ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В экономической области политика Японии была направлена на ограбление филиппинских национальных богатств, установление неограниченного контроля японских монополий над производством важнейших видов минерального и сельскохозяйственного сырья. Японцы приступили к сокращению плантаций сахарного тростника и табака (в них Япония не испытывала нужды), за счет чего планировалось начать выращивание хлопчатника и расширить производство абаки. Рафинадные заводы перестраивались для выработки спирта. Оборудование закрывшихся сахарных заводов и табачных фабрик перебрасывалось в другие отрасли промышленности. В целом этот план оказался нереализованным — производство сахара и табака было сокращено в десятки раз, но вторая часть плана по созданию более чем 1 млн. акров плантаций хлопчатника осталась невыполненной.

Хозяйничанье оккупантов привело к истощению производительных сил, резкому снижению уровня жизни филиппинцев. В условиях оккупации продолжали обогащаться лишь местные спекулянты, дельцы, верхушка помещиков и крупной посреднической буржуазии, которые стали сотрудничать с Японией и обслуживать японские монополии. Основная же масса филиппинского населения находилась в бедственном положении. В стране не хватало продовольствия, так как посевные площади под рисом уменьшились почти на 1 млн. га. Процветала инфляция, достигавшая огромных размеров, росли цены на предметы первой необходимости. Были ликвидированы все экономические завоевания рабочего класса. На промышленных предприятиях широко практиковались различные формы принудительного труда (создание рабочих батальонов и т. п.), рабочие были поставлены под полицейский контроль так называемого Центрального рабочего союза, учрежденного оккупантами.

Тяжесть положения трудящихся усугублялась режимом военной диктатуры, который был установлен японскими милитаристами. Жертвами террора стали многие тысячи филиппинцев, брошенных в тюрьмы и концентрационные лагеря, погибших от рук японских захватчиков. По официальным данным, более 80 тыс. филиппинцев были уничтожены оккупантами, не считая убитых в боях.

Инициатором борьбы против японских оккупантов выступила Коммунистическая партия Филиппин. Сразу же после начала войны ЦК КПФ утвердил (7—10 декабря 1941 г.) меморандум, содержавший программу сплочения всех патриотических национальных сил в едином антияпонском фронте. Коммунисты обращались к правительству и американскому командованию с предложением сотрудничества для выработки мер по объединению усилий в сопротивлении японской агрессии. Однако Макартур и правительство Кесона отказались поддержать инициативу КПФ, оставив без внимания все предложения коммунистов.

Руководство КПФ, действуя самостоятельно, с 10 декабря 1941 г. приступило к созданию подпольных групп и центров Сопротивления. В январе 1942 г. на территории Центрального Лусона начали действовать первые партизанские отряды, руководимые коммунистами. В Маниле тогда же была создана антияпонская организация «Свободные Филиппины», в руководство которой вошли представители левой интеллигенции, среди которых были и коммунисты.

В конце января 1942 г. японские власти арестовали руководителей КПФ, в их числе Эванхелисту и Абада Сантоса. После неудачных попыток японцев склонить их к сотрудничеству Эванхелиста был убит в тюрьме, а тяжело больной Сантос оставался в заключении до 1943 г. и умер незадолго до освобождения страны.

Несмотря на то что компартия лишилась своих выдающихся лидеров, она продолжала героическую борьбу. Новое руководство во главе с генеральным секретарем Висенте Лавой твердо взяло курс на создание единого антияпонского фронта. В феврале 1942 г. в городке Бавит (пров. Нуэва-Эсиха) да конференции КПФ и руководимых коммунистами рабочих и крестьянских организаций был создан Национальный единый антияпонский фронт. В целях сплочения широких национальных сил коммунисты отказались временно в условиях оккупации от борьбы за чисто классовые интересы, объявив о роспуске Лиги тружеников и Национальной конфедерации крестьян. Главным лозунгом было: «Борьба против японцев — превыше всего». Программа Национального фронта включала сотрудничество с союзными нациями, достижение полной независимости, создание демократического правительства, обеспечение прожиточного минимума для всех филиппинцев, призывала к беспощадной борьбе с предателями и коллаборационистами. Платформа фронта, руководимого КПФ, привлекла часть левых профсоюзов, крестьянских, женских, молодежных организаций, представителей антипаянской церкви и местного китайского населения.

