ЛитМир - Электронная Библиотека

Летом 1922 г. мы жили в Подмосковье на даче, где Дзержинский с семьей занимал две комнаты. Обычно с субботы на воскресенье он приезжал из города. Помню, как даже в день своего отдыха не раз отправлялся инкогнито проверять работу и порядки на вокзалах и станциях столицы. Этим поездкам Дзержинский придавал большое значение, с утра к ним готовился и возвращался только к вечеру. К этому времени «на огонек» обычно сходились к Феликсу Эдмундовичу многие отдыхавшие на дачах соседи — руководящие работники, члены ЦК, правительства — поговорить о делах, посоветоваться. И Дзержинский, вернувшись с проверки шумных, перегруженных московских вокзалов и больших узловых станций столицы, несмотря на усталость, всегда подтянутый и деятельный, живо рассказывал, делился впечатлениями, фактами, делал выводы. Интересно и с юмором говорил он о своих наблюдениях за работой касс, посадкой в вагоны, о встречах в качестве «рядового пассажира» с вокзально-станционным начальством, рабочими, служащими. Затем разговор обычно переходил на большие проблемы экономики и техники транспорта, затрагивались вопросы кадров, условий жизни и борьбы со взяточничеством, хищениями.

В памяти сердца навсегда живы и минуты неповторимые, когда дядя Феликс в разговоре со мной — комсомолкой двадцатых годов — проникновенно говорил о том, как счастлив он, участвуя в созидании нового, социалистического общества. Говорил, что мы, молодежь, — счастливое поколение. Октябрьская революция дала нам возможность свободно, творчески трудиться, мы будем жить при социализме и строить коммунизм.

Огромная любовь к делу, исключительная целеустремленность и организованность, умение использовать каждую минуту, нежелание щадить себя в борьбе — вот источники изумительной трудоспособности Феликса Эдмундовича.

В НКПС на имя Дзержинского всегда шел огромный поток писем. Многие из них были написаны беспризорными детьми на обрывках оберточной бумаги и взывали о помощи. Дзержинский — председатель грозной ВЧК, был одновременно председателем самой гуманной в мире комисски — Детской комиссии ВЦИК. Все свое пламенное, любящее сердце он отдавал спасению миллионов беспризорных детей, погибавших от холода, голода, эпидемий.

Тысячи бездомных детей скитались тогда по железным дорогам, ехали на крышах, на буферах, в подвагонных ящиках. Спасаясь от голода, они стремились на юг, к теплу, в хлебные тайоны.

Сколько сил отдали наркомпуть Дзержинский, рабочие и служащие железных дорог спасению этих детей! Дети доверяли Феликсу Эдмундовичу, любили его. По «длинному уху» — как тогда выражались — они умудрялись первыми узнавать о предстоящем прибытии Дзержинского на ту или иную станцию и шли цепочкой к вагону наркома.

Помню, как однажды на станции Харьков, в салоне служебного вагона его ждали вызванные на совещание руководящие работники.

— Он у себя беседует с важным гостем, — сказал мне, хитро прищурившись, секретарь, — но ты заходи — не помешаешь. Заинтересованная, я поспешила в купе… Рядом с Феликсом Эдмундовичем сидел мальчик. Видно, он очень старался почиститься к этой встрече, но угольная пыль въелась в лицо и убогая одежда мешковато висела на беспризорнике. Дзержинский по-отечески ласково положил руку на его плечо. Нельзя забыть восторженных глаз мальчугана, устремленных на Дзержинского. На откидном столике стоял стакан с горячим молоком, лежали ломтики хлеба и кусочки сахара: Феликс Эдмундович угощал своим пайком маленького гостя.

Дзержинского ждали, и он стал прощаться. Как сразу поблекло лицо ребенка. Феликс Эдмундович понял его и, крепко пожав ручонку, сказал многозначительно: — До свидания! — Мальчуган оживился, глаза его радостно вспыхнули — он еще встретится с Дзержинским! Через несколько минут пришел работник деткомиссии. Я выскочила в коридор и посмотрела в окно. Едва паренек спустился по ступенькам вагона, как неизвестно откуда появилось еще несколько беспризорников… Видимо, они ждали своего «делегата» от Дзержинского. Переговорив с работником Деткомиссии, мальчики решительно зашагали в новую жизнь.

