ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда мы приготовились в путь, Шрила Прабхупада обсуждал некоторые детали приготовления зубной пасты с Харикешей, который первым приготовил ее для него. Харикеша посмеялся над советом использовать порошок нима вместо карбоната кальция. Он сказал, что не думает, что кто-либо сможет терпеть его горький вкус.

Я напомнил Шриле Прабхупаде о том, что он говорил в Лондоне по поводу этой зубной пасты:

«Вы сказали, что ваши зубы были настолько гнилыми, что готовы были выпасть из десен, но ваша зубная паста не позволила им это сделать».

Шрила Прабхупада усмехнулся: «Да, мои зубы на самом деле стали совсем плохи. Они бесполезны. Но из-за этой зубной пасты они все еще работают, — он засмеялся. — А иначе, согласно зубоврачебной науке, они должны быть удалены. Нет другого средства. Если вы пойдете к дантисту, он сразу же скажет: «Надо их все вырвать и вставить новые, искусственные». Я об этом и сам знаю. Но я не хочу их вырывать. Используйте их столько, сколько возможно, и пусть выпадут сами по себе, тем более, что уже столько их выпало. Половины уже нет, и еще четверть шатаются, но все же я продолжаю ими жевать. А иначе, в соответствии с зубоврачебной наукой, я не должен есть соль. В Бенгалии есть такая поговорка: когда ваши зубы гниют, вы больше не можете есть. Вы не можете переваривать пищу, вы не можете есть. Если пища должным образом не пережевана, это создает сбои пищеварения. А плохое пищеварение служит причиной многих болезней. Этот кашель вызван несварением. Я знаю об этом».

«Это потому, что печень не работает?» — спросил я, вспоминая мнение одного доктора из Нью-Йорка.

Шрила Прабхупада согласился:

«Да. Это болезнь стариков. Печень работает не очень хорошо, зубы работают не очень хорошо, это делает их восприимчивыми к холоду. Старость. Все мои друзья юности уже умерли. Никого нет в живых. Может быть, один или два еще живы. Помните, этот Динанатха приходил? Думаю, вы знаете его. Он все еще жив. Ему семьдесят пять, или семьдесят шесть. Немногим младше меня».

Прабхупада имел в виду своего старого друга Динанатха Мишру из Калькутты.

«Тот, очень худой человек? О, я знаю. Да. На самом деле, когда мы были там, он был очень болен».

«Да, он был болен, — сказал Шрила Прабхупада. — Он был наполовину мертв».

Я спросил его, кто были те люди, которые собрались, чтобы повидаться с ним, когда он навещал Божества своего детства, Шри Шри Радха-Говинду в Калькутте в начале этого года.

«Они мне как младшие братья, — сказал Прабхупада.— Их старшие братья были моими ровесниками, они уже все умерли. Они младше меня. Мы вместе играли в детстве. Их старшие братья, самый старший из них был моим очень-очень близким другом, Сиддешвар Малик. Когда нам было три или четыре года от роду, мы с ним ездили на одной и той же детской коляске. И церемония Ратха-ятры проводилась с участием всех этих гостей. Они жили неподалеку, в округе было приблизительно четыре или пять домов. Все дети были примерно одного возраста, и я был их лидер. Я организовал Ратха-ятру. Я праздновал Радхаштами и Джанмаштами и учился, как одевать Радха-Говинду. Да».

«Вы приходили в храм и одевали Их?» — спросил я.

«Вообще-то, это был наш дом, — подтвердил Прабхупада. — Он стоял всего лишь через три или четыре дома от нас».

«Радха-Говинда были единственными Божествами в округе?»

«Да, единственными. И у Радха-Говинды была большая собственность. Напротив дома, где стояли Божества, находится очень большое здание. Прямо напротив. Это Их здание. Оно приносит хороший доход. Кроме того, у Них есть много другой земли. У Божеств очень хороший доход».

Я добавил, что, согласно моим наблюдениям, похоже, за ними хорошо ухаживают,

Шрила Прабхупада согласился и сказал, что Малики — одна из старейших аристократических семей в Калькутте.

«Все, начиная от моста Ховра, до той улицы, все принадлежит им. Очень богатые люди».

Прабхупада объяснил, что Божество получает большой доход от собственности, и у разных семей клана Малик есть разный срок поклонения Божеству. Чья очередь поклоняться, тот и получает доход.

