ЛитМир - Электронная Библиотека

На этот раз Бруно понял. Он кивнул головой: «D’accord, d’accord».

«Итак, истина одна, — продолжил Прабхупада. — Каждый стремится к истине. Кто-то преодолевает десять шагов, кто-то сто. Но для того, чтобы преодолеть весь путь, необходимо подняться на тысячу ступенек. Поэтому до тех пор, пока вы не пройдете тысячу ступенек, вы не сможете достичь истины».

Бруно сказал, что ему всегда было трудно взбираться по лестнице в верном направлении.

Прабхупада улыбнулся нам: «Придется предоставить ему лифт. За одну секунду. Вам не придется идти шаг за шагом, мы сделаем это мгновенно, за одну минуту. Вы можете отказаться от этой возможности — это ваш выбор. Кришна говорит: сар-ва-дхарман паритйаджйа мам экам таранам враджа ахам

твам сарва-папебхйах. Незамедлительно, за одну секунду. Но мы не принимаем этого предложения, и в этом наша неудачливость».

Бруно признался, что для него это трудно.

«Почему трудно?— воскликнул Прабхупада. —Упрямство! Проблема не в трудности, проблема в упрямстве. «Я не могу делать этого». Даже ребенок может сделать это».

Бруно сказал, что ребенку просто, потому что он чист и может принять все, что ему предлагают. Но для взрослого человека, занятого всевозможными видами оскверняющей деятельности, это сложно.

И все-таки Шрила Прабхупада был не согласен: «Нет, вопрос не в этом. Это апратихата, этому не могут препятствовать ни преклонный возраст, ни другие материальные условия».

Бруно рассмеялся. Он сказал, что лишен свободы выбора, потому что преданные уже вынуждали его принять прасад.

«Да, иногда ребенка нужно заставлять делать что-то, ради его же блага. Также как лошадь не готова принимать лекарства, но четыре человека вынуждают ее это сделать. Никто не просил нас издать «Бхагавату», но мы вынуждаем: «Вы должны прочесть. Вы должны купить». Мы печатаем и вынуждаем каждого. Это французское издание «Бхагаваты»… Они бы не умерли без этой книги, но мы вынуждаем их…»

Бруно был очень доволен ответами Шрилы Прабхупады и благодарен ему. Он пообещал, что постарается сделать наши книги еще лучше.

«Очень хорошо, сделайте это, — поблагодарил его Прабхупада. — Это будет вашим служением Кришне».

6 августа 1976 года

Сегодня экадаши.

Люди Хамсадуты приехали в Париж. Из-за принятого Джи-Би-Си решения забрать их микроавтобусы и отсутствия

возможности увидеться со Шрилой Прабхупадой лично они подумали, что Шрила Прабхупада переманил их сюда, чтобы они не уехали. Поэтому они решили под покровом ночи уехать из храма, забрав все автобусы и не поставив никого в известность. Они подумали, что Шрила Прабхупада заодно с менеджерами храма.

Когда об этом сообщили Прабхупаде, он сказал, что вполне их понимает. Они подумали, что их обманули. Он посоветовал Джи-Би-Си быть внимательней к подобного рода происшествиям.

Прабхупада выразил свое восхищение тем, что Джаятиртха прабху не стал занимать чью-либо сторону в конфликте, а с самого начала повел себя как беспристрастный руководитель, основная задача которого — обеспечивать преданных всем необходимым.

*

Все утро преданные в алтарной комнате пели киртан, готовясь к установлению Божеств. Шрила Прабхупада спокойно сидел в своей комнате, ожидая начала церемонии. Вдруг он позвонил Харикеше и спросил его: «Послушай, что они поют. Что это такое? Что они добавляют перед Харе Кришна мантрой? Иди и скажи им, чтобы они прекратили».

Харикеша Свами не расслышал, что пели преданные, и не понял, что именно имеет в виду Шрила Прабхупада, но направился прямо в гущу преданных, подпевающих Притху-путре Свами. Он стучал в барабан, вокруг него столпилась группа сладкоголосых, раскачивавшихся из стороны в сторону брахмачари, державших в руках караталы. Они притоптывали ногами и размахивали руками. Первым запевал Притху-путра Свами, потом — они. Как только наступала его очередь пропеть мантру, он начинал ее, выкрикивая слово Бхаджа!— «Пойте!»

Харикеша протиснулся между ними и приказал прекратить киртан. Он сказал Притху-путре, что Шрила Прабхупада хочет видеть его. Притху-путра последовал за ним, не понимая, что происходит.