Феликс Эдмундович был марксистом с широким кругозором. Он всегда творчески применял марксизм-ленинизм в революционной практике, в той или иной обстановке борьбы, уделяя огромное внимание экономике. И в ранние годы своей деятельности профессионального революционера, Феликс Эдмундович глубоко интересовался развитием производительных сил России и, в частности, железных дорог. Еще до назначения в НКПС Дзержинскому приходилось заниматься вопросами экономики транспорта — он направлял работу транспортного отдела и экономического управления ВЧК. Будучи начальником тыла Юго-Западного фронта, он постоянно должен был заботиться о работе железнодорожных и водных путей сообщения, вникать в вопросы промышленности. Многие важные поручения партии постоянно требовали от Дзержинского глубокого изучения и понимания проблем хозяйственного строительства.

На посту наркома путей сообщения Дзержинский внедрял во все звенья руководства транспортом ленинский стиль работы. Феликсу Эд-мундовичу была свойственна исключительная самокритичность, высокая требовательность к себе и другим. Не случайно он подчеркивал, что если человек думает, что все досконально изучил, то на самом деле такой человек знает очень мало. Сам Дзержинский, глубоко разбиравшийся в экономике, став наркомом путей сообщения, понимал, как много ему еще предстоит постигнуть, чтобы руководить огромным и сложным транспортным хозяйством.

Феликс Эдмундович смотрел далеко вперед. Не случайно он придавал большое значение вопросам планирования на транспорте и притом не текущего и узковедомственного, а перспективного планирования с учетом будущего внедрения новой техники, тепловозов и электровозов, роли путей сообщения в развитии производительных сил народного хозяйства страны в целом.

Эти годы были периодом сложного становления советского транспорта, когда начала складываться его новая, социалистическая экономика. В книге совершенно правильно подмечено, что Дзержинский обладал очень важным качеством — способностью критически относиться к сложившейся практике. Он всегда внимательно анализировал ход развития и намечал пути и формы работы, наиболее эффективные в новых условиях, решительно отбрасывал все устаревшее, мешавшее движению вперед.

Настойчиво и неуклонно проводил он в жизнь решение правительства по осуществлению реформы управления транспортом. Предложенная наркомом Дзержинским реформа увязывала интересы железных дорог с интересами промышленности и сельского хозяйства, с экономикой областей. Она предусматривала активное участие и заинтересованность партийных и советских органов на местах в работе путей сообщения. Вместе с тем эта реформа укрепляла управление НКПС всеми железными дорогами и водными путями республики.

Под руководством Дзержинского железнодорожный транспорт перешел на платность перевозок, хозрасчет, самоокупаемость, постепенно становился рентабельным, переставал быть «иждивенцем» госбюджета.

На повышение производительности труда, снижение себестоимости перевозок, экономию, внедрение передовой техники, изобретательство и новаторство, научную организацию труда всегда была направлена кипучая деятельность наркома путей сообщения Ф. Э. Дзержинского.

При огромной помощи Центрального Комитета партии, при том исключительно большом внимании, которое Ленин уделял транспорту, железные дороги преодолели разруху.

В январе 1924 года XIII конференция РКП(б) отметила, что транспорт находится уже в таком состоянии, когда он без особых затруднений способен удовлетворять все предъявляемые к нему народным хозяйством требования.

Книга С. Н. Зархия «Наркомпуть Ф. Дзержинский», предлагаемая вниманию читателей, является творческой удачей литератора. Это произведение имеет глубоко познавательное значение. В увлекательной форме она знакомит с трудными условиями возрождения советского транспорта в 1921–1924 годах.

Автор сумел ярко показать борьбу нашей партии за восстановление разрушенного транспорта. Читая повесть, видишь, с какой партийной страстностью работал ленинский нарком Ф. Э. Дзержинский, как глубоко вникал он в экономику и технику железных дорог. На протяжении всего повествования читатель ощущает теплое, дружеское отношение Ленина к Дзержинскому, твердую поддержку всех его начинаний, глубокое понимание Владимиром Ильичом проблем транспорта и предвидение дальнейших путей его развития.

2
{"b":"239115","o":1}