ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Надгробная сень была изготовлена в последние годы Амен-хотпа IV, как доказывает титло солнца (TQT: 13-14, XXXI-XXXII, ТТА: 164-165 CLXXXVIII) и своеобразное написание имени «Неб-ма-рэ» без многобожеского знака Мэ (см. § 108) там, где «Неб-ма-рэ» является исконным (TQT: 13 = XXXI = TTA: 164-165 CLXXXVIII, ср. TQT: XXXII). Если б занимающее нас сейчас «Неб-ма-рэ» находилось на сени с самого начала, оно тоже было б написано без знака Мэ. Но оно написано с ним — точь-в-точь как то «Неб-ма-рэ», о котором сам издатель сказал, что оно вставлено красными чернилами вместо изглаженного имени. Далее, в последние годы Амен-хотпа IV никто не посмел бы привести личное имя его отца — «Амен-хотп Хок-висе», упоминавшее отверженного Амуна. Личное имя царского родителя тогда или просто опускали (ЕА III: Х, XVIII, XXI, СА III: 155 = LXIV 6), или взамен повторяли фараоновское имя «Неб-ма-рэ» (JEA XII: I = TTA: 166 CLXXXIX = HTES VIII: XXII = 26 = STEA: 21 = CuAE: XXII 6 = VMPh: 147 = APhE: XXX). Вконец изобличает вставку, подмену имен Амен-хотпа IV именами Амен-хотпа III, наименование «большой по веку своему», свойственное из всех фараонов одному Амен-хотпу IV (см. § 51).

Если бы разрушители задавались одною целью — истребить память Амен-хотпа IV в месте его погребения, то разве стали б они вписывать взамен одних имен другие? Возможно, что это было сделано из уважения к хозяйке сени — супруге преданного старине Амен-хотпа III. Но и в таком случае это означало б, что захоронение желали сохранить. Ради кого? Ради того, кого оставили в золотом гробе.

Итак, в царствование Тут-анх-амуна в тайнике на царском кладбище в Нэ был вторично погребен в золотом гробе, переделанном из гроба Кэйе, солнцепоклонник Амен-хотп IV. Над гробом, помещенном посреди склепа, была поставлена золотая сень матери царя, накрывшая его со всех сторон. Что гроб стоял первоначально не в глубине тайника, а посредине и что сень не была сложена в нем в разобранном виде, доказывают места находок поломанных глиняных печатей с именем Тут-анх-амуна. Этими печатями было опечатано погребальное «приданое», но впоследствии они были оторваны и оказались под гробом и позади стенок, прислоненных к стене гробницы (TQT: 10).

После Тут-анх-амуна и, вероятно, после его преемника «отца божьего» Эйе, скажем, при фараоне Хар-м-ха, если только не позже, в укромный тайник нагрянули должностные лица с поручением истребить там имена и изображения отверженного преобразователя, вынуть его самого из гроба, а взамен положить туда другого царственного мертвеца.

Посланцы проломили стенку, загораживавшую вход, скинули часть щебня из спуска в склеп, через образовавшийся просвет проползли в тайник, разобрали сень, отодвинули гроб в глубь помещения, а на освободившемся месте принялись за «работу». Они истребили царские имена на гробе и выдрали большую часть его золотого лица, именно нижнюю часть, но оставили лоб. При переделке гроба золотая личина с чертами Кэйе должна была быть заменена такою же личиною с чертами царя-солнцепоклонника, а у того лицо было своеобразным лишь ниже лба. Открывшаяся деревянная основа, равно как и головы на сосудах для внутренностей, передавала черты Кэйе (см. гл. IV), и потому разрушать их не было надобности. После гроба принялись за сень, но занятие пришлось прервать на полпути. Оставив последнюю «обработанную» ее часть — заднюю стенку на полу посреди помещения и не прихватив, возможно, даже кое-чего из своих орудий разрушения, посетители покинули тайник. Видимо, они собирались еще вернуться и вход в подземелье загородили лишь утлым заслоном из камней.

С собою в тайник разрушители принесли останки его нового обитателя, а унесли оттуда труп прежнего насельника — Амен-хотпа IV.

Вот так по имеющимся неполным изданиям можно предположительно представить себе судьбу тайника и почивавших в нем останков в ближайшие десятилетия после Амен-хотпа IV.

Человекообразный золотой гроб в своем переделанном виде был мужским фараоновским гробом. Надо лбом вздымалась царская змея, к подбородку была приставлена плетеная бородка, в руки было вложено по скипетру (от крючковатого жезла и рукоятки махалки, бывших, очевидно, из позолоченного, со временем истлевшего дерева, ничего не осталось, но подвески махалки уцелели — TQT: VI 9). В такой гроб взамен Амен-хотпа IV можно было положить только венценосца. По способу исключения нетрудно определить, что таковым мог быть только Семнех-ке-рэ.

Однако на трупе не оказалось ни одной вещи с именем юного фараона. Правда, в гробнице Тут-анх-амуна имелись предметы погребального обихода (в том числе золотые перевязи от савана), переделанные на имя Тут-анх-амуна из похоронных принадлежностей Семнех-ке-рэ. Последний, значит, мог лишиться своего погребального снаряжения. И тем не менее хотелось бы иметь вещественное подтверждение тождества покойного с Семнех-ке-рэ. Но может быть, тождество подтвердит сам труп?

