ЛитМир - Электронная Библиотека

Это было бы возможным из-за особого угла освещения на этом снимке. Свет восходящего солнца, скользящий почти горизонтально по пористой и разрушенной эрозией корке восточной стороны, был зафиксирован «Одиссеем», находящимся сверху точно под прямым углом. Чтобы лучше это понять, представьте, что вы заглянули сквозь густую оконную сетку внутрь хорошо освещенной комнаты, когда на улице сумерки, а плетение сетки настолько мелкое, что почти неразличимо на фоне массивных освещенных деталей комнаты.

Общий эффект этого снимка «Одиссея» мог бы в точности соответствовать внутренней световой системе и напоминать эффект, образуемый рентгеновскими лучами, позволяющими с первого взгляда увидеть скрытую архитектурную конструкцию Лица.

Поэтому, исходя из того, что у нас не было достаточно доказательств, что именно снимок MGS (по крайней мере, опубликованный) мог вызвать интерес у д-ра Кристенсена, мы были вынуждены заглянуть за политический занавес в ожидании, что он «появится там первым». Проведя небольшое расследование, мы нашли причину — «Марс Экспресс» от ЕКА (Европейское космическое агентство).

«Орбитер Марс Экспресс» должен был выйти на орбиту Марса в конце декабря 2003 года. По причине, возникшей на самой орбите, он так и не смог занять положение, чтобы заснять Сидонию в течение нескольких лет после своего выхода. В любом случае он был оснащен цветной камерой, которая была на порядок совершеннее устройства, установленного на «Марс Одиссее 2001». Бортовая стереокамера с высоким разрешением могла получать изображения в цвете, со звуком и разрешением до двух метров на пиксель. Это означало, что, если бы снимок Лица был сделан им в тех же световых условиях, мы бы получили цветные стерео-снимки, очень похожие на цветной снимок «Одиссея», с пространственным разрешением как на лучших фотографиях MGS.

Так как этот полет осуществлялся вне сферы влияния НАСА, мы ожидали получить от него качественные данные. Мы, как минимум, надеялись, что эта информация будет гораздо честнее, чем та, что на протяжении многих лет подбрасывало нам НАСА, да еще в цвете.

Истинные цвета НАСА

Причина, по которой мы так увлеклись цветными снимками, заключалась в том, что с самого начала исследования Марса, проводимого НАСА, у агентства были явные проблемы с получением верных цветовых изображений. Собирая вместе данные за большой период времени, мы пришли к выводу, что эти проблемы были не технического, а политического характера. По какой-то причине НАСА отказывалось показывать людям «настоящие цвета Марса».

Но самым печальным в этой ситуации были, возможно, противоречия все еще витающие вокруг первого цветного снимка, сделанного посадочным модулем «Викинга», опубликованного лабораторией JPL. Спустя всего несколько часов после выхода этой исторической публикации первой цветной фотографии поверхности Марса была выпущена еще одна поспешно «слепленная» версия, предположительно с целью корректировки первоначальных «цветовых данных» предыдущего снимка.

Пройдет некоторое время, и один из представителей JPL будет рассказывать совсем другую историю по поводу случившегося. Свидетелем был сын научного сотрудника, руководящего одним из трех биологических экспериментов «Викинга» Labeled Release Experiment. Главным исследователем в этой сфере был д-р Жильбер Левин. Его сын, д-р Рон Левин, в настоящий момент работает физиком в Массачусетском технологическом институте (MIT).

Летом 1976 года (когда «Викинг» совершил посадку в столь знакомый нам «ритуальный день» 20 июля) Рон только что закончил высшую школу и навещал своего отца в лаборатории в течение того незабываемого лета «Викинга». Там же находился и Хогленд, он готовился поведать необычную историю космического аппарата миллионам читателей самого крупного издания и в нескольких телевизионных передачах.

