ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В начальных государственных школах с 1901 г. устанавливалось бесплатное обучение. Менее чем за десять лет после захвата архипелага почти во всех баррио и муниципалитетах были открыты начальные школы, а в провинциальных центрах и крупных городах — средние школы. Обучение велось по американским учебникам, что должно было способствовать воспитанию подрастающего поколения филиппинцев в проколониалистском духе и в то же время повышению уровня образования, унификации программ, ознакомлению учащихся с основами современных научных знаний. Преподавательские кадры в открываемых учебных заведениях состояли из американцев, присланных из метрополии. В августе 1901 г. прибыли первые 600 учителей[40], в последующие годы их число возросло в несколько раз. Несмотря на все эти меры, американцы не смогли сделать систему образования действительно массовой. Большинство детей из бедных семей, в особенности в сельских местностях, либо совсем не посещали школ, либо ограничивались 2–3 годами обучения в начальной школе, практически оставаясь неграмотными, — они не успевали даже усвоить английский язык, на котором велось преподавание.

Центральным мероприятием в организации системы высшего образования было открытие в Маниле в 1908 г. государственного Университета Филиппин. Его основание было связано с политикой американцев по созданию новой проамерикански настроенной филиппинской интеллигенции. Кроме того, осуществляя «филиппинизацию» административного аппарата, колониальные власти нуждались в квалифицированных и лояльных кадрах. Светский государственный университет был задуман как противовес старым частным высшим учебным заведениям, находившимся в руках религиозных корпораций (Университет св. Фомы и др.)[41]. По социальному составу подавляющее большинство студентов первых университетских выпусков принадлежало к выходцам из помещичье-буржуазной верхушки, т. е. к тем слоям, которые американцы стремились превратить в опору своего режима.

С 1903 г. американское правительство ввело практику назначения государственных стипендий студентам-филиппинцам для обучения в США. В калифорнийские университеты и колледжи в 1903 г. была направлена первая группа филиппинских юношей и девушек (около 100), в 1907 г. в метрополии обучалось 185 студентов-филиппинцев. К 1912 г. более 200 филиппинцев получили ученые степени в различных учебных заведениях США. Как показывают исследования филиппинских социологов, круг лиц, отбираемых для поездок в США, ограничивался выходцами из самых богатых и влиятельных семей. При отборе стипендиатов (нередко этой процедурой руководил сам генерал-губернатор) учитывались не только способности студента, но и социальное положение его родителей. Как правило, большинство окончивших американские институты по возвращении на родину получали крупные посты в административном аппарате либо занимали ведущие позиции в научной и деловой сферах. Таким образом, американские власти поощряли формирование местной образованной элиты, прошедшей соответствующую идеологическую обработку в Соединенных Штатах. Примечательно, что эта политика вызывала необычайный энтузиазм в рядах федералистов, ратовавших за культурную ассимиляцию Филиппин с США. В частности, одним из «соавторов» закона об американских стипендиях филиппинцам был Пардо де Тавера.

Коренным образом отличалась от испанской языковая политика, проводимая американцами. Если испанцы не допускали основную массу филиппинцев к изучению и пользованию испанским языком, то американцы, напротив, старались как можно шире и быстрее распространить английский язык среди населения колонии (усматривая в этом одно из- действенных средств «американизации»). С 1901 г. обучение на английском языке было введено во всех государственных учебных заведениях — от начальной до высшей школы. Английский язык должен был постепенно заменить испанский в административной и деловой сферах, прессе, в области культуры и просвещения. Процесс его внедрения и усвоения шел довольно интенсивно. Разумеется, речь шла о горожанах и состоятельной образованной части общества. Уже в 1905–1906 гг. на экзаменах государственных чиновников, где разрешалось пользоваться либо испанским, либо английским языками, большинство экзаменующихся предпочло английский.

