ЛитМир - Электронная Библиотека

Ответ Шрилы Прабхупады был обезоруживающе простым: «Смысл жизни заключается в наслаждении. Но мы стоим в стороне от истинных наслаждений, поэтому, вместо того чтобы радоваться, мы страдаем. Но если мы сможем вернуться к духовности, тогда мы испытаем настоящее наслаждение».

Шрила Прабхупада утверждал, что несмотря на то, что каждый в этом мире хочет наслаждаться и борется за свое счастье, эта жизнь не приносит много радости. Он спросил, что думает по этому поводу Майк.

«Вы имеете в виду, что все мы сейчас страдаем?»

«Да».

«Да, — сказал Майк. — Я могу согласиться с этим».

«Тогда возникает вопрос: «Я хочу наслаждаться. Но почему я страдаю?» Только такой вопрос может привести вас к истинному пониманию происходящего, — сказал Прабхупада. — Это и есть духовное знание».

Интервью длилось уже больше часа и подходило к завершению, поэтому Майк решил задать еще два вопроса — по поводу духовного статуса Шрилы Прабхупады. Он спросил его о различных стадиях духовного развития, которые тот прошел.

Прабхупада с готовностью ответил: «С самого начала вы проявляете заинтересованность и пытаетесь понять эту науку. Это первая стадия. Она называется шраддха. На этой стадии у вас развивается вера. «Что это за Движение? Я хочу узнать о нем». Так все начинается. Затем, если вы серьезны, вы начинаете накапливать знания, потом начинаете общаться с людьми, близкими по духу, пытаясь понять, как они живут и что чувствуют. После этого вы думаете: а почему бы мне к ним не присоединиться? Когда вы присоединяетесь к ним, тогда все ваши проблемы уходят. Затем вы начинаете больше верить. Постепенно у вас появляется вкус. Почему эти юноши не ходят в кинотеатры? Они могут ходить, ведь их ровесники ходят туда. Они никогда не спрашивают меня об этом. Они совершенно другие. У них развился другой вкус. Почему они не едят мяса? Не ходят в рестораны? Потому что изменился их вкус. Таким образом, вы постепенно прогрессируете. Твердая вера. Устойчивый вкус приходит только тогда, когда человек осознает свою связь с Богом и любит Его. Человек приходит к самому главному — любви к Богу. Это первоклассная религия. Это не ритуальные церемонии: «Я верю». Это не религия, это обман. Настоящая религия начинается только тогда, когда человек любит Бога».

Удовлетворенный ответом собеседника, Майк задал свой последний вопрос: «И в завершение я задам следующий вопрос: вас посещают сомнения?»

Глаза Шрилы Прабхупады округлились: «Если бы я сомневался, то как бы я смог проповедовать? Это означало бы, что я обманываю. Я пишу так много книг. Неужели вы думаете, что я писал бы их, раздираемый сомнениями? Неужели вы так думаете?»

Майк растерялся, особенно когда услышал тихий смех преданных. «Ну, я не знаю…»

«Вы должны знать», — твердо сказал Прабхупада, и его сила убеждения заставила нас засмеяться.

«Неужели вы никогда ни в чем не сомневались?»

Прабхупада улыбнулся: «Мы уверены».

Официальное интервью подошло к концу, но Майк задержался еще на несколько минут, с радостью приняв маленькую тарелку халавы и молочных сладостей. «Как восхитительно!» — сказал он и спросил, из чего это приготовлено.

«Большинство блюд готовится на основе молока, — сказал Прабхупада. — Поэтому мы так печемся о защите коров. Это основа, фундамент. Но люди этого не понимают. Они просто перерезают корове горло и варят ее, предварительно посолив».

Майк рассмеялся вместе с нами, а Прабхупада продолжал описывать ценность коров: «Они не представляют, что из коровьего молока можно приготовить тысячи разных блюд. Это недостаток современной цивилизации. Так же как и дикари. Они ловят животное, убивают и съедают его. Они не представляют себе, как обращаться с ними. Мы же бережем коров, доим их, а из молока готовим йогурты, гхи, а из них — множество других блюд».

«А что вы делаете с коровой, когда она умирает? — спросил Майк. — Вы просто закапываете их в землю?»

«Да. Но мы не будем против, если придут мясоеды и возьмут это мясо совершенно бесплатно».

Майк пошутил в ответ: «Я понял. В следующий раз дайте мне знать».