29 марта 1942 г. на конференции, собранной Временным национальным советом единого фронта (в пров. Пампанга, у Монте Арайат), все созданные КПФ к этому времени партизанские отряды были объединены в Народную антияпонскую армию (Хукбалахап). В нее вошли также крестьянские отряды самообороны, создававшиеся в деревнях. Во главе Хукбалахап встали видные деятели КПФ, руководившие до войны крестьянским движением: главнокомандующим был назначен Луис Тарук, его заместителем — Касто Алехандрино.

Руководство компартии во главе с В. Лавой добилось высокой боеспособности и идейно-политического единства бойцов Хукбалахап, основную массу которых составляли крестьяне. Благодаря гибкой и умелой тактике КПФ были преодолены анархистские тенденции, установлена строжайшая дисциплина, которой подчинялись и рядовые бойцы, и командиры, проводилась тщательная работа по подготовке командирских кадров.

Особое внимание уделялось политической и идейно-воспитательной работе среди хуков (так назывались бойцы Народной армии).

С мая 1942 г. отряды Хукбалахап начали военные операции в провинциях Центрального Лусона. Штаб армии находился в горном районе Пампанги (у Сан-Луиса). К концу лета 1942 г. в составе Хукбалахап действовало 35 рот, размещенных по пяти территориальным военным округам (все на Центральном Лусоне). Несмотря на сложные условия оккупации и нехватку оружия, Народная армия действовала активно и организованно и сумела не только отразить крупные карательные экспедиции японцев в сентябре 1942 г., но и уничтожить более тысячи карателей. К концу 1942 г. в провинциях Центрального Лусона партизаны-хуки освободили ряд территорий. Здесь стали возникать крестьянские комитеты обороны, представлявшие собой демократические органы самоуправления, которые служили главной опорой Хукбалахап и основными каналами связи между армией и населением. Популярность Хукбалахап на Лусоне была очень большой, Народная армия пользовалась симпатиями и поддержкой местного населения.

В годы японской оккупации Коммунистическая партия Филиппин продолжала следовать установкам Коминтерна, проводя курс на сплочение всех патриотических, антифашистских сил в единый национальный фронт. Однако реализовать этот курс она так и не смогла. В условиях режима военной диктатуры, при отсутствии возможностей для тесных контактов между трудящимися города и деревни, рабочий класс и его авангард — коммунисты не могли полностью выполнить задачу по объединению усилий всего филиппинского народа в борьбе против японских захватчиков. Деятельность руководимой КПФ Народной армии ограничивалась Центральным Лусоном.

Помимо Хукбалахап на территории архипелага действовали многочисленные разрозненные подпольные группы и партизанские отряды. По некоторым данным, в партизанской борьбе участвовало около 400 тыс. филиппинцев, а в целом в антияпонском движении Сопротивления — до 1 млн. человек. Силы антияпонского Сопротивления отличались чрезвычайной разобщенностью и пестротой. Значительным числом антияпонских организаций руководили представители патриотической буржуазии и интеллигенции. В Маниле активно действовали организации «Свободные Филиппины» (с ней КПФ достигла договоренности о сотрудничестве), «Синий орел», «Лига национального освобождения». В Южном Лусоне было сформировано несколько партизанских отрядов, в том числе крупное подразделение под командованием американского офицера Андерсона. С отрядом Андерсона и некоторыми группами, руководимыми филиппинцами, командование Хукбалахап в 1943–1944 гг. заключало соглашения о координации военных действий. Партизанское движение развивалось также на Висайских островах (Панае, Негросе, Себу, Лейте, Самаре), где оно находилось под руководством буржуазных и мелкобуржуазных лидеров. На Минданао партизанские отряды создавались кадровыми военными — американскими и филиппинскими офицерами, отказавшимися выполнить приказ о капитуляции (на Минданао оставались 24 тыс. филиппинских солдат и 200 американских). Среди мусульманского населения Юго-Западного Минданао и Сулу также возникло антияпонское движение, которое возглавляли проамерикански настроенные дато. Но было и немало случаев, когда моро обращали оружие не против японских захватчиков, а против партизан-филиппинцев.

63
{"b":"239103","o":1}