ЛитМир - Электронная Библиотека

У этой истории есть интересное послесловие.

Через несколько дней после возвращения из Вашингтона и брифинга в Пресс-клубе Хогленд обнаружил несколько сообщений на автоответчике. Четыре из них были особенно интригующими — от четырех разных людей, назвавших себя «сотрудниками JPL». У всех было примерно одно сообщение: «Марс Обсервер» по-прежнему «жив», однако «закрыт» из-за заговора в JPL». Анонимные голоса сообщали, что Хогленд и МакДэниэл «слишком надавили на JPL», и они (НАСА) не могли показать «вживую» правду о Сидонии, не имея возможности сначала проверить, что же это будет. По их словам, планировалось внезапно «найти» «Марс Обсервер» через несколько месяцев и вновь публично ввести его в эксплуатацию. Однако имелось одно условие: если подтвердятся предположения Хогленда и независимых исследователей, то: «вы больше никогда не услышите о «Марс Обсервере».

Хогленд так и не смог установить их личности, однако каждый из этих людей, вероятно, не знал о других, все имели технические знания и внутреннюю информацию о системе JPL и вполне могли быть теми, кем представлялись. Позднее выяснилось, что часть этой информации весьма интересна: один из этих людей заявлял, что, поскольку сеть станций связи, слежения и управления в дальнем космосе использовалась для наблюдения за «Марс Обсервером», JPL не могла рисковать, принимая на Земле данные с «потерянного» космического аппарата при помощи антенн сети. Источник утверждал, что «они» будут использовать «альтернативные методы» для получения данных, не работая с сетью.

Несколько месяцев спустя другой анонимный источник сообщил Хогленду, что космический телескоп «Хаббл» использовался «для фотографирования НЛО» при помощи свето-концентрирующего устройства, называвшегося «высокоскоростной фотометр», и что приближаю-щаяся миссия «по ремонту телескопа Хаббл» должна была секретно доставить груз с видеопленками происходившего. Еще один звонивший через несколько дней рассказал еще более удивительную историю о том, что Хаббл в будущем «Новом мировом порядке» будет использоваться как лазерный индикатор в облаках «для подделки Второго пришествия!». Хогленд мало верил в подлинность таких сообщений, однако они заставили его задуматься. Если предполагаемые источники из JPL были правы, как «Марс Обсервер» может скрытно присылать изображения Сидонии на Землю, не будучи обнаруженным? Если пользоваться DSN было «слишком рискованно», могли ли на самом деле использоваться иные средства передачи данных? После небольшого расследования он выяснил, что на космическом аппарате был второй инструмент — лазерный альтиметр, являвшийся предшественником прибора MOLA, установленного на аппарате «Марс Глобал Сервейор». Несомненно, этот мощный лазер можно было использовать для отправления потока информации очень узким инфракрасным лучом на Землю, буквально через миллионы миль, где один специальный прибор мог секретно его обнаружить и передать для надлежащей «аудитории» на Земле: это высокоскоростной фотометр «Хаббла».

Доказательств того, что это было сделано, Хогленд не получил, однако возник еще один интересный момент. Месяц спустя, когда для встречи с «Хабблом» и ремонта его поврежденной оптики был отправлен STS-61, по возвращении на Землю экипаж привез в Хьюстон только один блок оборудования — странным образом внезапно ставший «устаревшим» высокоскоростной фотометр.

Все это может показаться похожим на шпионский роман, однако факты показывают, что с миссией «Марс Обсервер» с самого начала происходило что-то подозрительное. Начиная с необъяснимого предстартового «саботажа» и загадочной потери сигнала почти на час (когда на космический аппарат мог быть дополнительно загружен набор указаний без ведома обычной команды запуска космического аппарата или диспетчеров полета) и вплоть до непродуманного «принудительного» отключения, повлекшего потерю космического аппарата (утаивавшуюся главой проекта до последней минуты, когда он проигрывал важные дебаты с Хоглендом), — в этой миссии, кажется, все шло не так.

