ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На третьей сени прозвание звучит оба раза «живущий правдою» без какого-либо добавления, как в титле самого Амен-хотпа IV, но на второй сени словам «живущий правдою» оба раза придано добавление «повседневно», совершенно чуждое времени Амен-хотпа IV, но имеющееся на печатях времени Семнех-ке-рэ. Разновидность «живущий правдою повседневно» засвидетельствована для царствования Семнех-ке-рэ, а больше нигде, кроме как на второй надгробной сени, как будто не встречается. И вообще, с добавлением ли выражения «повседневно» или без него, прозвание «живущий правдою» встретилось мне в составе обозначений преемников Амен-хотпа IV только на печатях времени Семнех-ке-рэ, на локте, надписанном первоначально, видимо, его титлом, на золотом гробике-ковчежце, предназначавшемся первоначально для внутренностей этого царя (TST: 153 + ASAE XLIII: 137), и на двух надгробных сенях из той же гробницы Тут-анх-амуна, что и золотой гробик. Если действительно ни одна больше надпись из числа очень многочисленных надписей, связанных с именем Тут-анх-йота/Тут-анх-амуна, не величает его «живущим правдою», а в его гробнице были предметы, первоначально предназначавшиеся для Семнех-ке-рэ: золотая перевязь (ТТ II: 84- 85 = ГТ: 158), золотые гробики-ковчежцы для внутренностей (ТТ III: LIV, ShT: IX, ГТ: СХ, VMPh: XXXIV, TST: 152-153; изнутри — ASAE XL: XXIII, TST: 152-153, APhErXXXVI, СГТ1: № 13, СГТ2: № 12; о переделке имен см. ASAE XL: 137 и JEA XLVII: 39(1) — вопреки ZAeSA LXXXIII: 70-71), украшения AOr XXXVI: 17, то законно усомниться в том, что золотые надгробные сени вторая и третья с самого начала предназначались для Тут-анх-амуна, а не для Семнех-ке-рэ. По поводу второй сени Р. Энгельбах вполне определенно высказывался в пользу первоначальной принадлежности ее Семнех-ке-рэ, не изложив, однако, точно, что именно обусловило такой вывод. «Тщательное обследование четырех сеней Тутанхамуна, — пишет Р. Энгельбах, — вскрывает тот факт, что внутри и спереди одной из них, второй снаружи, каждый картуш, который первоначально должен был принадлежать Сменхкерэ, был изменен в картуш Тутанхамуна».[ 138 ] Сопровождающая эти слова ссылка на лист XXIV и неопределенная подпись под этим снимком позволяют думать, что именно подозрительная яркость на нем большинства колец Тут-анх-амуна по сравнению с окружающей надписью призвана была убедить читателя статьи в позднейшем их происхождении; во всяком случае, иных отличий колец от их окружения по снимку уловить невозможно. Обследовавший надписи также по снимку Г. Рёдер отрицает переделку имен на сени,[ 139 ] однако трудно положиться на это его заключение, поскольку в сходных случаях, в случае переделок на гробе Кэйе, ее погребальных сосудах (см. гл. IV) и на гробиках для внутренностей Семнех-ке-рэ (ASAE XL: 137 = JEA XLVII: 39(1)), отрицательные суждения маститого ученого оказались слишком поспешными. Большие и четкие снимки второй надгробной сени Тут-анх-амуна, изданные ShT, подтверждают как будто наблюдение Р. Энгельбаха о позднейшем происхождении колец Тут-анх-амуна, ныне читающихся на сени: они часто светлее окружающей надписи (ShT: XXVI-XXVII, XXXVIII-XXXIX, XLIII-XLV). Подвергнуться переделке должны были и первые и вторые кольца, так что дело не в замене имени «Тут-анх-йот» позднейшим именем того же царя «Тут-анх-амун, Властитель Она Верховья»; дело в замене одного царя другим — Семнех-ке-рэ Тут-анх-амуном. С этим как нельзя лучше согласуется двукратное появление на сени прозвания «живущий правдою, как Рэ, повседневно», т. е. разновидности, засвидетельствованной печатями именно для времени Семнех-ке-рэ.

