ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Немецкие подлодки, беспрепятственно бороздившие океаны и моря вплоть до 1943 года, значительно усложняли усилия союзников, ограничивая трансатлантические перевозки. Только в 1942 году немецкие подлодки потопили 1027 кораблей союзников.

Немецкий подводный флот нанес огромный ущерб флоту союзников, уничтожив тысячи судов, торговых и военных, общим тоннажем более 14 млн тонн. В начале 1942 года стало ясно, что высадку в Европе возможно организовать, только уничтожив немецкий подводный флот в Атлантике.[105] Гитлеровская Германия вступила во Вторую мировую войну, имея 57 подводных лодок. С 1 сентября 1939 года по 4 мая 1945 года в немецкий подводный флот вступило в строй 1113 подводных лодок. Участвовало в боевых операциях 863 субмарины. Из них уничтожено 630 подводных лодок.

Действия союзников в Северной Африке создали условия для успешной высадки войск в Европе. На протяжении 1942 и 1943 годов Соединенные Штаты вели перестройку промышленности для удовлетворения всевозрастающих потребностей союзников в военных ресурсах. В этот период промышленность США поддерживала удаленные базы и операции на Тихом океане, кампании в Северной Африке и Италии, одновременно мобилизуя людские и материальные ресурсы для высадки в Европе. При этом США продолжали осуществлять важнейшие поставки своим западным союзникам и Советскому Союзу. Тот факт, что Соединенные Штаты сумели не только обеспечивать свои собственные нужды, но и в то же время совместно с Великобританией и Канадой поддерживать Советский Союз, свидетельствовал как о колоссальной промышленной мощи США, так и об их преданности делу антигитлеровской коалиции.

Мобилизация и подготовка большого количества солдат, моряков, летчиков и морских пехотинцев, необходимых для ведения войны с Японией на Тихом океане и для высадки в Европе, была задачей нелегкой и требовала времени. В 1942–1943 годах Соединенные Штаты смогли мобилизовать и подготовить достаточное количество военнослужащих для укомплектования боевых десантных подразделений. В то же время военные операции в Северной Африке помогли американским войскам приобрести жизненно важный боевой опыт и выявить наиболее одаренных военачальников.[106] Тщательная подготовка уникальной высадки союзных войск в Нормандии заняла больше года.

Наконец, следует напомнить, что в 1942–1943 годах союзники вели войну на Тихоокеанском фронте, где были сосредоточены огромные силы, включая наземные войска, морской и воздушный флот, чтобы отвоевать у японцев захваченные ими территории. И еще одно обстоятельство, которое официально русские историки нередко обходят стороной. Это ленд-лиз, без которого вряд ли бы Красная Армия преодолела кризис 1941-го и добилась через полтора-два года крепкого перелома в схватке с захватчиками.

Почему же так долго не могла справиться с врагом Красная Армия, имевшая подавляющий перевес и в людях, и в боевой технике? Начну с того, что, собственно, внезапностью можно объяснить только самые первые успехи немцев. В России любят приводить данные, что в первый же день войны немцы уничтожили почти 6300 советских самолетов. Внезапностью это не объяснишь. Получается, что после первого удара у Сталина осталось еще достаточно самолетов, чтобы не нести такие большие потери. Всего же за войну общие безвозвратные потери советских ВВС на фронте составили около 75,2 тыс. боевых самолетов. Люфтваффе потеряли в 5,6 раз меньше боевых машин — около 13,5 тыс. Сходное соотношение и по потерям танков. А по людям безвозвратные потери Красной Армии почти в 2–3 раза превосходят потери вермахта.

Хотелось бы отметить еще один факт реального вклада союзников в Победу — уничтожение их стратегической авиацией всех вражеских возможностей для создания атомного оружия. Это и завод по производству тяжелой воды в Норвегии, и урановые рудники в Саксонии и Чехии, это и превращение в руины центра в Далеме, под Берлином, где под руководством знаменательного ученого Гайзенберга проводились многолетние небезуспешные исследования в области создания атомной бомбы…

Порой смешно читать в российской печати, будто немцы сдавали союзным войскам свои города по телефону. Мемуары Дуайта Эйзенхауэра, генерала Брэдли, фельдмаршала Монтгомери подробно и правдиво повествуют об упорном характере боев в Западной Европе вермахтом. До последних дней войны немецкая армия на Западе сражалась с упорством обреченных. Во многих их частях были сосредоточены эсэсовцы-фанатики с правом расстрела рядовых в случае отступления.[107]

Не говоря уже Об естественных препятствиях, а их на Западном фронте оказалось больше, чем на Восточном, союзные армии дважды с боями пробивались через оборонительные сооружения, созданные с большим тактическим и инженерным мастерством. «В анналах военной истории выдающейся страницей останется прорыв через Западный вал, или, иначе, линия обороны Зигфрида (Эйзенхауэр. С. 504).

