ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот еще одно сообщение.

Поисковики обнаружили девять братских могил. Здесь же была найдена отдельная могила, в которой был похоронен командир 267-й сводной дивизии — кавалер двух орденов Красного Знамени полковник Андрей Кудряшов. Он погиб 17 декабря 1942 года во время проведения операции «Малый Сатурн». Даже в могиле комдив сжимал в одной руке саблю, в другой — компас. В ходе поисковых работ члены отряда «Дон» нашли останки 65 советских солдат.

Всего несколько строк, но они открывают одну из печальных страниц войны, ставшей известной благодаря письмам поисковиков.

В апреле 1942 года, после непродуманного приказа Ставки овладеть городом Вязьма, три дивизии 33-й армии, под командованием генерал-лейтенанта Ефремова, оказались окруженными северо-западнее Юхнова. Большими группами и группками, по двое-трое, бойцы пытались выйти в район устья реки Воря и выше по течению Угры, где 43-я армия пыталась пробить коридор с целью вывода окруженных. Но немцы встречали их везде плотным огнем. Прорваться было невозможно.

Батальон 43-й армии, неся огромные потери, устилая Угру и прибрежные леса телами русских солдат, также не мог прорваться к подразделениям 33-й армии. Изголодавшиеся, уставшие бойцы шли на отчаянный шаг: связывая бревна, они спускали плотики на воду и ложились на них. У некоторых не было сил на поиск бревен, и они просто ложились на проплывающие льдины (река только вскрылась ото льда).

Была середина апреля, стояла холодная ветреная погода. Люди старалися лежать неподвижно в своих мокрых насквозь шинелях и гимнастерках. Те пять-шесть часов, которые предстояло пробыть на плотике, выдержать было неимоверно трудно, но им пришлось перенести не только пытку холодом. Слева и справа по берегам располагались немецкие траншеи, и противник быстро сообразил, что неподвижно лежавшие на льдинах и плотах тела не трупы, а отчаявшиеся «Иваны», и они живы. Началась охота. До мишеней было метров сто. Немцы развлекались, из траншей доносились взрывы хохота, а русские солдаты были обречены на смерть. И они умирали, не в силах ничего изменить.

Сколько их было — точно никто не знает. Их было много, сотни. Известно, что охота длилась около недели. Несколько человек были сняты с льдин еле живыми в расположении 53-й дивизии 43-й армии. Пройдя через СМЕРШ, они были возвращены в строй. А остальные? Где их останки? Большинство тел остались в реке. Течение гнало их вниз и прибивало к островкам.

Был один большой остров, находящийся вблизи от КП 53-й дивизии 43-й армии, к которому прибивало много тел. Остров был сфотографирован в конце апреля 1942 года. Эту фотографию изучили и, зная примерное его расположение, начали поиск. Результаты были невелики, но интересны. Сначала наткнулись на осколки глиняной посуды, глубже нашли выточенное из камня и просверленное в центре рыболовное грузило. У нас возникли подозрения о большом возрасте находок. При дальнейшем углублении ребята нашли осколок кости человека. Осколок скуловой кости был угольно-черного цвета и снаружи, и на разломе. Можно предположить, что находки связаны со временами Великого противостояния на Угре. Но не было ничего, что бы указывало на то, что мы искали. «Острова смерти» не было.

На следующий год поиск был продолжен. Сейчас на краю поля стоит большой черный крест, а рядом похоронены полторы тысячи солдат, останки которых были найдены в окрестных лесах поисковиками историко-архивно-го института. Так, постепенно, поисковики восстанавливали страницу за страницей правду о прошедшей войне, и в этом, пожалуй, состоит огромная их заслуга.

Часто поисковикам задают такой вопрос: «Почему при столь большом количестве найденных останков погибших воинов не удается установить их имена, а значит — не найти их близких?»

Думаю, здесь три главные причины. Во-первых, прошло слишком много времени со дня гибели людей, и оно стерло многие человеческие следы. Во-вторых, в сентябре 1942 года народный комиссар обороны издал приказ № 376 «О снятии медальонов со снабжения Красной Армии». Почему появился, по сути, абсурдный приказ, я попытался выяснить, но не сумел.