Р. Энгельбах находил переделанные кольца только на второй надгробной сени Тут-анх-амуна; прочие три сени, первая, третья и четвертая, по мнению ученого, не подвергались подобной переделке. Однако, после того как одна из сеней с прозванием «живущий правдою», в данном случае с добавлением «повседневно», оказалась, по-видимому, надписанной первоначально на имя Семнех-ке-рэ, невольно напрашивается вопрос, не принадлежала ли первоначально тому же фараону и другая сень с прозванием «живущий правдою», хотя и без добавления слова «повседневно»? Лучше и проще всего было б, конечно, переосвидетельствовать подлинник, саму третью надгробную сень, но и с помощью имеющихся изданий можно как будто ответить на поставленный вопрос.

Сравнивая между собою отдельные надписи на четырех надгробных сенях Тут-анх-амуна в отношении начертаний, правописания и словоупотребления, можно подметить не только черты большого сходства, но и существенные различия, позволяющие, быть может, говорить о нескольких руках, отделывавших ту или иную сень. Тем не менее общее сходство между второй и третьей сенями намного больше, чем между любой из них и другими двумя, первой и четвертой. И это сходство настолько велико, что можно прямо говорить о единстве, существующем между второй и третьей сенями в отношении выполнения надписей.

Первое, что бросается в глаза рассматривающему письмена на обеих сенях, — это частая придача знакам, изображающим солнце, крошечных придатков в виде змейки впрямь и значка жизни, из коих змейка может быть без знака жизни, но значок жизни всегда нацеплен на змейку. Оба придатка наблюдаются одинаково на простом знаке солнца в виде кружка и на знаке солнца на небосклоне — кружка в горной седловине. Один раз, на второй сени, у знака солнца с лучами умножены лучи и каждому из них придано на конце по кисти руки, а на самом солнце помещена змейка впрямь (ShT: XLIV = XLV). Змея впрямь с нацепленным на нее знаком жизни и лучи-руки — прямые заимствования у образа солнца Амен-хотпа IV, так что мы имеем дело с ярким и определенным пережитком солнцепоклоннической письменности. Некоторые надписи — и их немало — как на второй, так и на третьей сени полны подобными солнцепоклонническими начертаниями, в других их немного (иногда просто потому, что не было солнечных знаков), в третьих нет совсем, но в общем такое изобилие солнцепоклоннических начертаний солнечных знаков, как на второй и третьей сенях, нигде больше не найти на изданных памятниках царствования Тут-анх-амуна. На первой сени из его гробницы я не могу указать ни одного такого начертания, на четвертой сени — всего только одно — знак солнца-кружка со змейкой впрямь с подвешенным значком жизни (ChT II: XV = ShT: XIX). Известны также два знака лучезарного солнца с кистями рук на концах лучей на обломке гробницы Хар-м-ха в Мэнфе времени Тут-анх-амуна (о четырех лучах-руках — ВРК XLIX: 35 = JEA XXXIX: 7 = 10 = U18D: 2085)[ 140 ] и на притолоке из гробницы Хетэйе, жреца, вероятно, в Мэнфе же (ср. другой кусок ее ММАВ XV: 81-82), которая может быть того же времени (о пяти лучах-руках — ASAE XLIII: 36).[ 141 ] Знак солнца-кружка с подвешенным значком жизни имеется на золотом перстне с именем «Неб-шепр-рэ (т. е. Тут-анх-амуна), возлюбленного Амон-Рэ» (ВММА XVII: 172 = SE II: 293). Такой же знак имеется на обломке ларца Пнбвй (JEA XV: II 4 = U18D: 2083), но, поскольку здесь одновременно «Амон-Рэ, царь богов» назван «властителем Висе» (что указывает, вероятно, на происхождение ларца из Нэ), а владелец ларца — «писцом дома белого (т. е. сокровищницы) дома Йота», надпись может быть одинаково хорошо приурочена ко времени Семнех-ке-рэ. Время Амен-хотпа IV, конечно, исключено, потому что значок жизни на солнечных знаках появляется после введения нового образа солнца (см. § 100), а молитва к Амон-Рэ, притом к нему одному, на памятнике служащего солнечного храма в пору существования солнечных колец выглядела бы неуместным пережитком. Однако подобные разрозненные случаи употребления солнцепоклоннических начертаний при Тут-анх-амуне (разрозненные примеры солнца-кружка со значком жизни встречаются вплоть до Ливийского времени включительно) не