ЛитМир - Электронная Библиотека

Прабхупада всегда очень внимательно и бережно относился ко всем финансовым документам, касавшихся крупных расходов в Индии. Он проанализировал раскладку, высланную Су-рабхой прабху, и сделал ему замечание: «Все документы перед отправкой мне должны быть подписаны тремя уполномоченными преданными, прежде чем мы примем решение об их оплате. Сейчас их подписали только вы с Гирираджей, но я хочу, чтобы на документах также стояла подпись Гопала Кришны».

Он посмотрел все эскизы алтаря: «Я не против того, чтобы сделать центральный алтарь чуть шире двух других, но по твоим эскизам я понял, что Вишакха и Лалита отделены от Радха-Кришны колоннами. Придерживайся той схемы, которая была принята при возведении алтаря в Кришна-Баларама Мандире. Не должно быть колонн, отделяющих Вишакху, Лалиту и Радха-Кришну».

Сейчас, когда его Движение крепло и расширялось во всех странах мира, Прабхупада стал с удвоенным подозрением относиться ко всем предложениям о пожертвованиях крупных сумм денег и больших участков земли. Негативный опыт, приобретенный нами в Неллоре в самом начале года, наглядно показал нам, что прежде всего нужно разобраться, какие мотивы движут человеком — каким бы искренним он ни казался. Помимо этого, в Шриле Прабхупаде говорил бизнесмен, который всю жизнь занимался сделками в Индии. Он прекрасно знал, что корысть заставляет человека прибегать к самым разным уловкам, на которые легко могут клюнуть его наивные и легковерные ученики.

Поэтому Шрила Прабхупада ответил г-ну Мукхерджи, ни разу не упомянув о его деловом предложении. Он проинформировал его о дате своего приезда и отметил, что будет очень рад встретиться с ним. Сурабху же он предупредил: «Что касается г-на Мукхерджи, я готов на все, чтобы распространить сознание Кришны. Но я допускаю, что кое-кто захочет погреть руки на моем успехе, собирая от нашего имени деньги с богатых бизнесменов. Поэтому постарайся не предпринимать никаких действий со своей стороны и дождись, когда я приеду в Бомбей. Твое предложение заинтриговало меня, но в своем письме г-н Мукхерджи не сказал ни слова о своих планах, кроме предложения услуг своей аудио-видео студии. Я не хочу, чтобы на нас наживался какой-нибудь продюсер, который захотел обогатиться, используя для этого наше Движение. В любом случае я могу встретиться с ним приблизительно через месяц. Я приложил копию своего ответа г-ну Мукхерджи, чтобы ты знал, что я ему написал».

*

В течение дня Шрила Прабхупада дал два интервью: одно журналу «Ньюсуик», а другое — крупной газете «Ньюсдэй». В редакции журнала нам сказали, что пришлют на интервью опытного редактора, но вместо этого прислали начинающую журналистку, которая приехала сразу же после завтрака. Тамал Кришна Махараджа вошел в комнату Шрила Прабхупады и сказал, что через несколько минут здесь будет Рамешвара вместе с репортером. Как только Прабхупада услышал, что это женщина, он сразу же расстроился: «Это бесполезная трата времени. Все эти женщины-репортеры не могут задать ни одного разумного вопроса. Она войдет и спросит: как вас зовут? А что у вас на лице? Как много у вас последователей? Сколько денег вы зарабатываете? Вопросы будут именно такими». Он хотел попросить преданных не впускать ее, но она уже входила в комнату. Рамешвара Махараджа и консультант по связям с общественностью, специально нанятая для работы с репортерами, уже провели с ней собеседование, поэтому отступать было поздно.

Они вошли и сели напротив Шрилы Прабхупады. Рамешвара представил девушку. Ее звали Ванда. Прабхупада был очень немногословен. Обычно он был оживлен и превращал свои интервью в увлекательные беседы и полемику, зачастую предлагая информации намного больше той, на которую они рассчитывали. Но в случае с Вандой, хотя он и оставался вежливым, словоохотливым его назвать было трудно.

Она начала интервью с вопросов, касавшихся самого Прабхупады, и не задумывался ли он о том, чтобы уйти на покой.

Прабхупада спросил, почему это ее интересует, что сразу же выбило девушку из колеи.