Припомним, что многие солдаты не спешили пользоваться «смертником», так в солдатской среде называли медальоны. Особенно старые солдаты считали, что «смертник» он и есть «смертник», несущий человеку погибель. Я на войне также никогда не носил медальона. Насколько я помню, медальоны не имели герметического закрытия. Поэтому цена их была невелика. Как правило, по мнению поисковиков, даже найденные медальоны часто солдаты использовали для хранения ниток, иголок, небольших фотографий, карандашей, кусочков мыла.

Познакомим читателя с одной историей из жизни поисковиков. Три года назад многообещающий журналист Балаковской телекомпании Саратовской области Олег Ерохин даже предположить не мог, что когда-нибудь станет поисковиком. Всю его жизнь изменила последняя воля бабушки. Умирая, Мария Федоровна рассказала внуку о загадочном исчезновении его деда в 1942 году. Одни считали, что Федора Пирогова сразила шальная пуля, другие — что он попал в плен и стал шпионом. «Твой дед всегда был честным человеком, — перед смертью сказала Олегу бабушка. — Я знаю, что он погиб как герой. Найди его могилу и похорони моего любимого вместе со мной».

Ерохин связался со своей знакомой, работающей в поисковой группе под Новосибирском. «А слабо тебе снять о нас фильм!», — сказала она Олегу, и тот, не задумываясь, согласился. Отсняв киноленту о поисковиках, Ерохин сам вскоре стал в их ряды.

«Никогда не забуду, как поисковики отыскали дочь одного из погибших, — рассказывает Ерохин. — Пропавшего без вести отца этой сельчанки считали предателем. Для нее это было просто как клеймо. Когда мы рассказали этой женщине, как погиб ее отец, и показали его могилу, она заплакала. И все село пришло к ней просить прощения».

В Саратовскую область Олег вернулся другим человеком. Он создал поисковую группу под названием «Набат» и ее возглавил.

«А знаете, раньше ведь поисковые работы власти не приветствовали, — говорит Олег, — на них было негласное табу наложено. Считалось, что всех погибших с честью уже похоронили. Остальные — либо бывшие узники, либо предатели. Но люди продолжали находить на усеянных костями полях и, висящие на деревьях, останки парашютистов. Они хотели объяснений».

После всего пережитого Ерохин стал принимать рьяное участие в поисках погибших солдат и сделал немало открытий.

Недавно поисковик Олег Ерохин обнаружил останки 20-летнего солдата. Его личность была установлена по обычной алюминиевой ложке, где парнишка нацарапал свое имя и данные. Найденная ложка пробита пулей. На ней было нацарапано: «Терентьев В.П.». Олег выяснил, что этот рядовой призывался из Ленинградской области. Он нашел родственников солдата, чтобы сообщить им — Терентьев не предатель, он погиб, защищая Родину!

«А как же твой дед? — напоминала ему мама. — Ты стольких человек нашел, а он-то до сих пор непонятно где лежит?» И Олег с головой ушел в поиски деда. Но найти его следы оказалось практически невозможно.

«Я знал только, что дедушка — уроженец Кабардино-Балкарии, — рассказывает Ерохин. — Стал копать дальше — тупик! Данные из тамошнего военкомата были безвозвратно утеряны или уничтожены. Обратился в ФСБ. Там мне сказали: «Будьте мужественны и готовы к тому, что ваш дед в списках предателей».

Искать «фонды» по Пирогову Олегу посоветовали в архивах НКВД. Было предположение, что дед Ерохина попал в плен, а потом под его именем в российскую армию внедрился сотрудник германских спецслужб. Но Олег в это не верил, как не верила и его бабушка. Он добрался до энкавэдэшных архивов. В списке из 38 человек имени своего деда Ерохин не обнаружил. Тогда он построил собственную гипотезу. Вычислил все полки, которые призывали в тот момент из Кабардино-Балкарии. Шаг за шагом собирал о них информацию. Один из этих полков во время войны отправили на Украину. Тут Ерохин вспомнил, что однажды бабушка рассказывала, как ехала в Россию с Украины с годовалой дочкой. Он поднял архивы «украинского» полка и нашел имя Пирогова!

84
{"b":"239081","o":1}