Реальность же такова, что рассматриваемый вопрос, является ли то, что мы видим на Марсе, остатками древней внеземной цивилизации на поверхности Марса, — это самый главный вопрос за все два миллиона лет истории человеческой расы. Мысль о том, что НАСА или его работники в Пентагоне могли обеспокоиться и затеять две миссии только для того, чтобы иметь возможность тайно «первыми прикоснуться» к истине о Сидонии, кажется нелепой, только если брать ее вне контекста. В контексте же, о котором идет речь, это не только правдоподобно, но, скорее всего, самое вероятное.

В конечном счете, неудачи с «Марс Обсервером» было достаточно, чтобы Хогленд убедился, что «честная, но глупая» модель поведения НАСА больше не может восприниматься как реальная. Он оставил все мысли о том, что есть незаконспирированное объяснение непостоянного и неэтичного поведения агентства, и взялся за вопрос о тайнах и уловках в Сидонии.

Однако ему пришлось в определенном смысле поплатиться за это. За простое публичное признание того вывода, который сделал бы любой логично мыслящий человек, он навсегда был изгнан из сообщества независимых исследователей Марса, в создании которого он сыграл такую важную роль. Решение действовать одному, вопреки противодействию всех своих бывших коллег, оставило его перед одним главным вопросом — почему они сделали это? Что такого важного, такого опасного было в Сидонии, чтобы НАСА пошло на такой чрезмерный политический риск?

Поиск ответа на этот вопрос занял большую часть следующего десятилетия.

Отчет «Брукингса»

«Я уверен, вы осознаете, что в данной ситуации существует весьма серьезная вероятность культурного шока и дезориентации общества, если факты внезапно и преждевременно будут обнародованы без соответствующей подготовки и создания необходимых условий. В любом случае, это мнение Совета... Должно быть достаточно времени для подробного изучения ситуации до того, как любые знания будут официально открыты общественности. И, кстати... как некоторые из вас знают, Совет потребовал взять подписку о неразглашении с каждого, кто имеет отношение к этим событиям...» — Д-р Хейвуд Флойд, «2001: Космическая Одиссея».

В средине 1993 г. профессор Стэнли В. МакДэниэл разыскивал дополнительные материалы для своего продолжающегося изучения новой политики НАСА в области воспроизведения изображений и обработки данных, окружающих программу «Марс Обсервер». Как мы уже могли убедиться, отчет МакДэниэла сыграл ключевую роль в давлении на НАСА, вынуждая агентство отказаться от того, что основной исследователь обладает всеми правами на данные будущих космических исследований. На заключительной стадии своего изучения, МакДэниэл попросил Ричарда Хогленда помочь ему достать ему некоторые труднодоступные исторические документы НАСА и научные документы, относящиеся к проектам по поиску внеземного разума (SETI). Хогленд поведал МакДэниэлу слухи о существовании официального отчета НАСА — предположительно сделанного по заказу космического агентства в первые годы его существования и в будущем подлежащего цензуре, если свидетельства внеземного разума когда-нибудь обнаружат.

С подачи МакДэниэла, Хогленд начал активно разыскивать документ, используя различные связи, и в итоге вышел на бывшего полицейского, детектива Дона Эккера. Консультант UFO Magazine Эккер был настолько любезен, что не только подтвердил существование этого очень сомнительного исследования, но и озвучил его настоящее название — «Исследование предполагаемых последствий мирной космической деятельности для человечества».

Затем Хогленд обратился к другому своему знакомому, Ли Клинтону, который после многочисленных попыток обнаружил существующий экземпляр отчета НАСА в Федеральном архиве Литл Рока (штат Арканзас). Клинтон сделал несколько копий трехсотстраничного исследования и в подходящий момент переправил полный комплект документов Хогленду и, соответственно, МакДэниэлу, который представил его в своем окончательном отчете как отражающий давнюю направленность политики НАСА на сокрытие определенных проблем.

32
{"b":"239056","o":1}