Отношение филиппинцев к внедрению английского языка отличалось некоторой двойственностью. С одной стороны, оно не могло не встречать благожелательного отклика у местного населения — это была реакция на дискриминационную политику прежних колонизаторов. Кроме того, овладение английским языком (как в свое время испанским) открывало путь к современной западной культуре, науке, общественно-политической мысли. С другой стороны, внедрение английского языка ассоциировалось, в особенности у националистически настроенной интеллигенции, с американской колониальной политикой. Поэтому в первые годы после установления американского режима среди филиппинской интеллигенции возросла популярность испанского языка — его использовали в местной прессе, художественной литературе для выражения протеста против нового колониального гнета.

Что касается экономической политики американцев, то в первый период своего господства на архипелаге они лишь приступили к его эксплуатации. США стали проводить политику протекционизма, продиктованную не заботой об экономическом развитии архипелага, а стремлением к обеспечению монопольных позиций метрополии в эксплуатации Филиппин и ограждению колонии от экономической экспансии других капиталистических стран. В августе 1909 г. был принят тарифный Закон Пэйна — Олдриджа, регулировавший филиппино-американские торговые отношения. Согласно этому закону, между Филиппинами и США устанавливался режим свободной торговли и одновременно вводились высокие, почти запретительные таможенные тарифы для других стран — конкурентов Соединенных Штатов. Закон Пэйна — Олдриджа вводил небольшие квоты на ежегодный ввоз в США филиппинского сахара (300 тыс. т сахара-сырца), листового табака (300 тыс. т) и табачных изделий (150 млн. сигар). По принятому в октябре 1913 г. Закону Андервуда — Симмонса эти ограничения были отменены.

За короткий срок США добились господствующего положения во внешней торговле Филиппин. Если в 1901 г. вывоз сахара в США составлял 14,4 % общей стоимости филиппинского экспорта этого вида продукции, то в 1910 г., спустя год после принятия тарифного закона, — уже 86, а в 1911 г. — 91,2 %. В 1901 г. всего 0,2 % стоимости экспорта табака приходилось на долю Соединенных Штатов, в 1910 г. — 35,8, в 1912 г. — 37,2 %. В целом с 1901 по 1914 г. стоимость вывезенной в США филиппинской продукции (сырьевой и сырья, частично подвергшегося первичной обработке) увеличилась более чем в 8 раз, а стоимость ввезенных американских (потребительских) товаров — почти в 10 раз.

С увеличением вывоза филиппинской продукции (и соответственно расширением производства на экспорт) американцы стали форсировать дорожное строительство (началось сооружение новых железнодорожных линий на Лусоне, Панае, Себу, шоссейных дорог — на Минданао), реконструировать порты (на Лусоне, Висайях), развивать каботажное судоходство. Американские инвестиции устремились преимущественно в экспортно-импортную торговлю, банковское дело, в предприятия по первичной обработке экспортного сырья (сахарные и маслобойные заводы, табачные фабрики), а также вкладывались в землю, но в небольшом объеме[42]. Накануне первой мировой войны частные американские капиталовложения на Филиппинах составляли около 70 млн. долл.

Режим беспошлинной торговли способствовал формированию колониальной структуры экономики Филиппин, специализировавшейся на производстве нескольких видов технических культур, которые шли на экспорт. В 1915 г. на долю трех видов местной продукции — табачной, кокосовой, сахарной, служивших главными статьями вывоза в США, приходилось 86 % стоимости всего филиппинского экспорта.

вернуться

40

Эта первая группа была доставлена на Филиппины на американском транспортном судне «Томас», поэтому впоследствии всех приезжавших на архипелаг американских учителей называли «томаситы».

вернуться

41

Дуалистическая система образования (государственная и частная) действовала в течение всего американского колониального периода и сохранилась на Филиппинах и после достижения независимости.

вернуться

42

Это было связано в значительной степени с противодействием филиппинской помещичьей верхушки, опасавшейся притока американских капиталов в сельское хозяйство. Американцы, заинтересованные в поддержке со стороны местной земельной аристократии, не могли не считаться с этим. Органический закон 1902 г. вводил, в частности, ограничения на приобретение американцами земель из государственных фондов. Но и сами американские капиталисты не проявляли особой заинтересованности в капиталовложениях на развитие сельскохозяйственного производства (например, современного плантационного хозяйства), получая высокие прибыли от скупки по низким ценам сельскохозяйственного сырья.

50
{"b":"239103","o":1}