ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 5. Штурм авиалайнера

Как только пассажирский самолет утвердился в качестве средства передвижения на дальние расстояния, ом тут же стал жертвой и одновременно оружием терроризма. Авиалайнеры оказались весьма заманчивой целью для террористов, по крайней мере, по двум причинам: во-первых, большое количество потенциальных заложников оказывалось сосредоточенным на небольшом пространстве, во-вторых, привлекала уязвимость самолета: взрыв даже незначительного заряда в полете приводил к гибели и самого лайнера, и всех его пассажиров.

Правительства многих государств далеко не сразу поняли всю опасность терроризма, особенно на воздушном транспорте. Только в 1970 году в Гааге была заключена Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов. Страны — участницы Гаагской конвенции, наконец, решили применять меры «уголовного преследования» преступников, совершивших захват. Но и после этого многие правительства проявляли в отношении террористов неоправданную мягкость.

В 1975 году известный террорист Ильич Рамирес Санчес, более известный по кличке «Шакал», вместе со своими сообщниками предпринял захват самолета израильской авиакомпании «Эль Ал» в парижском аэропорту Орли. Террористы убили двух полицейских, захватили 8 пассажиров, включая женщину с ребенком, и забаррикадировались в туалете.

Долго шли переговоры и правительство Франции, наконец, решило погрузить банду Карлоса вместе с заложниками в самолет, летевший в Египет. Собственно, как и требовал «Шакал». Жандармы во главе с лейтенантом Кристианом Пруто (он станет известен позже, после операции по освобождению заложников в Джибути) готовы были уничтожить террористов. Им представилась неплохая возможность в тот момент, когда террористы поднимались один за другом по трапу на борт самолета, а Пруто шел позади всей группы. Но команды на открытие огня не последовало. Правительство демократической страны в очередной раз отступило.

Что же было потом? Карлос через несколько месяцев вернулся во Францию, разумеется, не с благими намерениями. При попытке ареста он убил двух агентов спецслужб и сбежал. Затем появился в Вене, где взял в заложники участников конференции нефтедобывающих стран и с большим выкупом скрылся в Ливии.

* * *

Одним из первых решительных ответов террористам со стороны европейских государств стал успешный штурм самолета «Люфтганзы» в 1977 году. Эту операцию провела немецкая антитеррористическая группа GSG-9.

13 октября 1977 года четверо террористов (двое мужчин и две женщины) захватили авиалайнер, следовавший из Пальмы де Майорка во Франкфурт на Майне. Через час после старта, когда самолет находился над южным побережьем Франции, в кабину пилотов ворвались двое вооруженных пистолетами мужчин. Одновременно две женщины с гранатами в руках контролировали пассажирский салон. Заложниками оказались 116 пассажиров и пять членов экипажа.

Угрожая оружием, террористы приказали изменить курс и лететь в Рим. Вскоре после этого в эфире появился руководитель террористов, назвавшийся капитаном Махмудом, позднее идентифицированный как Захир Юссеф Акаче — один из самых разыскиваемых палестинских террористов. На ломаном английском, почти истеричным голосом он потребовал освобождения заключенных руководителей немецкой террористической организации «Фракция Красной армии» (РАФ) и огромного выкупа в 9 миллионов фунтов стерлингов. Махмуд угрожал, что пассажиры и экипаж погибнут, если его требования не будут выполнены.

Командир «Боинга» Юрген Шуман был опытным пилотом. Он не спорил и направил самолет на аэродром Фючимино в Риме. Во время заправки горючим он попытался сообщить хотя бы какую-то информацию о террористах.

Внимательно наблюдавшая за самолетом служба безопасности нашла на летном поле четыре связанные друг с другом сигареты и поняла шифровку правильно: на борту четыре террориста. Эти сведения очень помогли при планировании операции.

