ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

1943 год вошел в историю войны не только Курской битвой, но и усилением ожесточенной борьбы СМЕРШа и абвера — немецкой разведки и контрразведки. Масштабы тайной войны, которую вела германская разведка в годы войны, не имели равных в истории.

После краха молниеносной войны в период с ноября 1942-го до конца 1943 года, чтобы наверстать упущенное, немцы создали невиданную сеть разведывательных школ, которые выпускали за год до 10 тыс. агентов, диверсантов и террористов. С января 1944-го по май 1945 года немецкая военная машина, несмотря на понесенные поражения, не потеряла способности к ведению активных боевых действий. Именно в 1944 году по линии германских спецслужб создается специальный военный орган «Ваффен СС Ягдафербанд» во главе с террористом и диверсантом О.Скорцени для проведения диверсионно-террористической деятельности в тылу советских войск.

В целом на Восточном фронте действовало более 130 разведывательных, диверсионных и контрразведывательных команд СД и абвера, функционировало около 60 школ, подготавливавших агентуру заброски в тыл Красной Армии. В оккупированных областях СССР были сформированы четыре территориальных органа немецкой разведки: «Абверштелле-Остланд», «Абверштелле-Украина», «Абвер-штелле-Юг Украины», «Абверштелле-Крым». Они выявляли советских разведчиков и подпольщиков, а также людей, враждебно относившихся к нацистской Германии, вели борьбу с партизанским движением и подготавливали агентов для фронтовых команд абвера. В занятых вермахтом крупных городах, имевших стратегическое и промышленное значение, таких, как Таллин, Каунас, Минск, Киев и Днепропетровск, дислоцировались местые отделения контрразведки — абвернебенштелле (АНСТ), а в небольших городах, удобных для заброски агентуры, располагались их филиалы — аусенштелле.

В июне 1941 года для организации разведывательно-диверсионной и контрразведывательной работы против Советского Союза был создан специальный орган управления «Абвер-заграница» на советско-германском фронте, условно именовавшийся «Штаб «Валли», которому подчинялись абверкоманды, приданные группам армий «Север», «Центр», «Юг». В подчинении каждой команды имелось от 3 до 8 абвергрупп.

В распоряжении абвера для выполнения диверсионных заданий были специальные воинские формирования: дивизия «Бранденбург-800» и полк «Курфюрст», выполнявшие диверсионно-террористические акты и разведывательную работу в тылу Красной Армии. При выполнении задания диверсанты переодевались в форму военнослужащих — красноармейцев или их командиров, вооружались советским оружием, снабжались документами прикрытия.

В марте 1942 года в Главном управлении имперской безопасности Германии (РСХА) для работы против СССР был образован специальный разведывательно-диверсионный орган «Цеппелин».

С начала войны, и особенно с 1943 года, советская контрразведка вела специальную борьбу.

Всего с 1943 по 1944 год СМЕРШ перебросил через линию фронта более 2 тыс. оперативных групп, свыше 8 тыс. разведчиков. За годы войны советская военная контрразведка разоблачила 30 тыс. немецких агентов, 3,5 тыс. диверсантов, 6 тыс. террористов![86]

Как относиться к приведенным в печати цифрам? Что мы знаем о судьбе разведчиков, заброшенных в тыл противника, какова результативность их действий, о чем свидетельствуют немецкие источники? Что касается немецких агентов, диверсантов, террористов — опубликованные цифры весьма сомнительны. Они не подкреплены никакой конкретикой. Полагаю, что часть «шпионов», «диверсантов» и «террористов» получили еще 30 лет за фальсификации уголовных дел офицеров и солдат Красной Армии и партизан, попавших в «лапы» особых отделов.

Я не отрицаю героизм героев-разведчиков, побывавших в тылу врага. Честь и слава им! 29 из них стали Героями Советского Союза. В печати названы некоторые имена героев: Дробязко, Богданов, Козлов, Скоробогатов и др. Больше того, некоторым офицерам-смершевцам удалось попасть в абвер и. добиться высоких результатов в своей агентурной деятельности.

По данным советской печати, СМЕРШ оказал большую помощь своими действиями Красной Армии в Курской битве, в Белорусской, Ясско-Кишиневской, Прибалтийской операциях — так утверждает советская печать. Каким образом, что в этих целях было сделано СМЕРШем — об этом и многом другом мы не знаем.

