ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Какой красивый! — воскликнула она.

Мы все, окружив Луизу, тоже рассматривали портрет. Из-под козырька фуражки на нас смотрели смелые черные глаза молодого летчика.

«Сегодня наша часть вручает Золотую Звезду отважному летчику Анатолию Свинцову, проявившему героизм и мужество в борьбе с фашизмом», — громко читала Луиза.

Перебивая ее, позади кто-то из летчиков крикнул:

— Да вот и сам Свинцов идет!

Все бросились к окну, из которого хорошо был виден аэродром.

К столовой приближалась группа летчиков в теплых унтах, в шлемах, впереди шел стройный, смуглый лейтенант.

Как только он перешагнул порог, Луиза, с газетой в поднятой руке, скомандовав нам «смирно», подошла к лейтенанту, приветствуя и поздравляя его от имени медицинских сестер Н-ской части.

Увидев перед собой красивую смелую девушку, лейтенант смутился, но подал команду «вольно!» и поблагодарил Луизу за поздравление.

Голубые глаза девушки разгорелись и казались совсем синими, щеки зарумянились.

— Эх! — воскликнула она. — Вот такого героя можно полюбить по-настоящему, на всю жизнь. Правда, девушки? — обернулась она к нам с Маней.

Все засмеялись.

Маня, смутившись, незаметно сжала мне руку и покраснела, закусив губу: общительность и смелость Луизы иногда казались ей нескромными.

— Ну, что же вы стоите? — обратилась Луиза к вошедшим летчикам. — Рассаживайтесь, будьте гостями.

Летчики были ошеломлены таким натиском. Но уже через несколько минут мы сидели за общим столом, оживленно разговаривая.

Только лейтенант Свинцов, казалось, никого не замечал, кроме Луизы. И поздравлений товарищей, и тостов в его честь тоже не слышал. Он сидел рядом с Луизой и смотрел на нее, слушал только ее.

— Повезло тебе сегодня, Толя, — кивая на девушку, говорили летчики и смеялись: — Смотрите, он даже вина не пьет!

А Луиза так и заливалась счастливым заразительным смехом, потом с бокалом в руке поднялась и запела арию из «Периколы»:

Какой обед там подавали,
Каким вином там угощали!..

— Неужели она будет пить? — шепнула я Мане.

— Перед прыжком? Что ты, никогда! — строго посмотрела на меня Маня. — Н-нет, — не сводя глаз с Луизы, проговорила она. — Но такой я никогда еще ее не видела. Неужели она влюбилась?

В это время в столовую вошел наш командир взвода, увидев нас за столом, побледнел. Заметив это, Луиза громко сказала:

— Идите сюда, товарищ лейтенант. Как медик, я разрешаю вам выпить бокал вина.

Лейтенант понимающе усмехнулся, подошел к нам.

— Ну, товарищи медики, — тихо сказал он. — Прыгать будем не скоро. Погода нелетная.

— Ничего, мы подождем, — ответила за всех Луиза.

И, встряхнув кудрями, опять громко запела:

Эх, Андрюша, нам ли быть в печали!
Не прячь гармонь, играй на все лады!
Поднажми, чтобы горы заплясали,
Чтоб зашумели зеленые сады…

Я не могла оторвать от нее глаз. Живая, легкая, подвижная и — до чего ж очаровательная.

Я даже рассердилась, когда Маня, вставая из-за стола, шутливо бросила Луизе:

— Пой, пташка, пой, да где-то сядешь!

— На оккупированной немцами территории, а то и на штыки фашистов, — склонившись к ней, тихо ответила Луиза.

…Часов в двенадцать небо начало проясняться, из-за снеговых туч показалось холодное зимнее солнце. Летчики по одному стали покидать столовую.

Последовала команда и нам:

— На аэродром!

Торопливо, на ходу надевая парашюты, мы вышли на посадочную площадку. Погода была тихая. Под ногами хрустели льдинки, в небе завывали самолеты.

— Сегодня будете прыгать со скоростного бомбардировщика, — сказал Миша и подвел нас к большому самолету.

— Миша, ты не сердишься на нас? — спросила Маня.

— Нет, это летчики нашей десантной части, ничего.

Луиза все время шла позади, а подле нее — лейтенант Свинцов. В самолет она входила последней. Помахав лейтенанту рукой, привычно захлопнула за собой бортовую дверь.