Воспоминания о том деле, написанные собственноручно д-ром Жилем Левином, были недавно напечатаны в книге ученого-писателя Барри ДиГрегорио143. В книге Левин пишет о реакции JPL в ответ на наивные попытки Рона Левина «исправить» то, что ему показалось намеренным искажением полученной «Викингом» информации. ДиГрегорио рассказывает:

«Примерно в 14.00 первый цветной снимок поверхности другой планеты, Марса, начал появляться на цветных видеомониторах лаборатории, расположенных во многих соседних корпусах, специально установленных для того, чтобы сотрудники и медиаперсонал смогли увидеть данные, полученные «Викингом». Жиль и Рон Левины находились в главной комнате контроля, где десятки видеомониторов и взволнованных техников с нетерпением ждали первый цветной снимок. Как только изображение появилось на экранах, все присутствующие бурно встретили это незабываемое историческое событие — Марс в цвете. Картинка на фотографии напоминала Аризону: голубое небо, коричневато-красная земля и серые скалы с зелеными вкраплениями.

«Жиль Левин произносит, обращаясь к Патрисии Страат (его компаньону) и сыну Рону: «Посмотрите на эту фотографию! Она напоминает Аризону» (цветное фото 21).

«Спустя два часа после того, как первый цветной снимок появился на мониторе, техник резко изменил картинку с голубым небом и похожим на Аризону пейзажем на стандартную оранжево-красную гамму неба и ландшафта. Рон Левин недоверчиво наблюдал, как тот переходил от монитора к монитору, меняя изображение. Подождав минуту, Рон пошел за ним следом, восстанавливая первоначальные цвета. Разговор Левина и Страат прервал звук ссоры. Это был Рон, получивший выговор от самого руководителя проекта «Викинг», Ижеймса С. Мартина. Младший Левин спросил, что происходит. Оказалось, что Мартин застал Рона за исправлением изображений на цветных мониторах. Он предупредил Рона, что, если тот попытается вновь совершить что-либо подобное, его вышвырнут из лаборатории. Затем директор попросил инженера, ассистента команды биологов вернуться вместе с Роном к каждому монитору и поменять изображение обратно на красные тона.

Но Жиль Левин, Рон и Патрисия Страат не знали (до момента выхода этой книги), что приказ об изменении цветов поступил напрямую от руководства НАСА, самого д-ра Джеймса Флетчера. Спустя несколько месяцев Жиль Левин разыскал того техника из лаборатории, который поменял изображения, и спросил, зачем он это сделал. На что сотрудник ответил, что он получил инструкцию от членов группы «Викинг» о том, что небо и ландшафт Марса должны иметь красный цвет, и ему необходимо обойти все мониторы и переключить цветовой тумблер. На вопрос Левина, почему на измененном снимке поле американского флага багрового цвета, техник заявил, что это атмосфера Марса исказила цвет и поэтому флаг выглядит именно так» (курсив автора).

Хогленд находился в лаборатории в тот же самый день и очень хорошо запомнил свое удивление, когда снимок «Аризона-Марс», первоначально высветившийся на экранах JPL, вдруг приобрел вид марсианского «красного квартала». Он до сих пор корит себя за то, что не задал по этому поводу больше вопросов. Но даже если бы и задал, «это был 1976 год, и мы в то время все доверяли НАСА».

Один из вопросов, который напрашивался в первую очередь, касался работы физиков JPL, которые стояли за этим резким изменением цвета. Вот что говорит Жиль Левин об этом в книге ДиГрегорио:

«Если бы атмосферная пыль рассеивала красный свет, а не голубой, то небо было бы красного цвета, и если бы красный со временем хотя бы частично рассеялся, то свет бы достиг поверхности, и его отражение придало бы поверхности более голубой тон, чем красный. При прямом солнечном освещении осталось бы довольно мало красного света. A как насчет отчетливых теней от скал, которые видны на вчерашних, черно-белых фотографиях? Если бы на Марсе происходило значительнов рассеивание света (при огромном количестве красной атмосферной пыли), то мы бы не увидели резких теней на снимках, или они были бы в лучшем случае размытыми в процессе атмосферной диффузии» (курой автора).

125
{"b":"239056","o":1}