«Практически, сейчас это их доход. Чем дольше ему удается поклоняться Божеству, тем больший он получает доход,— Прабхупада засмеялся. — У Божества очень, очень хороший доход. Все храмы в Индии… Как, например, я пытаюсь создать фонд для Вриндавана и Маяпура. Даже если нет поступлений, поклонение все равно будет продолжаться. Сева-пуджа не остановится из-за недостатка денег. Не будет нужды в деньгах. Все же, я должен как-то обеспечить поступление денег для продолжения сева-пуджи. Поступления могут быть или нет. Должен быть сделан запас. Сейчас во Вриндаване Акшаянанда собирает столькими путями. Предположим, никто не собирает. Это не значит, что храм придется закрыть. Он должен продолжать свою работу. Вот я и пытаюсь сделать запас с банковских процентов. По меньшей мере, 5000—10000 рупий, чтобы поклонение Божествам не прекращалось. Такова система, принятая во всех индийских храмах. Поклонение должно продолжаться, ни-тья-сева. Это большой, большой храм во Вриндаване, у них там все устроено подобным образом. Иначе, как поклонение может продолжаться в течение 500, 600 лет? У них есть хороший источник дохода. Доход Божества Говиндаджи — 18000 рупий ежемесячно. Он—самое богатое Божество во Вриндаване. А Ранганатха—арендатор Говиндаджи. Земля взята в аренду у Говиндаджи, и на ней построен храм. Руководство храма Ранганатхи ежемесячно платит арендную плату. Итак, Говиндаджи — землевладелец, а Ранганатхаджи — арендатор. — Прабхупада засмеялся.—Ранганатхаджи — это Рамануджа-сампрадая, Говиндаджи— это Гаудия-сам- прадая. Рамануджа-сампрадая — арендатор Гаудия-сам- прадаи».

Стоимость покупки нового дома—160000$. Дом расположен в хорошем месте, он находится на полпути между европеизированным севером и более традиционными анклавами юга, и вдобавок прямо возле университета. Адрес, на Авеню Какх — это маленький переулок, примыкающий к оживленным улицам Такхт-е-Джамсид и Павали Авеню.

На Авеню Какх находятся только три или четыре дома с одной стороны, а также дом, довольно типичный для данной местности, окруженный высокой стеной, с большими воротами, без заднего двора и со скромным двориком впереди, единственной отличительной чертой которого было маленькое дерево красной шелковицы.

Чтобы добраться туда на машине, нам понадобилось около сорока минут. Когда мы прибыли на место, Шрилу Прабхупаду очень вежливо и почтительно приняла пожилая иранская пара, хозяева этого места. Заручившись их согласием, Атрея Риши провел Прабхупаду по всему участку, указывая на выдающиеся черты места, когда он проходил мимо них. Площадь здания — предположительно 1000 квадратных футов на каждом этаже, нижний этаж состоит из кухни, находящейся сзади, и пары больших комнат, в одной из которых сделан фонарь, выходящий во двор. Там также есть полуподвал. Наверху находятся две большие комнаты и одна маленькая, расположенная на верхней лестничной площадке.

Атрея Риши объяснил, что планирует превратить этот дом в ресторан и проповеднический центр, где брахмачари будут жить наверху. Нынешняя вилла будет занята домохозяевами, и Божества будут установлены там же. Шрила Прабхупада одобрил его план.

Хозяева, которые в качестве второго языка используют французский, любезно предложили нам большой поднос фруктов. Шрила Прабхупада с удовольствием взял апельсин, который я по его указанию разрезал на кусочки. Когда мы ехали обратно, Прабхупада сказал, что в Иране все еще осталось что-то, напоминающее о ведической культуре.

Мы возвратились назад около 12:30. Часть нашего маршрута пролегала через пустынную местность, посреди которой, благодаря заботливому орошению и культивированию, находились участки плодородной земли, заросшие травой и цветами. Шрила Прабхупада отметил, что даже посреди

5 Хари Шаури дас сухой и пустынной земли можно вырастить много чего, если обеспечить запас воды,

В машине было небольшое обсуждение, касающееся проповеди в этом месте. Атрея Риши сказал, что, по мнению некоторых преданных, он чересчур осторожен, но Шрила Прабхупада ободрил его своим замечанием: «Нет, медленно, но верно — вот что необходимо».

26
{"b":"239113","o":1}