«Почему я интересуюсь этим? — переспросила она. — Потому что мы в «Ньюсуик» поставили себе задачу следить за всем, что происходит во всех религиозных направлениях — христианство, католицизм, евангелизм…»

Шрила Прабхупада объяснил, что он уже ушел на покой до того, как основал это Движение. Что же касается духовной жизни, то в этом аспекте человеческой жизни не может быть и речи о том, чтобы уходить на покой, потому что духовная жизнь вечна.

Ванда не очень хорошо понимала речь Прабхупады из-за его сильного акцента, поэтому иногда Рамешвара выступал в роли своего рода переводчика, чтобы убедиться в том, что она правильно поняла то, о чем он хотел сказать.

«Меня интересует, думаете ли вы о том, чтобы отвести себе менее активную роль в процессе управления Движением», — спросила она.

«Нет. Мою роль и без того невозможно назвать сверхактивной. Всю работу выполняют они. Я просто читаю», — ответил Прабхупада.

Рамешвара попытался помочь ей, сделав беседу чуть более оживленной. Прабхупада был не против. На самом деле он был бы даже рад, если бы на все эти вопросы отвечал его ученик. Рамешвара сказал: «Но я уже рассказал ей, что вы путешествуете по всему миру, посещая множество центров и одновременно занимаясь писательской работой».

«Я, возможно, буду не так активно занят, как прежде, но это не означает, что я уйду на покой».

Ванда уточнила, что не имела в виду отход от духовной жизни, а его участие в решение проблем, связанных с руководством Движения: «Меня интересует, есть ли у вас преемник, который после вашей смерти займет ваше место».

«Этот вопрос еще не решен, — сказал Прабхупада. — Еще не решен».

«Тогда какой процесс…»

«У меня есть несколько секретарей, — сказал Шрила Прабхупада. — Они осуществляют управление».

Рамешвара объяснил ей, что Шрила Прабхупада назначил восемнадцать секретарей, каждый из которых отвечает за определенный регион.

«И именно эти восемнадцать секретарей решат между собой, кто станет очередным лидером?» — спросила Ванда.

«Я хочу, чтобы каждый из них был лидером, — объяснил Прабхупада. — Таким образом они смогут распространить Движение сознания Кришны. Таков мой план».

Затем последовал неизбежный вопрос о финансах. Прабхупада сказал ей, что даже без единого цента мы смогли бы делать то, что делаем. Она не уловила смысла сказанного им, поэтому попросила объяснить подробнее.

«Шри Чайтанья Махапрабху не получал никакой финансовой помощи, — сказал Прабхупада, — но его Движение росло и крепло. Оно не зависело от денег. Духовное движение не зависит от какой-либо материальной помощи. Это духовное движение».

«Но как бы вам удалось осуществлять свои образовательные и книгоиздательские проекты, не имея серьезной финансовой подпитки?»

«Вы не задумывались о том, как я это делаю?» — резко спросил он.

«Насколько я вижу, в плане финансов вы очень уверенно держитесь на ногах», — сказала она.

«Вы говорите о финансовой помощи, но мой ответ вам будет таков — наше Движение не нуждается ни в чьей финансовой помощи. Таким будет мой ответ».

Балимардана попробовал добавить: «В самом начале…»

Но Прабхупада прервал его: «Никогда. Мы никогда не нуждались в финансовой помощи».

Ванда вообще ничего не смогла понять, а Прабхупада не попытался сказать точнее. На ее вопрос: «Откуда вы берете деньги?» ответ Прабхупады был простым и ясным: «Деньги нам дает Кришна».

Ванда так ничего и не поняла. «Кто?» — перепросила она у Рамешвары.

«Кришна», — повторил Рамешвара.

Специалист по связям с общественностью, видя, что Ван-да оказалась в затруднении, высказала следующее предположение: «Рамешвара, может быть, Прабхупада расскажет, как начиналось распространение книг до того, как Движение выросло и окрепло. Ведь были же времена, когда существовал один-единствен- ный магазинчик на первом этаже. Как книги распространялись тогда, в самом начале?»

Рамешвара поддержал ее: «Прабхупада лично поехал в Японию и договорился с типографией о первом тираже».

76
{"b":"239108","o":1}