ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одновременно со взрывом во дворе прозвучали взрывы у металлического люка и у двери на первом этаже. Начался общий штурм. Эта двусторонняя атака с крыши и с первого этажа была настолько решительной, что террористы, пытавшиеся было сопротивляться, легли на пол и начали расползаться по камерам, побросав оружие.

Итогом было освобождение заложников. У нас было двое раненых: Игорь Орехов и у соседей — солдат Блинов, раненый в ногу».

* * *

С точки зрения группы захвата, тюремные помещения имеют свои плюсы и минусы. Поскольку конструктивно они должны обеспечивать содержание преступников, то блокирование инцидента внутри тюрьмы не составит труда, даже при значительном числе бунтовщиков. С другой стороны тюрьма представляет собой укрепленный объект, проникновение в который путем взлома дверей или пролома стен часто является проблематичным. В ряде случаев запирание дверей обеспечивается различными электронными и механическими устройствами.

Смотровые вышки в тюрьмах, казалось бы, являются естественной позицией для снайпера. Однако они обычно расположены над открытыми пространствами тюремного двора, либо прикрывают подходы к воротам. Снайперу придется проникать на территорию тюремного комплекса, причем на своей позиции он будет хорошо виден заключенным. Как говорит опыт, архитектура исправительных учреждений такова, что хорошую позицию для снайпера можно и не найти. Именно так произошло в Сухуми. Поэтому, скорее всего, в дело вступят штурмовые группы.

Учитывая специфику объекта, очень желательно, чтобы зачистку внутренних помещений тюрьмы проводило подразделение, специально сформированное для решения подобных задач. Вот что говорит капитан спецназа ФСИН Андрей Женатый:

«Среди контингента, отбывающего наказание, есть очень отчаянные люди. Попытки захвата заложников, увы, происходят часто. Когда нам поступает сообщение из колонии или тюрьмы, находящейся в зоне ответственности отдела, первой выезжает дежурная группа быстрого реагирования. Через 20 минут — весь отдел. Почему так? В отделе спецназа в основном служат офицеры. В ночное время суток на сборы и выдвижение к месту дислокации выделяется 15 минут, еще 5 минут — на вооружение и погрузку в машины. Чтобы не упустить время, каждые сутки в расположении отдела дежурит тревожная группа, или “пятиминутка”, как мы ее называем.

От поступления сигнала до вооружения, оповещения всего отдела и выдвижения ей требуется не более пяти минут.

Прибыв на место, тревожная группа блокирует район и вступает в переговоры с бандитами. В группе действуют четыре взвода. Первый и второй блокируют район проведения операции, взвод технического обеспечения с помощью тепловизоров сканирует помещения, где укрылись бандиты, анализирует ситуацию. Четвертый взвод в ситуациях, когда времени терять нельзя, начинает штурм.

Если немедленный штурм не требуется, офицеры занимают огневые позиции и ждут подхода основных сил. Этот взвод, как правило, состоит из двух снайперских пар, штурмовиков, группы огневого обеспечения и техсредств».

Массовые беспорядки в тюрьмах — это, как правило, не спонтанные акции, к ним заключенные готовятся месяцами. Вот что рассказывает подполковник ФСИН Юрий Гагрин:

«Есть заключенные, такие как “воры в законе”, “смотрящие”, которые пытаются установить связь с администрацией мест лишения свободы и заставить ее играть по их правилам. Рассчитывают на то, что начальнику ЧП не нужно, его за это накажут. Если администрация не идет им навстречу, так называемые «смотрящие» готовят массовые беспорядки, “поднимают” зону. Подкинутая в пищевой котел мышь, кислая капуста — все может послужить сигналом к началу беспорядков. В каждой группе из десяти человек “авторитеты” назначают старших — “подстрекателей”.

Кроме того, есть группа “гладиаторов” — людей, беспрекословно исполняющих приказ “воров в законе” и идущих на смерть по одному их жесту. Эти люди вооружены ножами, заточками, иногда по недосмотру сотрудников администрации к ним могут попасть и пистолеты.

