ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он просит за имение семь мин, но Замаманадин надеется купить его за пять.

Иддина принимается за дело. Ему удалось купить по дешевке на вавилонском рынке у сидонского купца большую партию тюков шерстяной ткани, окрашенной в финикийский пурпур. По цвету и красоте эта материя бесподобна и, если начальник евнухов замолвит словечко перед царицей, можно получить за нее втрое больше, чем она ему стоила, считая все накладные расходы и доставку в Дур-Шаррукин. Конечно, евнуху придется вручить солидную взятку за его услуги, но все-таки чистая прибыль, приходящаяся на долю Иддины, будет достаточно велика. Половину он отдаст Замаманадину, чтобы тот смог купить имение.

Начальник евнухов готов совершить эту выгодную сделку. Он ведет дело так ловко, что царица весь товар покупает сразу. На другой день после удачной операции Иддина отправляется в Саири, чтобы осмотреть имение, о котором говорил сын. Имение хорошее, земля, по-видимому, превосходна. Небольшой ручеек пересекает его и делит на две неравные части; меньшую легко можно использовать под огород: для его поливки воды достаточно. Удалось сторгораться за пять мин. Был назначен день для заключения купчей у судьи Набусакина.

25-го числа месяца тебета (декабрь-январь) утром обе договаривающиеся стороны отправляются к воротам Иштар, каждая со своими свидетелями. Писцов в Ассирии имеется много и Замаманадин, как человек со средствами, может нанять любого из них. Конечно, он выбирает наиболее опытного и умелого, привыкшего составлять документы по всем правилам. Писцы запасаются большим количеством глиняных плиток, достаточно еще мягких, чтобы можно было получить на них отпечаток предмета, но вместе с тем и настолько уже отвердевших, чтобы они сохранили все, что на них начертано или написано. Каждый из писцов берет по плитке и кладет на левую ладонь, потом в правую руку берет прямой трехгранный стилос, один конец которого срезан наискось с сохранением грани, и начинает писать. Черточки, которые он получает, нажимая слегка своим орудием на глиняную плитку, имеют форму клина. Он начинает с левого края, сверху, и с необыкновенным искусством исписывает обе стороны плитки. Писцы сторон и судейский писец одновременно переписывают акт купли-продажи, так как каждый гражданский акт составляется в трех экземплярах. Раньше их писали только в двух, которые хранились – один у покупателя, другой – у продавца. Однако недобросовестные люди иногда переделывали их в свою пользу. Тогда вавилоняне придумали способ, позволяющий исключить подобные проделки.

Акт составлен, плитка покрыта новым слоем глины, на котором выдавливалась точная копия с подлинника. Если возникал спор о наружном тексте плитки, тогда при свидетелях взламывалась и сверялась с оригиналом внутренняя плитка и проверялось, соответствуют ли они друг другу. Поэтому акты и пишутся в трех экземплярах: два передают заинтересованным лицам, а третий остается на сохранении у царского стряпчего.

Написав акт, писцы сличают экземпляры, чтобы убедиться, что ничего в них не упущено. Теперь судья читает купчую вслух:

«Поле такого размера, что на нем высеивается тридцать пять кур зерна. Земля пахотная, находящаяся в городе Саире, смежная с собственностью Ирсиси, с полем Шамасшумузира. Иддина приобрел его за пять мин серебра.

Цена за поле установлена окончательно, плата за него внесена, и покупатель вступил во владение, так что расторжение купчей не может быть уже допущено.

Если кто-либо когда бы то ни было станет оспаривать продажу, сам ли Набуириб, или сыновья его, или его братья и вчинит иск против Иддины, против его сыновей, против сыновей его сыновей, чтобы достигнуть расторжения купчей сделки, он заплатит десять мин серебра, одну мину золота в казну богини Иштар, которая обитает в Ниневии, и сверх того уплатит покупателю десятиричную продажную цену: иск вчинить он может, но не может выиграть тяжбу.

В присутствии: Мадье, Биншумедира, Набушумидина, Мутезибила, Габасле, Белкашдура, Ирсиси, Каннунаи, Баге, судья Набусакин.

Месяца тебета, дня 25, при эпониме Шарнури» [34].

