ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой прекрасный не идеальный ребенок. Позитивное воспитание без принуждения
Мы с бабушкой
Текст
Аскетизм
Лестница Якова
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Оракул Ленорман за чашкой кофе
Земля лишних. Не пойду в шпионы
27 верных способов получить то, что хочется

«Ваши преданные уже покинули тюрьму?»

«Некоторые из них тяжело трудятся на стройках, но это не означает, что они ничего не понимают. Пока человек находится в тюрьме, он не может выйти на свободу. Его будут принуждать к работе. Но это не то, чем он должен заниматься. У него другое предназначение на свободе».

«Люди говорят, что члены вашей организации избегают тюремной работы».

«Я уже объяснил это. Заключенные должны носить кирпичи, и поэтому они думают, что эти люди просто говорят о какой-то другой жизни. Поэтому они удивлены: «Почему же он не работает так же, как я?»

«Другими словами, он не участвует в тюремной жизни. Но что же он тогда делает?»

«Он обучает других», — сказал Прабхупада.

«Обучает чему? Что находиться в тюрьме нехорошо?»

«Да».

Хотя г-н Оруэл понял аналогию, он смог понять ее лишь в сугубо материальной перспективе. Принимая, что материальный мир напоминает тюрьму, он все-таки снова вернулся к своим прежним выводам о том, что каждый должен довольствоваться своей жизнью в этой самой тюрьме: «Пока вы говорите, объясняете людям, работающим на стройке, как быть дальше, сами вы тоже трудитесь рядом с ними?»

«Нет, это не требуется, — сказал Прабхупада. — Попытайтесь понять. Они должны узнать о том, что эта работа не есть наше предназначение; более того, это наказание. В этом заключается знание. Когда заключенный станет думать, что эта работа не для него, значит, мы смогли выполнить свою задачу».

«Но это несколько негативный подход к работе?»

«Почему негативный? Это констатация факта, — сказал Прабхупада. — Это очень позитивное восприятие вещей. Почему вы думаете, что это не так? Если вы страдаете, а я подойду и скажу: «Не страдай», это негативный или позитивный подход с моей стороны? Конечно же, позитивный. Но мошенники думают, что все наоборот».

«Почему вы считаете, что работа в материальном мире является страданием? Это комбинация боли и радости, и воспринимать ее как никчемную есть не что иное, как негативный взгляд на нее», — сказал г-н Оруэл.

«Поэтому они завидуют преданным в сознании Кришны. Они смотрят на преданных и говорят: «Они не трудятся наравне с нами». Поэтому считается, что мы ничего полезного не делаем. Они думают, что носить кирпичи — это единственно важное занятие».

Г-н Оруэл рассмеялся: «Это интересно. Я думаю, что наши читатели поймут эту аналогию. «Они думают, что кирпичи — это единственно важное дело». А что вы считаете важным делом?»

«Наше дело заключается в том, чтобы сказать им: «Ваша жизнь — это не только кирпичи. Вы должны быть свободными».

Упоминание о свободе натолкнуло г-на Оруэла на другую мысль. Он спросил о том, что Шрила Прабхупада думает об организованном американском движении противодействия таким организациям, как наша: «Наверняка вы слышали или читали о заявлениях групп родителей, которые утверждают, что Движение сознания Кришны практикует запрещенные методы контроля сознания. Они называют это «промыванием мозгов». Они

25 Хари Шаури дас

считают, что если человек встает утром, молится по два часа каждое утро, постоянно повторяет мантру на четках и живет в общине, то он находится под своего рода контролем. Он отвергает понятие свободы. Что вы можете сказать по этому поводу?»

«Это происходит потому, что люди не могут понять, в чем заключается наша практика, — сказал Прабхупада. — Они не понимают, что мы хотим донести до них, что мы проповедуем. Мы стараемся объяснить им, что не следует думать о работе в тюрьме как о высшем предназначении человека. Но они именно так и считают и поэтому настроены провести в этой тюрьме много лет только потому, что не представляют себе другой жизни. А когда мы говорим: «Кирпичи и тюрьма — не для вас, ваша настоящая жизнь начнется на свободе», они тут же находят в этом противоречие и начинают думать, что мы хотим им навредить. В этом проблема».

«Другими словами, вы считаете, что не может идти и речи о контроле сознания?»

«Никто никого не контролирует», — сказал ему Прабхупада.

