ЛитМир - Электронная Библиотека

Уставившись на стол перед собой, Кэдел почесал бровь.

– Это будут добровольцы.

– Добровольцы?

– Да. – Старейшина нахмурился, глядя ей в глаза. – Ваш муж в качестве Первого волшебника делал то же самое, не так ли? Не он ли выбирал добровольцев из самых талантливых волшебников, чтобы отправлять их в Храм Ветров, в преисподнюю? Они не возвращались, и он посылал следующих, и снова, и снова. Барах знал, что скорее всего посылает этих людей на смерть. Они тоже знали это. Такой риск признавали необходимым, такую цену мы согласны были платить. В нашем случае все то же. Это жертва, которая позволит нашим людям выжить, в том числе тем, за кого вы часто заступаетесь.

Магда отступила на шаг.

– Даже если эти тысячи охотно пожертвуют собой, пройдет много времени, прежде чем башни будут завершены. А сноходцы уже здесь. Нельзя ждать.

Во взгляде старейшины Кэдела появилась злость.

– Вы полагаете, что башни – единственное решение, какое мы пытаемся претворить в жизнь? Вы думаете, что мы, глупые старики, оставляем нечто важное на потом, в то время как наши люди в опасности? У нас есть волшебники, которые, повторяю, лихорадочно ищут способы защитить нас от сноходцев.

– Я не утверждаю, что вы глупы, старейшина Кэдел, – сказала Магда, склонив голову. – Но сноходцы уже здесь. Что если волшебникам не удастся создать защиту? Что если сноходцы проникнут в ряды волшебников, занятых этой проблемой, и помешают им найти решение? У нас есть решение Лорда Рала, оно дает результат, причем незамедлительно.

– Так утверждаете вы, – сказал Лотейн. – Но у нас нет ответа на вопрос, утверждаете вы так потому, что вас обманом заставили в это поверить, или потому что вы добровольный сообщник, изменница, вступившая в сговор против Срединных земель?

Обвинитель склонил голову, как бы призывая к признанию.

– В сговор? – Удивление Магды переродилось в убийственный взгляд. – Я говорю так, потому что это правда.

– Это всего лишь ваши слова. Остается выяснить, что мог замышлять Барах. Судя по тому, что нам известно, вы тоже могли быть участницей заговора. Ведь вы были женой Первого волшебника – и все же призываете нас поклясться в верности Лорду Ралу. Что не удивительно, раз вы уверяете, будто сам Барах, человек, считавшийся нашим благородным руководителем, признался вам, что больше верит в Лорда Рала из Д’Хары, чем в Совет Срединных земель. Мне не кажется, что так могла бы говорить женщина, заявлявшая, что всегда выступала в защиту интересов Срединных земель. Скорее так скажет та, что ставит интересы Д’Хары выше наших.

По толпе пополз шепот. Магда ткнула пальцем в Обвинителя.

– Ваши ложные обвинения могут привести к смерти многих тысяч безвинных людей!

Пока эхо ее голоса разносилось по залу, шепот за ее спиной стих.

– Вы уходите от нашей истинной проблемы, – сказал Лотейн.

– От истинной проблемы? Истинная проблема в том, что вам мерещатся заговоры в каждой тени, тайные агенты за каждым углом, предатели за каждой дверью. Вы заняты только преследованием порождений собственного воображения во имя собственной славы и власти!

Толпа ахнула.

Магда вытянула руки в его сторону.

– С вашей навязчивой идеей о заговорах, цель которой – поднять личный статус, вы намеренно слепы к кровавой правде, находящейся прямо перед вами.

Как видно, шокированный тем, что кто-то посмел говорить с ним в таком тоне, тем более публично обвинять его в том, что он выдумывает заговоры ради личной выгоды, Лотейн на какое-то время онемел.

Прежде чем он успел оправиться и сказать что-то, Магда повернулась к толпе, наблюдавшей с пристальным вниманием.

– Сноходцы среди нас, – сказала она громко, чтобы слышали все. – Сидящие перед нами члены Совета решили не замечать кровавую правду, стоящую перед их глазами, а мудрый главный обвинитель гоняется за призраками, которых видит только он сам. Безоговорочно приняв решение Совета или поверив корыстным сплетням Лотейна о заговорах, вы рискуете пережить то же, что и я. Знайте: без защиты вы можете умереть в невыразимых мучениях.