После прочтения документа стороны и свидетели подписывают его в установленном порядке. Иддина и его свидетели делают знак ногтем на плитке, который заменяет их подпись. Набуириб и писцы прикладывают печати на лицевой и оборотной стороне плитки, а надпись, сделанная сверху или сбоку от печати, указывает имя лица, которому она принадлежит. Печати изготовляются из твердого камня всяких пород: красной или зеленой яшмы, агата, горного хрусталя, иногда из янтаря и металла. Часто они имеют форму цилиндра, иногда и виде конуса со слегка выпуклым основанием; на них вырезаются изображения богов или богинь, иногда поодиночке, а иногда попарно. Часто прибавляется и имя собственника печати. Каждый свидетель прикладывает печать к плитке, и судья после всех скрепляет подписи. После этого плитки кладут в печь, где они превращаются в твердый кирпичик. Иддина с теми же формальностями передает имение своему сыну. Доля имущества Замаманадина, таким образом, нерушимо за ним закреплена – сын Иддины теперь может приняться за дело и подыскивать себе невесту.

Госпоже Нубта нетрудно найти сыну жену. Замаманадин, молодой человек, богатый, видный собой, занимающийся честным ремеслом, может выбирать любую из девушек своего округа: немного родителей найдется, которые решились бы отказать ему в руке дочери. Нубта только затрудняется в выборе между различными обрядами свадьбы, которые допускает обычай, и соображает, какой из них более подходит для сына и для нее самой. Уж не лучше ли ей купить свою будущую невестку? Говорят, прежде в Вавилоне ежегодно происходили ярмарки для продажи девиц на одном из городских рынков. Особый глашатай выставлял их для продажи с торга одну за другой, начиная с самых красивых. Все те, кто намеревался жениться, являлись на рынок и наперебой раскупали невест, набивая при этом за них высокие цены. Потом, когда очередь доходила до некрасивых, то за них не только ничего не просили, давали еще в придачу денег тому, кто желал взять их себе. Это вознаграждение производилось из сумм, вырученных от продажи красивых девиц. Когда все сделки заканчивались, пары приступали к свершению брачных контрактов по всем обычным формам, после чего женщины следовали за своими хозяевами в новое жилище.

Однако только весьма легковерные люди, в особенности чужеземные путешественники, охотно прислушиваются к этим веселым и занимательным рассказам [35].

Согласно законам Хаммурапи, невесту, конечно, не покупали на рынке, а платили за нее выкуп отцу.

Именно таким способом Нихтекарру, одна из соседок Нубты, приобрела жену для своего сына Зиха, молоденькую Тавасгазину. Она была красивая, работящая, но бедная девушка. Ее родители были очень счастливы, что им удалось обеспечить ее будущность таким брачным соглашением. Цена в подобных случаях бывает невысока. Нихтекарру заплатила за свою невестку 18 сиклей серебром. А вот красильщик Набуахдин сделал еще лучше. Он ничего не заплатил за Банатсугуль, музыкантшу, а только вписал в контракт условие, по которому обязывается уплатить неустойку в две мины серебра в том случае, если разойдется с ней, чтобы жениться на другой девушке. Две мины серебра – сумма довольно крупная, но он постарался сделать так, чтобы не потерять свои деньги зря. Во второй статье договора было добавлено, что, если Банатсугуль когда-либо нарушит свой долг, она будет подвергнута смерти от железного меча. Правда, на деле до смертной казни никогда не доходит. Обычно неверную супругу раздевают догола и выгоняют на улицу, где она и живет, как может…

Нубта не заглядывает так далеко вперед. Купленная девушка в своих же интересах должна вести себя кротко и уважать новую семью. Развод поверг бы ее в нищету.

Невест по дешевой цене немало. Но Нубта желает дочь Сулаи, который живет около ворот Шамаша. У него несколько дочерей. Билитсуну, старшей, скоро минет 13 лет. Она высока, стройна, белолица, с пунцовыми губами, большими продолговатыми глазами, черными густыми, сходящимися над переносицей бровями.

вернуться

34

Г. Масперо утверждает, что этот акт подлинный, составлен в царствование Асархаддона (декабрь 673 г. до н. э.).

вернуться

35

Эти повествования, явно анекдотического характера, записал в середине V в. до н. э. Геродот, который не был знаком с ассирийским и вавилонским законодательством.

66
{"b":"239087","o":1}