технологии? Можно было бы просто придумать какую-нибудь научную аномалию? А потом мы вспомнили: «Марс Одиссей» не был первым земным зондом, применяющим проникающие технологии на марсианской орбите.

В конце 80-х русские уже посылали два зонда на Марс, Фобос 1 и 2, чтобы исследовать поверхность, атмосферные особенности планеты и состав одного из спутников (Фобоса). Фобос 1 потерялся по пути, а Фобос 2 полностью преодолел расстояние до Марса и просуществовал всего лишь несколько недель. Их исчезновение стало материалом для изучения НЛО, но аппаратом было сделано несколько значимых наблюдений, касающихся Фобоса и Марса. Одним из удивительных открытий было то, что плотность Фобоса оказалась крайне аномальной. В статье, опубликованной 19 октября 1989 года в журнале «Природа», говорилось, что Фобос имеет неестественную плотность 1,95 г/куб.см (а может, 19,5?), это могло значить, что он на одну треть пуст внутри. Если считать, что оба марсианских спутника — захваченные астероиды, то это открытие было просто невероятным. Теоретически такой плотный объект, как Фобос, не мог «опустеть» сам собой, поэтому возникает вопрос — кто мог его «опустошить» и зачем?

104
{"b":"239056","o":1}