“Авторитеты” планируют операцию с тактической грамотностью боевых офицеров. “Гладиаторы” в первые же минуты беспорядков должны уничтожить или разоружить охрану, раздать отобранное оружие. “Подстрекатели” выводят толпу, заставляют ее крушить все вокруг. Вперед бросают “молодых” — людей с малыми сроками заключения, попавших в места лишения свободы впервые, а сами прячутся за их спинами».

В таких ситуациях офицеры отдела спецназа совместно с приданными силами — местной милицией и ФСБ, сотрудниками администрации колонии организуют блокирование всей местности. Далее штаб отдела выявляет зачинщиков беспорядков и лиц, относящихся к «гладиаторам» и «подстрекателям». Затем начинается штурм. Точечно выстреливаются светошумовые боеприпасы.

Когда эффект замешательства достигнут, используя бронированные щиты, в толпу врываются две группы: первая создает коридор, вторая, она же штурмовая, выхватывает из общей массы «подстрекателей». Вооруженных бандитов устраняют снайперы.

Если необходимо взять их живыми, снайперские пары используют спецоружие, стреляющее снотворным.

«Авторитеты» и «воры в законе» участия в беспорядках обычно не принимают, отсиживаются в своих камерах. Ими после занимаются следственные органы.

Когда «подстрекатели» и «гладиаторы» отрезаны от толпы, в ход идут водометные установки, газовые гранаты, пластиковые боеприпасы. Затем весь контингент, сбившийся, например, на тюремном плацу, делится на несколько секторов.

Между секторами группы с бронещитами создают коридоры.

Далее действует группа задержания. Из каждого сектора по одному выдергиваются сквозь строй заключенные. На них надевают наручники или спецжгуты. Затем их выводят в карантинную зону.

При операциях в исправительных учреждениях могут применяться не только свето-шумовые гранаты, но и другие спецсредства, например, слезоточивый газ. Но не всегда применение газа будет эффективным, так как и тюрьмах может быть мощная вытяжная вентиляция, которая не позволит достичь необходимой концентрации CN или CS.

Глава 4. Проникновение штурмовых групп в наземные транспортные средства

Автобус и автомобиль

В предыдущей главе мы уже рассматривали штурм автобуса, который был подан к воротам тюрьмы по требованию взбунтовавшихся заключенных. Подобный случай нередко встречается в практике АТ-групп. Террористы захватывают заложников в каком-нибудь здании: в общежитии олимпийской деревни, в больнице, в тюрьме, и спустя некоторое время требуют автобусы, чтобы добраться до аэропорта, где их должен ждать самолет, либо до удаленных горных аулов, находящихся под их контролем. Штаб операции оказывается перед выбором: предоставлять или не предоставлять транспортное средство.

В пользу варианта с автобусом штаб выскажется в том случае, если придет к выводу, что при штурме автобуса заложники подвергнуться меньшему риску. Кроме того, если заложников много, то часть их может просто не поместиться в автобус и окажется на свободе. В рассмотренном случае бунта в сухумском следственном изоляторе предоставление автобуса было оправданным, так как тем самым зачинщики бунта отделялись от основной массы заключенных. А в подобных операциях главной задачей обычно является нейтрализация вожаков.

Если принимается решение о предоставлении террористом транспортного средства, то нужно позаботиться о следующем:

Во-первых, марка автобуса или автомобиля, который будет предоставлен террористам, должна быть достаточно распространенной, чтобы группа захвата могла немедленно приступить к отработке штурма на идентичном экземпляре.

Во-вторых, конструкция транспортного средства должна максимально облегчить штурмующим выполнение их задачи. Например, в автобусе или автомобиле не должно быть затемненных стекол, которые лишают снайперов возможности вести наблюдение, а в случае необходимости открыть огонь по преступникам.

39
{"b":"239080","o":1}