ЛитМир - Электронная Библиотека

143.50.20, Сернан: «Подожди минуту. Подожди. О'кей. Давай сделаем еще один прямо отсюда. Мне нужно снять это целиком. (Пауза.) Ты готов?»

   
143.50.26,  Шмитт: «Да, есть».

   
143.50.27,  Сернан: «Начинай снимать. Сними целиком».

143.50.54, Сернан: «Это что-то. Слушай, ты говоришь о загадочно выглядящем месте». (Пауза.)

143.51.03, Шмитт: «Они могут вырезать несколько кадровнесколько этих картиноки сделать хорошее фото. (Смеется.) (С) телекамерой (и) картами».

В соответствии с расшифровкой, панорама «оказалась неинтересной из-за яркого солнечного света». Опубликованные снимки, кажется, не являются 360° панорамой, поскольку если бы это была панорама, проход в Нансен должен был быть виден. На самом деле его нет нигде на опубликованной серии снимков. И как фраза Сернана: «Слушай, ты говоришь о загадочно выглядящем месте» соотносится с описанием «сравнительно неинтересно» в расшифровке?

Вся эта область настолько аномальная, что Сернан остановился, чтобы убедиться, что Шмитт произвел полную фотографическую запись. Запись, которая сегодня, кстати, не соответствует описаниям, которые тогда давали астронавты. И как насчет нервных слов Шмитта о том, что они «могут вырезать части этой картинки?». Что он увидел такого, что НАСА не хочет показать людям на Земле?

Как уже говорилось выше, из разговоров астронавтов ясно, что что-то было неладно. Во-первых, Сернан беспокоился, что они смогут смотреть прямо в Нансен, так, что припарковал луноход над кромкой Нансена, и телекамера не могла смотреть прямо в отверстие. Шмитт — опытный ученый — так удивлен, когда смотрит в Нансен впервые, что восклицает: «Взгляни-ка на Нансен!» Сернан продолжает описывать весь участок как «загадочное» и «невероятное место», а Шмитт кодом сообщает в ЦУП, что у астронавтов «не будет возможности осмотреться больше, чем вы слышали», несмотря на их более чем тридцатиминутное отсутствие в поле зрения камеры. Позднее, когда они будут делать снимки, чтобы показать, что лежит под затемненным «навесом» Нансена (который ясно различим с орбиты», они будут шутить о том, что вырежут с определенных частей картинки. И все это время, не только, когда они снимали Нансен с удачной точки, не было снимка, который бы показывал «внутренность» кратера. Они явно упустили возможность, а в ЦУПе никто не попросил сделать такой снимок.

Реальность, однако, такова, что между тем временем, когда они были вне видимости камеры, и поездкой на станцию 3, у астронавтов должно было быть достаточно времени, чтобы спуститься вниз, исследовать и сфотографировать внутреннюю часть Нансена. Легко представить, что эти фото были просто изъяты из каталога. Про некоторые снимки сказали, что они передержанные или «неинтересные» — что очень напоминает историю с затемненными фото из каталога орбитальных камер «Аполлона». Возможно, они решили, что проникнуть в Южный массив через Нансен непрактично — были два описания большого количества обломков в кратере. Или, возможно, они попробовали и не смогли, что привело к признанию Шмитта, что они не смогут осмотреться так, как хотели. Что бы ни было причиной, у них был плотный график, и нужно было попасть и на другие станции. Однако они не могли знать, что на встречном курсе их ждет еще более невероятное и загадочное событие.

Голова Дэйта

«М-р Дэйта, ваша голова не артефакт»Коммандер Райкер, «Звездный путь: Следующее поколение, эпизод «Стрела времени»

По пути к Малому кратеру с окаймлением, кратеру на окраине светящегося покрытия из породы, выброшенной после обвала Южного массива, Шмитт и Сернан остановились взять несколько образцов у края другого небольшого кратера. Остановка, предположительно на 20 минут, была сделана, чтобы забить двойной керн, снять показания гравиметра и сделать несколько панорамных общих видов на 500-миллиметровую пленку. Но место оказалось неудачным, поскольку у астронавтов возникли некоторые проблемы с оборудованием и Шмитт живописно свалился, пытаясь спасти сумки с образцами. Позже в честь падения Шмитта команда прозвала это место «Кратер Балета», и потом астронавт пытался изобразить несколько балетных па в своем костюме, шутя, что Хьюстонская балетная школа будет нуждаться в его услугах.

