ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Напротив, имена «Анх-шепр-рэ Ми-[нефр-шепр-рэ]» и «Нефр-нефре-йот Ми-[ва-н-рэ]» оказываются в скорописной молитве в одной из гробниц Нэ в явно многобожеском окружении, более того — в обществе ни много ни мало как самого Амуна, причем царь выступает в качестве храмоздателя в честь недавно еще отверженного бога отверженной столицы. Молитва озаглавлена: «Воздание хвалы Амуну, обоняние земли (т. е. поклонение) Вен-нофре со стороны (жреца-) чистителя, писца жертвы божьей Амуна во дворе Анх-шепр-рэ в Висе П-воха, рожденного Йот-сонб» (JEA XIV: V, строки 3-5), содержит посвящение: «для двойника (жреца-)чистителя, писца двора божья Амуна во дворе Анх-шепр-рэ П-воха, рожденного Йот-сонб» (JEA XIV: VI, строки 28-30) и завершается титлом брата, очевидно составителя и писца молитвы: «Брат его, писец очерка (т. е. живописец)... Ч'й двор [а] — — — Анх-шепр-рэ» (JEA XIV: VI, строки 32-33). Сама же молитва, к слову сказать довольно пространная и прочувственная, обращена к Амуну, притом к нему одному, а не совместно с Усире Вен-нофре, как можно было б подумать по заголовку. Не надо, однако, обманываться относительно значения этой надписи как доказательства измены нового фараона солнцепоклонничеству его тестя. Бесспорно, названный несколько раз «двор Анх-шепр-рэ», в котором помещается «двор божий Амуна» и где жрецом и писцом жертвенного достояния Амуна состоит молящийся, доказывает «двоеверие» нового царя, отказ от исключительного, нетерпимого солнцепоклонничества последних лет Амен-хотпа IV. Но почитание Амуна в сооружении имени Анх-шепр-рэ, притом в старой столице, городе Амуна, еще никак не доказывает отказ от солнцепоклонничества Амен-хотпа IV вообще, в особенности в новой столице, «Небосклоне Йота». Скорописная надпись, сделанная на стене чужой гробницы ее посетителем, простым обывателем старой столицы, почитателем ее местного бога, не более как молитва частного лица в пользу другого такого же частного лица. Она свидетельствует о том, что обращаться к Амуну и прочим старым богам вновь стало дозволенным, но выражает она умонастроение этих двух братьев, а не обязательно также фараона и его двора. Царь в надписи назван только в обозначении, времени («Год царствования 3, месяц 3 Половодья, число 10, царь (и) государь» такой-то) да в наименовании сооружения, где служили братья.

Много существеннее то, что имя «Нефр-нефре-йот» было употреблено на золотых гробиках, ковчежцах для царских внутренностей, обнаруженных в гробнице Тут-анх-амуна, но предназначавшихся первоначально для Семнех-ке-рэ. Р. Энгельбах пишет: «В четырех золотых миниатюрных канопских гробах, найденных вместе с Тутанхамуном, картуши, которые встречаются через нерегулярные интервалы в длинных надписях на внутренних сторонах каждого, были все узурпированы, иногда столь небрежным способом, что первоначальное (original) имя Сменхкерэ, названного Анх-хепру-рэ Мер-эн-ва-эн-рэ Нефер-нефру-Атен (+ эпитет?), может быть отчетливо прослежено. Надписи, выполненные для Сменхкерэ, не стоят ни в какой связи (have no connection) с почитанием Атена, но состоят из гимна Рэ и содержат фигуры антропоморфных божеств» (ASAE XL: 137). Вопреки суждению Г. Рёдера, отрицавшего позднейшее происхождение колец Тут-анх-амуна на гробиках (ZAeSA LXXXIII: 71), X. В. Фэермэн со всею определенностью подтвердил заключение Р. Энгельбаха о замене на них кольцами Тут-анх-амуна колец Семнех-ке-рэ (JEA XLVII: 39 (1)). Да и снимок внутренних поверхностей одного Х172} из гробиков, воспроизведенный Р. Энгельбахом, убедительна подкрепляет его заключение: в некоторых кольцах имена Тут-анх-амуна явно выглядят выполненными иначе, чем окружающая надпись. Что касается многобожеской окраски длинных надписей, не полностью, к сожалению, вышедших на снимках ASAE XL: XXIII и TST: 152, то они не только выдержаны в старом духе, но и содержат имена прежних богов, а покойного царя зовут многократно «Усире» («Усире царь» имярек «этот — жив он вечно!»). Кроме того, на внутренней поверхности гробовых крышек изображены во весь рост крылатые стародавние богини. Однако если длинные надписи правильнее назвать заупокойными заклинаниями в пользу умершего, чем славословием в честь Рэ, то короткие надписи внутри крышек, хотя и вложенные в уста крылатых покровительниц умершего, заметно перекликаются с солнцепоклонническими. Разве не по-солнцепоклоннически звучат такие обращения к мертвому царю, как: «Будешь ты, как Рэ, вечно вековечно, сотворишь ты век его», «Восходишь ты, как Йот в небосклоне его» (ASAE XL: XXIII) или «Будешь жить ты, как Рэ в небе, молодым вечно вековечно» (TST: 153)?