«Тогда как вы это называете?»

Прабхупада повторил тот же самый аргумент. Затем привел еще один пример: «Допустим, врач говорит пациенту: «Не ешьте этого, иначе вы будете страдать от диабета. Не ешьте этого, не ешьте крахмала, не ешьте сахара». Люди думают, что мы их ограничиваем, но так ведь лучше для них. Они нас неправильно понимают».

Ободренный тем, что ему наконец-то удалось вникнуть в аргументацию Шрилы Прабхупады и получить ответы на вопросы, г-н Оруэл перешел к другим темам. Он спросил о графике путешествий Шрилы Прабхупады, интересуясь, намеревается ли он через некоторое время вернуться обратно в Америку. «Насколько я понял, вы не собираетесь надолго покидать эту страну? Как я понял, у вас есть вид на жительство».

«Кто вам это сказал?» — спросил Прабхупада, удивляясь, что его гость понял то, о чем он говорил ранее.

«Я не помню, просто слышал это где-то».

«Как я могу ответить на этот вопрос? — сказал Шрила Прабхупада. Засмеявшись, он добавил: «Наверное, какой-то безумец сказал вам это». — Он пояснил, что постоянно путешествует.

«Где же находится ваш дом?» — спросил г-н Оруэл.

«Мой дом находится там, куда я хочу вернуться — к Богу. Там мой настоящий дом. Это означает, что мой дом в каждом храме».

Г-н Оруэл спросил Прабхупаду, что он думает о христианстве и иудаизме. Прабхупада ответил, что не может ничего сказать, потому что не изучал их. Но он отметил, что любая религия, которая освобождает своих последователей от телесных представлений о жизни, должна считаться авторитетной.

Г-н Оруэл, однако, считал, что они этого не делают. Последователи этих традиций придают телу огромное значение и прививают любовь к этому миру.

Шрила Прабхупада сказал, что считает такой подход проявлением невежества. Он объяснил, что привлек в число своих последователей представителей самых разных культурных и религиозных традиций, потому что истинное знание предназначено для каждого человека. Это как дважды два — четыре. Точно так же золото будет оставаться золотом вне зависимости от того, кто держит его в руках.

Г-н Оруэл спросил, кто держит в руках золото. Только ли Движение сознания Кришны, или некоторые другие религиозные школы для духовного прозрения также способны делать это? Прабхупада ответил, что существуют и другие пути, но они не очень понятны и доступны. Это навело г-на Оруэла на вопрос, доступна ли философия сознания Кришны.

Прабхупада показал на книжную полку: «Мы подробно изложили эту науку во всех этих книгах. Теперь это знание открыто каждому человеку без исключения».

Сам будучи писателем, г-н Оруэл был поражен тем, какой объем работы осилил Шрила Прабхупада, и еще больше удивился, когда узнал, что он собирается написать еще сорок томов.

«Вы сделали все эти переводы без чьей-либо помощи? Я не собираюсь ставить вам в укор то, что вы спите всего по четыре часа в сутки. Я хочу сказать только, что если в течение жизни написать лишь половину того, что было написано Вами, то можно считать, что жизнь не прошла впустую».

Прабхупада признал, что это тяжелая работа. «Это очень трудно. Но я уже написал и издал восемьдесят книг. Ученые, профессора, университеты во всем мире признали эти книги».

Балимардана добавил, что список научных и учебных учреждений, заказавших наши книги, просто огромен. А что касается положительных отзывов и рецензий, то их количество исчисляется сотнями.

Г-н Оруэл выполнял обязанности главного редактора религиозной информации в своем агентстве, поэтому он располагал обширными связями с учеными из самых разных областей знания. «Я слышал высказывания профессоров, специализирующихся на индуизме, которые утверждали, что это такая сложная и запутанная система верований и культов, что даже преданные сознания Кришны имеют очень поверхностное представление о нем. Они просто изучают определенную часть, но не пытаются понять весь индуизм».

Но Прабхупада не попался на эту удочку, заброшенную репортером: «Они могут говорить об индуизме. Но мы не принадлежим ни к какой религиозной традиции. Может быть, они и правы, когда говорят об индуизме, но эти ваши профессора не правы, когда начинают путать нас с индуистами. Мы не имеем никакого отношения к какой-либо религиозной системе».

84
{"b":"239108","o":1}