идут ни в какое сравнение с изобилием их на второй и третьей сенях, изобилием, поистине отдающим временами Амен-хотпа IV. При этом весьма примечательно вполне сознательное употребление солнцепоклоннических начертаний как на одной, так и на другой сени. Змейкою впрямь и значком жизни письмена, изображающие солнце, бывают снабжены только тогда, когда служат написанию обозначений самого солнца или явлений солнечного порядка: «Рэ» — многократно на обеих сенях; «Йот», на второй сени — ShT: XL, на третьей сени — ChT II: IX = ShT: против 70; «Шов», на третьей сени — ChT II: XI b, XIII a = ShT: XXV; «лучи», на второй сени — ShT: L, на третьей сени — ChT II: IX = ShT: против 70; «небосклон» (точнее: место, где солнце касается земли), на второй сени — ShT: XXXVIII два раза, XXXIX два раза, XL, XLIV два раза, XLV, L; «Небосклонный» (наименование солнца), на третьей сени — ChT II: XI a-b, XIII b = ShT: XXVI; «восходить» (вбн), на второй сени — ShT: XLII два раза, на третьей сени — ChT II: XI а-b-с; «сиять» (под), на второй сени — ShT: XLII; «делать светлым», на второй сени — ShT: XLIV = XLV; «вековечность» (нхъхъ), многократно на обеих сенях («вековечность» в глазах солнцепоклонников составляла существенное свойство солнца, равнялась, пожалуй, даже ему самому). Змейкою и руками на концах лучей знак лучезарного солнца снабжен в слове «восходить» на второй сени (ShT: XLIV = XLV). Одною змейкою знак лучезарного солнца снабжен однажды на второй сени и в наименовании баснословного солнечного народа, которое со временем превратилось в обозначение человечества вообще (хънммт — ShT: XLI = XLII; в двух других местах на той же сени это слово написано с помощью знака лучезарного солнца без змейки). Напротив, где знак, изображающий солнце, именно простой знак солнца-кружка, служит определителем в обозначениях времени, он, если не считать слова «вековечность», о котором было сказано выше, никогда не бывает снабжен ни на второй, ни на третьей сени змейкою или значком жизни: «месяц», на второй сени — ShT: XLII; «день», на второй сени — ShT: XLVIII два раза, на третьей сени — ChT II: XIII a-b = ShT: XXV-XXVI, ShT: XXVIII; «утром, на третьей сени — ChT II: X = ShT: XXIV, ChT II: XII b = ShT: XXVI; «рано утром», на третьей сени — ChT II: XI а; «повседневно», на второй сени — ShT: XXXVII, XXXVIII, XL четыре раза, XLI, XLIV, XLVII = XLVIII, L, на третьей сени — ChT II: IX = ShT: против 70, ChT II: X = ShT: XXIV, ChT II: XI a-b, ShT: XXIV, XXXIII. Последнее выражение особенно показательно. Оно ведь значит дословно «солнце всякое», и слово «солнце» в нем то же самое слово, которое служило наименованием египетского солнечного божества — «Рэ». Тем не менее в выражении «повседневно», несмотря на то что оно столько раз выписано на каждой из двух сеней, ни змейка, ни значок жизни ни разу не приданы солнцу-кружку. Что это делалось неспроста, подтверждают два случая написания словосочетания «подобно Рэ, повседневно» на третьей сени. Оба слова «рэ» — в смысле небесного светила и в смысле дня — и оба знака, изображающие одинаково солнце в виде кружка, стоят непосредственно друг над другом, но первый знак сделан один раз в полтора, другой раз — в два раза больше второго (ChT II: X b, XIII a = ShT: XXV; сами по себе оба крупных знака умеренной величины, хотя вообще, особенно в слове «вековечность», знак солнца-кружка бывает на сени часто внушительных размеров — совсем как при Амен-хотпе IV, см. § 101). В том случае, где первый знак больше в полтора раза, ему в отличие от второго маленького кружка приданы еще змейка и значок жизни.

вернуться

138

R. Engelbach. Material for a revision of the history of the heresy period of the XVIIIth dynasty. — ASAE. T. XL, 1940, c. 138.

вернуться

139

G. Roeder. Thronfolger und König Smench-ka-Rк (Dynastie XVIII). — ZAeSA. Bd 83, 1958, c. 71.

вернуться

140

Отмечено у: Н. Sсhäfеr. Ein Relief aus der Zeit Tutanchamuns. — «Berichte aus den Preussischen Kunstsammlungen (Berliner Museen)». Jg. 49. В., 1928, с. 34-40.

вернуться

141

Отмечен у: Е. Drioton. Trois documents d'époque amarnienne. — ASAE. Т. 43, 1944, с. 37.

57
{"b":"239116","o":1}