Вставленными задним числом в чисто солнцепоклонническое окружение имена «Анх-шепр-рэ Ми-ва-н-рэ» и «Нефр-нефре-йот Ми-эх-не-йот» оказываются на плите из Ax-йот СА III: 231 + CVII 3 + CVIII + LXXIII 8 = А: 104 (оборотная сторона — СА III: CVII 2 + LXXIII 9 = А: 106). От плиты уцелело несколько обломков, которые, несомненно, входили в состав одного целого[ 134 ] и позволяют довольно хорошо представить себе облик памятника до разрушения. Титло Семнех-ке-рэ было вставлено взамен изглаженного титла побочной жены Амен-хотпа IV — Кэйе (см. гл. V), и тем самым ее изображение было переименовано в изображение, преемника ее мужа. Изображена же была она стоящею позади Амен-хотпа IV под солнцем с лучами-руками и приписанным по бокам его VII солнечным титлом (см. § 40). Присваивая изображение побочной жены царя-солнцепоклонника молодому фараону, вводя его в строго солнцепоклонническое изобразительное целое, Анх-шепр-рэ Ми-ва-н-рэ Нефр-нефре-йота Ми-эх-не-йота выставляли самого солнцепоклонником в духе его тестя.

Еще поучительнее обломки надписей, окаймлявших некогда настоящую (СА I: 9) и ложную (СА I: 10 = IX 3) двери в доме приближеннейшего царского сановника «возницы первого величества его, распорядителя лошадей (царской) конюшни до края ее (т. е. в целом) Ра-нофра» в Ax-йот (СА I: 10 = IX 3 = ТТА: 173 СС, СА I: 10). Особенно существенны куски надписей по бокам настоящей двери СА I: 8, 9, потому что они с полной ясностью показывают, что эти надписи были выдержаны точь-в-точь в том же солнцепоклонническом духе, что и составленные в дни самого Амен-хотпа IV. То, что надписи в доме Ра-нофра были начертаны при Семнех-ке-рэ, притом в бытность его «[Анх-шепр-рэ Ми]-нефр-шепр-[рэ Нефр-нефре-йот Ми-ва-н-рэ]», доказывает конец стоячего кольца с уцелевшими мелкими знаками гортани или пищевода с сердцем, жука и трех черточек— «нефр-шепр», что может быть только завершением написания наименования «[Ми]-нефр-шепр-[рэ]». (Подробнее об этих надписях см. гл. X.)

К сожалению, из имеющихся в моем распоряжении описаний я не могу усмотреть, какого вида были имена Семнех-ке-рэ на росписях северного дворца Ax-йот (JEA XVIII: 108) и на оборотной стороне золотой перевязи савана Тут-анх-амуна, предназначавшейся первоначально для Семнех-ке-рэ (ТТ II: 84-85 = ГТ: 158). Если дворцовые росписи были, можно полагать, выдержаны вполне в солнцепоклонническом духе, то надписи на обороте золотых пластинок перевязи относились к так называемой главе сердца «Книги мертвых».

Подводя итог всему сказанному об окружении каждого из обоих видов имен Семнех-ке-рэ, многобожеском или солнцепоклонническом, приходится признать, что и таким путем невозможно установить последовательность этих имен во времени. Правда, имена «Анх-шепр-рэ» и «Семнех-ке-рэ Теср-шопре», когда у них имеется соответствующее окружение, всегда оказываются в окружении чисто солнцепоклонническом. Но, увы, таких случаев мне известно всего-навсего два-три! Имена «Анх-шепр-рэ» и «Нефр-нефре-йот», каждое с добавочным наименованием в честь Амен-хотпа IV, когда возможно суждение об их окружении, оказываются в окружении то многобожеском, то солнцепоклонническом, однако примеров этих имен с показательным окружением имеется значительно больше. Важно, конечно, то, что имена «Анх-шепр-рэ Ми-нефр-шепр-рэ» и «Нефр-нефре-йот Ми-ва-н-рэ» названы вместе с титлом Амен-хотпа IV — на обломке плиты из Ax-йот и на ларце из гробницы в Нэ Тут-анх-амуна, но имена «Анх-шепр-рэ» — «Семнех-ке-рэ Теср-шопре» были названы вместе с титлом главного солнцепоклонника, насколько могу судить, и на сосуде из той же гробницы.

вернуться

134

Н. W. Fairman. — J. D. S. Pendlbury. The city of Akhenaten. P. 3. Vol. 1. Text, c. 232-233.

52
{"b":"239116","o":1}