Вместе с итогами недавнего врачебного обследования Дж. Р. Харрисон впервые обнародовал снимок знаменитого черепа спереди (JEA LII: XXII 2), чертежи своего восстановления по нему очерка головы (JEA LII: 114, 115) и два снимка юношеского лица, воссозданного (вылепленного) по черепу Д. Дж. Киддом, медиком-художником Медицинского факультета Ливерпульского университета (JEA LII: XXVIII 1, XXIX 1). Единственная оговорка, которую сделал при этом Дж. Р. Харрисон, касается носа, поскольку тот на черепе поврежден (JEA LII: 115).

И вот спрашивается, похоже ли восстановленное лицо на Семнех-ке-рэ? Однако есть ли у нас сколько-нибудь надежные изображения Семнех-ке-рэ?

Оставим в стороне те изображения, которые лишь по недоразумению присвоены ему некоторыми учеными, а на деле воспроизводят черты Амен-хотпа IV[ 164 ] со свойственным ему отвислым и острым подбородком.[ 165 ] На изображении потусторонней ладьи на второй надгробной сени Тут-анх-амуна в него мог быть переименован Семнех-ке-рэ, но на снимках ASAE XL: XXIV и ShT: XLIV черты лица неразборчивы. У нас имеются затем золотые ковчежцы для внутренностей, изображающие царя в виде спеленатого трупа (ТТ III: LIV = T III: LII = ГТ: СХ, ВДИ 1953 3: 221, ShT: IX, VMPh: XXXIV, TST: 145, 151). Эти гробики-ковчежцы были найдены в гробнице Тут-анх-амуна, но надписи внутри их предназначались первоначально для Семнех-ке-рэ[ 166 ] (ASAE XL: 137, JEA XLVII: 39(1)). Однако они были не на самих ковчежцах, а на вставном золотом листе. Затем у нас есть четыре изваяния, точнее, четыре головы, изображавшие молодого солнцепоклоннического царя, но не Амен-хотпа IV и не Тут-анх-амуна, а кого-то третьего, иными словами, видимо, Семнех-ке-рэ. Деревянная голова, хранящаяся в Брюсселе (STEA: 37 29), и голова из голубоватого камня, хранящаяся в Москве (ВДИ 1972 4: 91), обе неизвестного происхождения; из двух песчаниковых одна найдена в Мэнфе[ 167 ] (STEA: 37 30 = ZAeSA LXXXIII: IV a = TST: 69, 71 = APhE: VII, SAK II: III 1), другая — в самой солнцепоклоннической столице (СА III: LIX 6, 7, 8). И вот как ковчежцы, так и все эти четыре головы имеют некоторое, но, увы, отдаленное сходство с восстанавливаемым врачебною наукою обликом покойного.

Невольно напрашивается, вопрос: если замена останков Амен-хотпа IV останками Семнех-ке-рэ была произведена после царствования Тут-анх-амуна и, вероятно, также царствования Эйе, то где же находился до того в течение добрых двух десятилетий труп юного фараона? Ответить на это пока что нельзя, но все говорит за то, что он был похоронен убогим образом. Предметы из его роскошного погребального снаряжения, заготовлявшегося, видимо, впрок, даже золотые перевязи для савана (ТТ II: 84-85), оказались в гробнице Тут-анх-амуна, переделанные на имя последнего. На трупе, найденном во гробе Амен-хотпа IV, были наручи из тонкого золота (TQT: 9-10), богатое ожерелье (TQT: 9, 20-21 + XXI) да еще золотой нагрудный знак в виде летящего коршуна, зачем-то согнутый и надетый на голову (TQT: 9 + 20 + XX). При этом не исключено, что этот коршун мог достаться Семнех-ке-рэ от предшествующего захоронения, т. е. от Амен-хотпа IV. Из издания, к сожалению, не усмотреть, где были найдены золотые подвеска (TQT: 22) и пластинка (TQT: 23) с ранним солнечным именем — внутри или вне пелен трупа? Если они лежали на дне гроба, то они могли упасть и остаться в нем, когда из него вынимали Амен-хотпа IV. В пользу этого могло бы кое-что говорить. На подвеске значится первая половина солнечного имени, но подвески со второй его половиной во гробе не оказалось. Как бы то ни было, на труп Семнех-ке-рэ, восстановителя прежних богов, как коршун, так и пластинки с именем Ра-Хар-Ахта могли быть вполне положены. На голову мертвому Тут-анх-амуну тоже надели чепец с тем же устарелым видом солнечного имени (ТТ II: XXXII; вопреки подписи под снимком солнечные кольца — ранние).

вернуться

164

Ср.: G. R. Harrison. An anatomical examination of the pharaonic remains, c. 114.

вернуться

165

H. Sсhäfеr. Altes und Neues zur Kunst und Religion von Tell el-Amarna. — ZAeSA. Bd 55, 1918, c. 9-13.

вернуться

166

R. Engelbach. Material for a revision of the history of the heresy period of the XVIIIth dynasty. — ASAE. T. 40, 1940, c. 137.

вернуться

167

Как показывает снимок спереди (впрямь) SAK II: 111 1, лицо слишком узко и подбородок слишком тяжел для Нефр-эт.

76
{"b":"239116","o":1}