Хотя решение Совета продиктовано благими намерениями, именно вам придется расплачиваться кровью за их ошибку.

Толпа снова загудела. Некоторые перекрикивали этот шум, желая выяснить, что можно предпринять. Магда вскинула руки, призывая к тишине, чтобы иметь возможность ответить.

– Позвольте Совету поступать так, как они считают правильным, – сказал она, – но если сами вы хотите жить, то, чтобы остаться в живых, опуститесь на колени, склонитесь, чтобы лоб касался пола, и произносите следующую формулу обряда преклонения Лорду Ралу:

«Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал защищает нас. В сиянии славы твоей – наша сила. В милосердии твоем – наше спасение. В мудрости твоей – наше смирение. Вся наша жизнь – служение тебе. Вся наша жизнь принадлежит тебе».

Повторите обряд преклонения три раза, чтобы наверняка создать связь с магией Лорда Рала и наверняка защитить разум от сноходцев.

Сделайте это тайно, если не хотите объясняться с этими людьми или если боитесь расправы. Поймите, клятва верности Лорду Ралу не делает вас предателями Срединных земель; это присяга на верность собственной жизни.

Лорд Рал не враг Срединным землям, он бьется за всех живущих в Новом мире. Мы все едины. Мы все сражаемся за право жить, за право быть свободными от кровавой тирании.

Мертвые вы не сможете помочь Срединным землям. – Магда сердито вскинула кулак. – Выберите жизнь! Поклянитесь в верности Лорду Ралу – и получите защиту от сноходцев!

Магда видела, как члены Совета энергично делают страже знаки, чтобы та вывела ее из палаты Совета.

Прежде чем ее успели выпроводить, она гордо вздернула подбородок и направилась к дверям. Толпа расступилась, давая ей пройти, будто она обладала большой властью и влиянием.

Некоторые шептали ей слова благодарности, когда она проходила мимо.

Следуя к огромным дверям, Магда держала голову гордо и смотрела равнодушно, с каменным лицом, не выдавая своих чувств.

Глава 17

За ее неторопливым исходом из палаты Совета наблюдал Лорд Рал, неподвижно ждавший сразу же за огромными дверями. Двое мрачных телохранителей стояли чуть позади него. Проходя мимо массивных дверей из красного дерева, Магда оглянулась через плечо и увидела, что стражи Совета медленно следуют за ней, желая убедиться, что она действительно уходит и не собирается возвращаться.

На той стороне зала с куполообразным потолком Магда увидела маленькую армию Лорда Рала, готовую поднять оружие и защищать его, если возникнут неприятности. Она поняла, что они не обрадуются, когда злобные нападки на Лорда Рала и выдвинутые против него обвинения дойдут до их ушей. Впрочем, воины должны были верить, что место, где они находятся, может оказаться враждебным. Более того, после прибытия в Цитадель трое из них уже умерли таинственной смертью. Она увидела, как по сигналу Лорда Рала их руки выпустили оружие.

Позади в палате Совета, несмотря на призывы к порядку, обстановка все еще не нормализовалась. Толпа не желала продолжать обсуждение вопросов, стоящих на повестке дня. Узнав об угрозе со стороны сноходцев, люди хотели получить ответы на конкретные вопросы.

Магда надеялась, что Совет обдумает все услышанное и увидит, как мудро решение, предложенное Лордом Ралом для защиты людей. По опыту она знала: если Совет обдумывает ее предложение, то, как правило, понимает, что оно имеет смысл. Магда надеялась, что так получится и на сей раз.

– Должен извиниться перед вами, госпожа Сирус. – Альрик Рал низко поклонился ей. – Я ужасающе ошибался.

– Ошибались? – спросила Магда, в которой снова начало вскипать возмущение.

Встав рядом с ней, он указал сквозь двери в палату Совета, где дошло почти до бунта. Люди кричали на членов Совета, требуя, чтобы их мнение учитывалось, и желая узнать, действительно ли опасность так близко.

19
{"b":"239063","o":1}