ЛитМир - Электронная Библиотека

Институт «Брукингс» был, вероятно, одним из передовых интеллектуальных центров своего времени, и участники исследований НАСА были действительно «лучшими из лучших» среди тогдашних ученых. Куртис X. Баркер из Массачусетского технологического института, Джек Оппенгеймер из самого НАСА, известный антрополог Маргарэт Мид — все они внесли свой вклад в итоговый отчет.

После изучения документа Хогленд и МакДэниэл выделили несколько моментов, которые, по их мнению, были особенно значимыми — и потенциально скандальными — для их недавней работы с НАСА по программе «Марс Обсервер». Самые ошеломляющие высказывания появляются на странице 215, где отчет ссылается на возможность обнаружения артефактов в будущих исследованиях НАСА:

«Если в ближайшие 20 лет не произойдет встречи «лицом к лицу» с ним (внеземным разумом) (если только их технология не настолько совершеннее нашей, чтобы посетить Землю), артефакты, оставленные в свое время с какой-то целью этими формами жизни, могут быть обнаружены в ходе нашей космической деятельности на Луне, Марсе или Венере».

Ниже, на той же странице, в документе обсуждаются последствия таких открытий:

«Данные антропологии содержат много случаев, когда общества, занимающие определенное место в мире, распадались, столкнувшись с прежде неизвестными общественными формациями, придерживающимися других идей и иного образа жизни, а те, что смогли пережить опыт такого рода, обычно совершали это ценой переоценки ценностей, отношений и поведения... в настоящее время последствия такого открытия непредсказуемы...»

Далее предполагалось, что исследования, очевидно, необходимы, и что НАСА должно решить следующие вопросы:

«Как и при каких обстоятельствах, такая информация могла быть представлена или скрыта от общественности?.. Приверженцы фундаментализма (и прочих антинаучных сект) быстро распространяются по всему миру... Открытие иной жизни — более, чем любые другие плоды деятельности в космосе — взбудоражило бы их... Если высший разум откроют, результаты (для общества) будут совершенно непредсказуемы... в первую очередь для ученых и инженеров, которые более всего пострадают, если будут найдены существа, стоящие на более высокой ступени развития, так как род их занятий наиболее явно связан с покорением природы» (стр. 225) (курсив автора).

Затем отчет ссылается на невразумительную работу психолога Хедли Кангрелл озаглавленную «Вторжение с Марса: исследование психологии паники» (изд-во Принстонского университета, 1940). Принстонский университет получил грант Фонда Рокфеллера для издания этой малоизвестной работы. В ней идет речь о радиотрансляции «Войны миров» Орсона Уэллса в 1938 г. (которая ввергла в панику, по некоторым оценкам, более миллиона людей на северо-востоке США). Вывод — трансляция была военным психологическим экспериментом, и Америка трагически провалила тест.

Несложно понять отчет Брукингса. Среди его многочисленных аналитических заключений имеются следующие:

1. Артефакты, скорее всего, будут найдены на Луне и/или Марсе.

2. Если артефакты означают существование высших цивилизаций, реакция общества непредсказуема.

3. Вполне возможны различные негативные социальные последствия, от «уничтожения» ученых и инженеров до роста «возбуждения» среди религиозного фундаментализма и полного «разрушения» общества. Радиотрансляция «Войны миров» дает отличный пример.

4. Для сокрытия такой информации от общественности должны быть представлены серьезные доводы, если в действительности артефакты когда-нибудь будут найдены.

Теперь у нас в руках была улика.

Указание практически с самого начала скрывать любые данные, подтверждающие реальность Сидонии или любого другого подобного открытия, было дано не только НАСА. В особенности данные должны были скрываться в своем внутреннем круге, а также от ряда ученых и инженеров, поскольку эти люди были наиболее уязвимыми членами человеческого сообщества.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы прийти к заключению, что НАСА воспользовалось этими советами и превратило их в политику на высшем уровне. При этом неудивительно, что весь вопрос «артефактов» был надуманно представлен как проблема национальной безопасности — учитывая (опять же) роль НАСА как «оборонного агентства Соединенных Штатов» (курсив автора).

Хотя документ сам по себе был довольно невразумительным, он оказал значительное социальное воздействие. Отчет Брукингса лег в основу культового фильма Артура Кларка и Стэнли Кубрика «2001: Космическая Одиссея». Надо сказать, судя по интервью для «Плейбоя» в 1968 г., Кубрик мог сослаться на отчет как на источник. В интервью он точно цитировал вышеприведенные моменты и заявлял, что вопрос сокрытия артефактов станет центральной темой его революционного фильма.

Критики поняли, что открытие документа Брукингса на самом деле ничего не меняло. Они утверждали, что этот документ слишком старый, чтобы иметь отношение к делу, а отрывки об инопланетных артефактах слишком малы в сравнении со всем объемом отчета, а также нет «доказательств», несмотря на документально подтвержденную ложь и двуличное поведение НАСА (что скрупулезно отмечено в отчете МакДэниэла).

Однако мысль о том, что документ сорокалетней давности «слишком стар для того, чтобы иметь отношение к данному вопросу, очень удивила бы конституционных судей и ученых, которые регулярно дискутируют и активно полемизируют по поводу нашего главного документа — которому сейчас 230 лет. Что касается того, что всего лишь малая часть документа имеет отношение к вопросу артефактов, — верно, доклад представляет собой обширный общий обзор будущего освоения космоса, однако это не уменьшает значения ни одной из его частей. Первая поправка к Конституции — это только малая часть (45 из 11713 слов) всего документа, однако никто не может сказать, что она не является его самым важным разделом.

В самом докладе Брукингса рекомендуется, чтобы вопросы, которые цитировались выше, «исследовались в дальнейшем», однако до сих пор никто не нашел следов официального изучения, даже если они и имели место. Что же касается вопроса реального влияния, которое могли оказать эти рекомендации — читайте дальше...

«Большой план НАСА» Джона Ф. Кеннеди

«Само слово «секретность» неприемлемо в свободном и открытом обществе; а мы, народ, исторически и по сути своей выступающий против тайных обществ, даем клятвы о неразглашении и проводим секретные работы. Мы давно решили, что опасность чрезмерного и неоправданного сокрытия относящихся к делу фактов намного превосходит те опасности, на которые ссылаются в качестве его оправдания».

Президент Джон Ф. Кеннеди, 27 апреля 1961 г.

Одним из моментов, за который нас критиковали при ссылке на отчет Брукингса, — это то, что мы не можем «доказать», что этот документ когда-либо применялся на деле, кроме как продолжать указывать на поведение НАСА, которое согласуется с теми положениями, которые мы приводили выше. В качестве аргумента утверждается, что других свидетельств того, что документ имел какое-либо воздействие па реальную политику, не имеется.

Здесь мы докажем, что это не так и что отчет мог в значительной степени повлиять на одно из главных событий двадцатого века.

В эпиграфе мы цитировали президента Джона Ф. Кеннеди, который незадолго до своей смерти внес предложение о том, что США и Советский Союз должны рассмотреть возможность объединения своих космических программ. Для того времени это было не просто весьма радикальной идеей, учитывая сильную взаимную подозрительность двух стран, это могло быть тем решающим толчком, который привел Кеннеди к гибели. 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин стал первым человеком, вышедшим в космос на борту советского космического корабля. Через шесть дней после этого НАСА представило доклад, подготовленный по вопросу предложенного плана освоения космоса — вышеупомянутый отчет — в Конгресс. Представление отчета, который с 30 ноября 1960 года пылился в столе руководителя НАСА, внезапно обрело новую актуальность.

33
{"b":"239056","o":1}