Теперь обратим внимание читателя на конкретные факты…

На Западном фронте плотность немецких войск в два с лишним раза была выше, чем на Восточном, включая вооружение и технику, что осложняло тактические возможности союзных войск. В распоряжении немцев на Западе были пусть и незавершенные, но состоящие из долговременных укреплений Атлантический вал и линия Зигфрида, тогда как на Востоке подобные укрепления оказались только в Восточной Пруссии. Высадившимся в Нормандии союзникам сразу же пришлось столкнуться с отборными германскими войсками: тут были танковый корпус СС, танковая группа «Запад», 5-я танковая армия и др.

С момента высадки в Нормандии (с 6 июня по 11 августа 1944 года) американские, британские и канадские войска потеряли 170 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Нелегкими за этот же период оказались немецкие потери от 200 до 300 тысяч солдат и офицеров. Приведенные цифры свидетельствуют о жестоких кровопролитных сражениях союзных войск с вермахтом на Западном фронте.

Известно, что сразу же после высадки в Нормандии танковый корпус СС из Польши был переброшен на Западный фронт. Это значительно облегчило задачу советских войск в Белоруссии. Еще более способствовала успеху операции «Багратион» экстренная переброска значительной части фронтовой истребительной авиации в Нормандию. В начальные дни 1944 года, в «день Д», на Западе находилось 288 немецких истребителей, на Восточном фронте — 550. Еще 250 истребителей — в Средиземноморье, на Балканах и в Норвегии. Наконец, 1179 машин входили в ПВО рейха и сражались исключительно с англо-американской авиацией.

22 июня 1944 года, в день начала советского наступления в Белоруссии, на Восточном фронте остался только 441 истребитель, на Западном их стало 704, на других — 338, а в ПВО Германии — 538. Как отмечают немецкие мемуаристы (их свидетельства собраны в книге бывшего личного переводчика Гитлера Пауля Шмидта (под псевдонимом Пауль Карел) «Восточный фронт»), именно отсутствие в воздухе Люфтваффе, наряду с подавляющим превосходством советских войск в танках, привело к столь быстрому разгрому группы армий «Центр». Союзники в Нормандии имели над противником чуть ли не десятикратное превосходство в авиации и трехкратное в танках. При этом часто забывают, что в первые недели боев с немцами самолетам союзников приходилось базироваться за Ла-Маншем.

Вплоть до конца войны снабжение оставалось главной проблемой союзных армий на Западе. Перебои с поставками горючего и боеприпасов нередко уменьшали перевес союзников. Во время боев в Германии ежедневно американская авиация доставляла своим наступающим армиям 2000 тонн грузов. Примерно таким же было и советское превосходство на Восточном фронте в 1944–1945 годах.

Весь вопрос в том, кто эффективнее использовал свои возможности — союзники, потерявшие убитыми не меньше, чем противостоявшие им германские части и взявшие на порядок больше пленных, или Красная Армия, клавшая на каждого убитого германского солдата десяток своих. Показательно соотношение безвозвратных потерь офицеров Сухопутных сил на Восточном фронте с июня 1941-го до конца 1944 года. За этот период погибло и пропало без вести 65,2 тыс. германских офицеров и 784 тыс. советских (за исключением политического, юридического и административного состава, представленного в вермахте чиновниками). Это дает соотношение 12:1.

вернуться

105

Денниц К. Немецкие подводные лодки 1939–1945 гг. С.-Петербург: Изд-во «Полигон». 2002. Приложение № 7. С. 172–173.

вернуться

106

Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. Смоленск: Русич. 2000; Монтгомери. Мемуары фельдмаршала. М.: Изд-во «Изограф» и «Эксмо», 2004.

вернуться

107

Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. Смоленск: Русич. 2000; Монтгомери. Мемуары фельдмаршала. М.: Изд-во «Изограф» И «Эксмо», 2004.

72
{"b":"239081","o":1}