Покинув Рим, самолет полетел на Кипр и далее несколько раз приземлялся в различных странах Ближнего Востока: Бахрейне, Дубае, Южном Йемене. В Дубае власти арабских эмиратов попытались договориться об освобождении женщин и детей, но террористы не желали идти на уступки. А в Йемене произошла трагедия. После дозаправки под предлогом проверки шасси пилоты вышли наружу. Командир лайнера попробовал сообщить йеменским солдатам дополнительные сведения о том, что происходило на борту самолета, но безуспешно. Эту сцену наблюдал руководитель банды. Когда пилоты вернулись в самолет, Махмуд объявил Юргена Шумана предателем и на глазах у пассажиров убил его выстрелом в голову. За штурвал «Боинга» сел второй пилот. По приказу похитителей самолет направился в Сомали.

Утром 17 октября, в 04:30 по немецкому времени, угнанный авиалайнер приземлился в столице Сомали, Могадишо. К месту посадки немедленно были стянуты крупные силы сомалийских коммандос, а так же машины скорой помощи и пожарные расчеты. Следом за «Boeing-737» взлетно-посадочной полосы коснулся специальный самолет, на борту которого находились: командир «GSG-9» подполковник Вегенер; начальник федеральной службы по борьбе с терроризмом Техард Бойден и переговорщики. Вместе с ними прилетели инструкторы SAS майор Алистер Морон и сержант Барри Дэвис. Англичане привезли с собой светошумовые гранаты, которые тогда были еще новинкой.

Выбросив на взлетно-посадочную полосу труп Юргена Шуманна, террористы предъявили западногерманскому правительству ультиматум: если до 15:00 по немецкому времени заключенные не прибудут в Могадишо, террористы взорвут самолет вместе с 90 заложниками. Примерно за десять минут до окончания отведенного времени переговорная группа сообщила угонщикам о том, что 11 заключенных находятся на борту специального самолета, который должен доставить их в аэропорт Могадишо, однако перелет займет, по меньшей мере, семь часов. Террористы согласились продлить ультиматум до 01:30 следующего дня.

Тем временем, из Бонна поступило разрешение на проведение силовой операции по освобождению заложников, которая получила кодовое название «Магический огонь». В 17:30 в Могадишо приземлился специальный самолет «Штутгарт», на борту которого находилось 30 бойцов GSG-9. Чтобы не привлекать внимания террористов, он остановился за два километра от угнанного «Боинга». Не теряя ни секунды, бойцы GSG-9 стали распаковывать оружие и специальное штурмовое снаряжение.

В распоряжении бойцов GSG-9 были пистолеты-пулеметы «МП-5», хорошо зарекомендовавшие себя в условиях боя в тесном пространстве; западногерманские снайперские винтовки «Маузер-66» специальной модификации, способные поражать цели укрытые внутри пассажирских самолетов; инфракрасные приборы ночного видения «глаз совы»; пистолеты 38 калибра «Смит энд Вессон» и П9С усиленной мощности; различные приставные лестницы и особые штурмовые взрывные устройства направленного действия, предназначенные для срыва люков самолета. Впервые в антитеррористической практике было решено использовать специальные магниевые взрывпакеты, привезенные сотрудниками SAS. Во время штурма они должны были на несколько секунд оглушить и ослепить террористов.

Через час после высадки Вегенер доложил о том, что его команда готова в любой момент приступить к завершающей фазе операции «Магический огонь». По плану операции сомалийские коммандос должны были перед началом штурма развести примерно в 100 метрах от носа самолета огромный костер, чтобы привлечь террористов в кабину пилотов. В это время штурмовая группа «GSG-9» попытается проникнуть в салон через хвостовую часть и аварийные люки.

Примерно в 22:00 наблюдатели и снайперские расчеты вышли на исходные позиции. В 23:15 из диспетчерской башни, где разместился штаб операции, поступила команда на выдвижение к исходным рубежам штурмовых групп и групп технической поддержки. В 23:50 сомалийские коммандос провели отвлекающий маневр, разведя огромный костер. Пока террористы находились в кабине пилотов, стараясь понять, что происходит, штурмовые группы незаметно проникли под фюзеляж самолета и заняли позицию в хвосте и под крыльями.

43
{"b":"239080","o":1}