Прабхупада, чей острый слух уловил особое слово, без предисловий потребовал, чтобы Притху-путра объяснил, откуда он взял эту привычку петь «Бхаджа Харе Кришна мантру». Он был в гневе: «В мантре Харе Кришна нет слова бхаджа\ Кто тебя этому научил?»

Пораженный неожиданно гневным обращением Шрилы Прабхупады, Притху-путра покраснел: «Я слышал это во Вриндаване».

Возмущение Прабхупады нарастало, его лицо перекосилось от ярости. Он понял, что его ученики постоянно будут попадать под влияние всевозможных вриндаванских бабаджи. Он взорвался: «Зачем вы идете к этим бабаджи? Кто вас этому научил?»

Притху-путра никак не мог оправиться от испуга и попытался уверить его: «Нет, нет. Я слышал это не от бабаджи, а от наших преданных».

Прабхупада чуть успокоился, когда его самые худшие опасения не подтвердились. И все-таки он предупредил своего ученика: «Никогда больше не произноси это «бхаджа». Мантра Харе Кришна самодостаточна и не нуждается в добавлениях». Пообещав не повторять своей ошибки, Притху-путра вернулся в алтарную комнату, чтобы продолжить пение, уже без добавления «бхаджа».

Больше всего Шрила Прабхупада боялся, что преданные подпадут под оскверняющее влияние недобросовестных людей, которые не намерены строго следовать нашей сампрадае, принципам чистого служения. Так же как и в случае с группой «гопи-бхавы», он отреагировал молниеносно, предотвращая распространение заразного явления.

Обычно я проводил сеанс массажа с половины двенадцатого до часу дня. Однако в 11:15 к Шриле Прабхупаде пришли Бхагаван, Джаятиртха и Харикеша, чтобы узнать, в котором часу

40 Хари Шаури дас

он хотел бы спуститься на церемонию установления Божеств. Они уже назначили время начала церемонии и инициации и хотели уточнить, в какое время Шрила Прабхупада будет присутствовать на них. Но Шрила Прабхупада хотел, чтобы они сами назначили время. Бхагаван и Джаятиртха признались, что затрудняются назвать точное время. Они посмотрели на Харикешу Махараджу, который должен был принять окончательное решение.

Харикеша, к моему удивлению, сказал, что тоже не может взять на себя такую ответственность и принять решение, потому что он всего лишь секретарь Шрилы Прабхупады и не в курсе, когда я должен проводить сеанс массажа. В заключение он сказал, что это было моей обязанностью, так как я был слугой Прабхупады. Я сказал, что меня никто не поставил в известность о времени начала церемонии, поэтому я отказываюсь дать сколько-нибудь определенный ответ на этот вопрос.

Шрила Прабхупада слушал нас с явным негодованием, которое нарастало с каждым мгновением, пока мы искали «козла отпущения». В конце концов он не выдержал и гневно отчитал нас за неспособность принять элементарное решение для такого важного события. Он распорядился, чтобы Бхагаван подготовил все необходимое для церемонии сейчас же, а мне велел немедленно приступать к массажу.

У меня едва хватило времени, чтобы натереть его тело маслом. Я уложился в пятнадцать минут, еще десять минут ему понадобилось, чтобы принять омовение, одеться и спуститься вниз.

Алтарная комната была битком набита преданными. Цветы, гирлянды, ветки деревьев были развешены повсюду. Зеленый вельветовый балдахин висел над прекрасными Божествами, стоявшими на возвышении. Божество Кришны, с левой рукой на талии, было изготовлено из черного мрамора, белый мраморный Баларама был чуть выше ростом и стоял немного в стороне, протянув левую руку к правому плечу Кришны.

Прабхупада взошел на сцену, и тут же начался экстатичный киртан, сопровождавшийся звуками раковин и сотнями ликующих голосов: «.Хари бол! Джая Прабхупада! Джая Криш-на-Баларама, ки джая\» Его Божественная Милость омыл Божества четырьмя видами благоприятных жидкостей, после чего прошел к вьяса-асане и прочитал короткую лекцию. После этого Божества омыли Джаятиртха, Бхагаван, Гурудаса Свами, Прадьюмна и другие прабху. Местный телевизионный канал снял на пленку всю церемонию. Когда церемония омовения закончилась, занавес алтаря закрылся, чтобы переодеть Божества для первого даршана.

136
{"b":"239108","o":1}