Потребовалось около 37 минут, чтобы астронавты закончили задание у «Кратера Балета» и двинулись оттуда к Малому, где была их первая остановка для работы на поверхности с Нансеном. Прибыв к Малому кратеру, астронавты проделали несколько рутинных операций, а затем впервые взглянули на кратер.

145.22,22, Шмитт: «Малый — это кратер, размер которого вы знаете (около 100 метров в диаметре). Кромка у него явно темная, хотя совокупность фрагментов покрова, кажется, не сильно отличается от светлой мантии. Но внутри... ого!»

Описание Шмитта, вероятно, должно говорить о том, что Малый был относительно невзрачным снаружи, а вот участок внутри его был, как минимум очень интересным. К сожалению, когда включили камеру, она была направлена на луноход и дальний Южный массив. Она оставалась в таком положении, пока Сернан (для того чтобы снять панораму, выходил Шмитт) вышел, чтобы снять панораму кратера. Через несколько минут Сернан странно произнес «О'кей! О'кей» (цветные фото 26А и 26Б). В этот момент Шмитт начинает обсуждать нечто странное, то, что он увидел в видоискатель. Подняв фильтр, астронавт был полностью поглощен увиденным.

145.26.25, Шмитт: «Подожди минуту...»

145.26.26, Сернан: «Что?»

145.26.27, Шмитт: «Где блики? Я уже один раз (из-за них) обманулся. Здесь оранжевый грунт!»

145.26.32, Сернан: «Не двигайся, пока я не увижу».

145.26.35, Шмитт (очень возбужденно): «Он повсюду! Оранжевый!»

145.26.38, Сернан: «Не двигайся, пока я не увижу».

145.26.40, Шмитт: «Я перемешиваю ее ногами».

145.26.42, Сернан (тоже возбужденно): «Действительно, он оранжевый! Я вижу отсюда!»

145.26.44, Шмитт: «Он оранжевый!»

145.26.46, Сернан: «Подожди немного, подниму щиток. Да, он оранжевый!»

145.26.49, Шмитт: «Да, конечно! Сума сойти!»

145.26.53, Сернан: «Оранжевый!»

145.26.54, Шмитт: «Я должен вырыть траншею, Хьюстон».

Астронавты стали собирать образцы оранжевого грунта, который, как потом выяснилось, оказался сильно окисленным титаном, — открытие, которое имеет огромное значение для последующей колонизации Луны. Добыча кислорода и металлов из лунной почвы делает идею постоянной лунной базы намного более реальной. Кстати, помимо «оранжевой почвы» — совершенно измельченного и окисленного титана, на некоторых предыдущих снимках Малого кратера, сделанных Сернаном, видны «странные объекты», которые не похожи на раздробленные вулканические камни, которые, по идее, должны находиться и вокруг ударного кратера. Вместо этого они выглядят как большие осколки разломанной металлической техники и разбитого стекла.

Заинтригованный несколькими фотографиями этих, «похожих на металлические» обломков и «оранжевым грунтом» в Малом кратере, Хогленд загрузил с сайта «Журнал «Аполлона» фото с высоким разрешением.

После этого стало понятно, что некоторые из «осколков» в Малом были явно «необычными» — если не сказать больше. Оказалось, что многие «камни» имеют крайне неординарные спектральные качества, отражая свет как кристаллы — или, хорошо полированные металлические «коробки» — но не как обычные камни.

Совместно проверив фото, оба автора независимо друг от друга заметили один очень большой, определенно странно выглядящий артефакт, который сильно напоминал что-то вроде поврежденного «насосного механизма» или «картера двигателя». Он получил прозвище «турка» (из-за явной «рукоятки» на одном конце и темного «носика» на другом). Этот объект, кажется, имеет систему трубок и механических приспособлений, которые видны внутри геометрической формы металлического (или стеклянного) корпуса. На объекте, кажется, даже видны «соединители» или «точки установки» (рис. 12-13).

139
{"b":"239056","o":1}