Сказанное подтверждает проведенное после войны исследование работы особых отделов в период до образования СМЕРШа и после его появления в армии.[87] Политические репрессии в Красной Армии в первом периоде в большинстве своем велись по статье 58–16, что означает «Измена Родине». По исследованным уголовным делам около 90 % арестованных особыми отделами попадали под названную статью. Заметим, впоследствии многие из них были реабилитированы. К сожалению, расстрелянных не вернешь.

Реабилитация составила около 60 % уголовных дел, показала, что все эти дела были сфальсифицированы.[88]

В следующем периоде, начиная со второй половины 1943 года по конец войны, в деятельности СМЕРШа тактические установки карательных органов в Красной Армии приобрели новый характер. К измене Родине прибавилось обвинение в вербовке германской разведкой плюс старая версия: диверсия и терроризм.

Практически все следственные дела, относящиеся ко второму периоду, показывают, что отделы СМЕРШ любыми способами стремились выполнить поставленные задачи — выбить у арестованных военнослужащих признание в том, что они завербованы немецкой разведкой. То же самое происходило в партизанских отрядах, о чем сохранилось много свидетельств.

Показательно дело, возбужденное буквально в последний месяц Отечественной войны, когда наши войска уже вели бои на территории Германии. Сами события, послужившие материалом для возбуждения СМЕРШем дела, произошли еще в конце 1944 года. Причем под подозрение попали военные разведчики — люди уже не раз, казалось бы, проверенные. 17 сентября 1944 года группа военных разведчиков Резервного фронта на транспортном самолете была переброшена из уже освобожденной Литвы в тыл противника на территорию Германии. Почти четыре месяца разведчики (в штатской одежде) успешно действовали в тылу немецких войск, передавали важную информацию командованию фронта. Однако в январе 1945 года двое разведчиков из этой группы, Т.Е.Лопатин и А.А.Зайцев, были задержаны немецкой жандармерией в лесу около города Инстербурга. После нескольких допросов их поместили в концлагерь в городе Зольдава.

На восьмой день опытным разведчикам — один был сержантом, другой старшиной — удалось из лагеря бежать. Через сутки они вышли к наступающим частям Красной Армии. Но недельный плен обошелся им очень дорого. Более трех месяцев разведчиков держали в фильтрационном лагере, а затем все-таки арестовали. 8 апреля постановления на арест Лопатина и Зайцева утвердил начальник управления СМЕРШ Резервного фронта генерал-лейтенант Ханников. Текст каждого постановления завершался словами: «При сомнительных обстоятельствах бежал из концлагеря… Есть основания подозревать в причастности к немецким разведорганам… Подвергнуть аресту и обыску».

До конца апреля следователь СМЕРШа трижды допрашивал каждого из арестованных. Всякий раз после рассказа разведчика о кратковременном пребывании в плену и побеге из немецкого концлагеря он говорил: «Вы лжете. Дайте показания, когда и кем вы были завербованы, какие получили задания…» Однако никаких признательных показаний следователю получить не удалось: разведчикам не в чем было признаваться. Обвинение в шпионской деятельности рассыпалось. Думаю, что в этом немалую роль сыграли два необычных документа, подшитых в архивно-следственное дело: доносы тайных осведомителей СМЕРШа. Как правило, подобного рода документы не подшиваются в архивно-следственное дело, а хранятся в личном деле самого осведомителя — как характеристика его активной (или неактивной) деятельности. Но в редких случаях такие доносы попадают (видимо, ошибочно) в дела обвиняемых. Оказалось, что в группе разведчиков (она носила кодовое название «Хорон») из 11 человек двое были по совместительству тайными осведомителями СМЕРШа. По возвращении с задания из немецкого тыла они написали в отдел СМЕРШа подробные докладные о своих наблюдениях за поведением и разговорами со всеми разведчиками.

вернуться

86

Газета «Красная Звезда». 21 июня 2005 года.

вернуться

87

«Профиль». 06.2004.

вернуться

88

Звягинцев В. Война на весах Фемиды, война 1941–1945 годов в материалах следственно-служебных дел. М.: Терра-инкогнита клуб,2006.

65
{"b":"239081","o":1}