Прабхупада рассказал ему, что такова система в некоторых регионах Индии: «Вы можете бесплатно содрать кожу. Есть такой класс людей, которых специально зовут, когда умирает корова. Их называют чамар. Они приходят и забирают мертвое животное. Они поедают его плоть, а из кожи делают себе обувь. Все это достается им совершенно бесплатно. Никто и не думает о том, чтобы пойти к мяснику. Там действует другой закон. Если вы хотите мяса, подождите, пока корова умрет».

«Никто не будет ждать этого».

«Вот видите. Такова современная цивилизация. Корова дает вам молоко, поэтому она ваша мать. Неужели это достойное занятие — убивать собственную мать? Мать кормила вас молоком в детстве, она обеспечивала вас всем необходимым, и как только она состарилась, вы перерезаете ей горло. Разве это цивилизация?» Очевидно, Майк не задумывался над этим, но замечания Прабхупады имели смысл.

Когда Джаятиртха показал Майку фотографии Нью-Врин- давана, он спросил, не кажется ли Прабхупаде, что в Англии довольно холодно.

Прабхупада все еще болел и сильно кашлял, поэтому его ответ был вполне предсказуем. «Мы привыкли к теплому климату. Жара не беспокоит нас. Нас больше беспокоит холод. Мы можем вполне нормально переносить страшную жару, но холод для нас непереносим».

Майк засмеялся: «Да, сейчас действительно холодно».

Майк доедал свою порцию прасада, когда Шрила Прабхупада спросил его: «Почему молодые люди интересуются нашим Движением?»

Майк пожал плечами: «И каков ответ?»

«Они восприимчивы, — сказал Шрила Прабхупада. — Молодые люди словно чистые листы бумаги. Они не перегружены проблемами, поэтому они все очень хорошо понимают. Их ум открыт. Они не познали греха, потому что еще очень молоды».

«Не подвержены влиянию материализма», — добавил я.

«Да. Пока еще нет», — сказал Шрила Прабхупада.

Прабхупада поблагодарил Майка за его интересные вопросы и сообразительность. «Можете приезжать сюда каждое воскресенье. Возьмите с собой еще немного прасада».

Майк отнесся к его предложению с энтузиазмом: по крайней мере, можно будет услышать еще что-нибудь. «Мне очень понравилось здесь. Я надеюсь, что мне удастся взять несколько интервью. Я, наверное, приеду на целый день и поговорю с преданными».

«Вы можете расположиться здесь со всеми удобствами, — сказал Прабхупада. У меня сложилось впечатление, что он приглашал Майка остаться здесь не только для того, чтобы взять несколько интервью. Шрила Прабхупада упомянул, что вчера здесь был Джордж Харрисон и провел тут целый день. И уже в самом конце разговора, перед тем, как молодой журналист отправился на церемонию арати в храм, он обратился к Майку с личной просьбой: Я хочу попросить вас… Вы молоды. Поэтому постарайтесь изучить нашу философию. И как журналист постарайтесь передать самое важное людям. Это ваш долг».

Майк вел себя дружелюбно, но ответил уклончиво: «Мы пытаемся представлять читателям разные точки зрения…»

«Мы не какая-то сектантская религиозная организация, — уверил его Шрила Прабхупада. — Это наука. Духовная наука».

Майк остался очень доволен разговором и поблагодарил Шрилу Прабхупаду за радушный прием. «Большое спасибо. Было очень приятно познакомиться».

Мукунда повел его в алтарную комнату, чтобы Майк посмотрел на Божества.

Интервью получилось очень хорошим. Наверное, лучшее интервью за последние дни. Майк был очень умным молодым человеком, быстро улавливавшим все мысли Шрилы Прабхупады. Несмотря на сильный акцент Шрилы Прабхупады, он не испытывал никаких проблем с тем, чтобы понять, о чем тот говорит.

Харикеша Махараджа и я задержались на несколько минут в комнате Шрилы Прабхупады, сгорая от нетерпения поделиться своими впечатлениями от интервью. Слушать Прабхупаду всегда приятно, но этот диалог доставил нам особое наслаждение. Я сказал: «Вы прекрасный оратор. Вы сразу же покоряете слушателей, а затем направляете разговор в нужное русло. Это просто великолепно».

111
{"b":"239108","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Орудия смерти. Город костей
Тени павших врагов
Порченая кровь
Код Женщины. Как гормоны влияют на вашу жизнь
Все афоризмы Фаины Раневской
Вы ничего не знаете о мужчинах
Вопросы – это ответы
Квази
Уборщица. История матери-одиночки, вырвавшейся из нищеты