Заревели моторы, самолет покатился по полю и стал набирать высоту. Земля быстро удалялась. Все сидели напряженные и серьезные. Одна Луиза продолжала смеяться, рассказывая что-то. Маня слушала ее и нехотя улыбалась, а мне было совсем не до смеха.

— Ну ладно, хватит тебе! — рассердилась я, когда Луиза, смеясь, дернула меня за рукав шинели, рассказывая о Толе.

— Конечно, — поддержала меня Маня. — Тамара прыгает впервые, она волнуется.

— Ерунда! — махнула рукой Луиза и крикнула инструктору: — Я буду прыгать первая!..

— Нет, вы будете прыгать замыкающей, — сказал строго командир взвода. — Первыми прыгают мужчины, потом Маня, за ней Сычева, а потом вы…

От волнения у меня сдавило горло. Звучит команда: «Приготовиться!» — Один за другим, пригибаясь, прыгают в люк бойцы. Вот к открытому в полу люку подходит Маня.

Затаив дыхание, я шептала правила прыжка, вспоминая слова инструктора: «Прыгнуть и в воздухе считать до десяти, потом дернуть кольцо, а когда парашют раскроется, согнуть в коленях ноги…»

— Сычева, прыгай! — услышала я голос командира взвода.

Стало страшно, но пересилила себя, присела на край люка и, ухватившись за кольцо, свисающее с левого плеча, бросилась вниз. Волны воздуха меня подхватили, я испугалась и, не досчитав до десяти, с силой дернула кольцо парашюта. Меня рвануло, лямки натянулись, и я увидела над собой огромный белый купол. На сердце сразу стало легко и весело.

Плавно качаясь, я не заметила приближения земли. Неожиданно с силой брякнулась о землю. Ноги, согнутые по инструкции в коленях, спружинили, и это спасло меня от переломов. Свалившись набок и потушив свой парашют, я сейчас же взглянула на кружившийся над полем самолет. Из люка выскочил последний парашютист. «Луиза», — подумала я.

Парашютист летел к земле, с каждым мигом увеличивая скорость. «Не раскрылся парашют!» — ахнула я и тут же увидела, что все находившиеся на аэродроме бегут к месту предполагаемого падения парашютиста. Среди других я заметила и высокую фигуру лейтенанта Свинцова.

Взглянув на парашютиста, я похолодела: земля была уже слишком близко, чтобы на что-нибудь еще надеяться. И только метрах в двухстах от земли над падавшей фигуркой взвилось белое полотно парашюта. Луиза, раскачиваясь на лямках, весело махала нам рукой, а Толя Свинцов, потеряв фуражку, весь мокрый, все еще бежал вслед уносившемуся в поле парашюту.

— Наложу взыскание! — сердито крикнул позади меня командир взвода. — Я ей не разрешал делать затяжных прыжков…

Лицо его было взволнованным и сердитым.

— Надо же хвастнуть! — сказала подошедшая Маня.

Вскоре мы, опять все вместе, ехали домой в той же закрытой полуторке, но кроме нас ехал и Толя Свинцов. Он сидел рядом с сияющей Луизой и возмущенно говорил:

— Но вдруг бы парашют отказал?! Как ты могла рисковать собой? Пойми… — и он что-то горячо зашептал ей на ухо.

— Это ведь так просто! — смеялась в ответ Луиза. — Что мне, в первый раз?

Они с Луизой сошли в городе у нашего штаба.

— Потеряли мы Луизу, — сказал один из наших разведчиков. — Такого с ней никогда не бывало.

Луиза приехала только поздно вечером, необычно тихая и молчаливая. Такой же она была и все следующее утро, а под вечер вбежала в комнату сияющая и объявила:

— Девчата! Целуйте меня. Я выхожу замуж.

— Что-о? — поднялась пораженная Маня. — Что ты сказала?

— То, что ты слышала. Мы с Толей решили пожениться. Мы любим друг друга.

Раскрыв чемодан, она достала белое шифоновое платье.

Маня ошеломленно наблюдала за ней.

— А командир полка, а комиссар?..

— Они уже разрешили, и Толя ведь наш…

— Луиза, ты не должна этого делать, — горячо сказала Маня, — сейчас не время.

— Почему? Вот именно время, — подняла брови Луиза. — Толя хороший, меня любит… Хоть три дня, да поживу с любимым! А там ведь неизвестно, что будет… — сказала она и вдруг заплакала.

25
{"b":"239069","o":1}