ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прабхупада прокомментировал, что это всего лишь за-цепка. Канализационный сток нужен на всей территории, и они пытаются воспользоваться нашими трудностями и вос-полнить свои расходы за наш счет, чтобы оплатить услуги, ко-торые обязаны предоставить сами, Прабхупада решительно настроен не поддаваться их давлению и хочет найти другие способы устранения сточных вод. В связи с этим он написал в письме Гаргамуни Свами, что когда он на следующей неделе приедет на новой машине, чтобы он привез с собой инженера, который занимается канализацией в гостевом доме в Майяпуре.

*

Сегодня вечером Акшаянанде Махарадже и мне предста-вилась возможность того неформального близкого общения с Прабхупадой, которое позволяет почувствовать тесную связь, когда общение с ним становится удивительным сокровенным переживанием. Прабхупада был в хорошем настроении, разговаривал с юмором, непринужденно рассуждая о противоречиях в проповеди, о том, что его проповедь явно создает контраст с материальной жизнью. «Неудивительно, что люди спорят с нами, — произнес он. — Материальная жизнь подразумевает множество обязательств PI занятий, но духовная жизнь — это сарва-дхарман —оставить все. Такова ведическая цивилизация в Индии. Людер* этой цивилизацрш интересует не материальное процветание. Они живут просто. Вот и все. Хотя, по мнению современных руководителей, про-стая жизнь — это промывание мозгов. Они шгкогда pi не заду- мываются: «Почему ачарьи и великие мудрецы призывают к простой жизни, а не к возведению высотных домов? Почему? OHPI ведь не были глупыми». Руководители общества так не думают. Им мы кажемся отсталыми от жизни, ибо не приветствуем строительства высотных домов».

Он вспомнил случай, когда первьш премьер-министр Индии Джавахарлал Неру придерживался курса политики, которая была направлена на то, чтобы приостановить тради-ционную культуру и вести образ жизни, соответствующий западному материализму посредством развития тяжелой промышленности. Прабхупада покачал головой. «Этот не-годяй Неру хотел покончить со своей культурой». Он отме-тил, что обвинение нас в промывании мозгов недалеко от коммунистической пропаганды о том, что религия — это «опиум для народа». «Религию воспринимали как некое предубеждение и предрассудки. Кроме того, они считают, что от религии страдает материальная сторона их жизни. Они удивляются: что за жизнь без мясоедения?»

В этот момент в дверь постучалась Палика, повар, и спросила, что Прабхупада хочет на вечер. Прабхупада попросил приготовить немного далии. Палика расстроилась. Как и всем хорошим поварам, ей хочется применять свое искусство и потому нравится, когда у Прабхупады хороший аппетит. «Ничего больше?» — спросила она.

Прабхупада улыбнулся: «Нет. Если я съем что-то еще, мне будет тяжело». Он засмеялся. «Может, немного и съесть, чтобы показать им, что я не голодаю!» Мы тоже рассмеялись. «Нет, лучше голодать. Это лучше. Но мы привыкли есть, так что лучше найти компромисс. Но в принципе голод предпочтительнее: нидраха- ра-вихаракади-виджитах (Шад-госвамиаштака. 6)».

Акшаянанда только что вернулся из храма Радха-Дамода- ры. Прабхупада послал его туда, чтобы он сообщил Гаур Чхан- ду Госаи, старшему священнику, что Прабхупада собирается прийти к нему завтра. «Так они рады тому, что я приеду?»

«Да, конечно, — ответил Акшаянанда. — Он был очень рад. И она тоже». — «Кто?» — «Госаи Ма».

«О, да, — произнес Прабхупада, вспоминая о жене Г аура Чханда. — Она была очень добра ко мне».

Я с нетерпением жду того момента, когда мы поедем туда. Я никогда не был в храме Радха-Дамодары со Шрилой Прабхупадой. Когда посещаешь вместе с ним места, где он жил когда-то раньше, подобные визиты воодушевляют и помогают узнать много нового. Я спросил его, когда он был там в последний раз. Задумавшись на секунду, он ответил: «В 1972-м»,

Я вспомнил еще об одном месте, где Прабхупада жил до того, как поселился в храме Радха-Дамодары: — «А как насчет Кеши-гхата?»

«О», — улыбнулся Прабхупада, внезапно вспомнив об этом месте, и с радостью предложил тоже как-нибудь туда съездить. Он стал вспоминать о том, как проводил там время: «Когда я приехал во Вриндаван в первый раз, я жил в Кеши-гхате. Там величественное здание. Моя комната была такая же, как эта. Да, такая же большая по размеру. Еще была одна комната рядом и веранда. Я платил за нее пятнадцать рупий. Оттуда, с крыши дома, был виден весь Вриндаван, Ямуна. Здание очень красивое».

Я слышал об этом здании, и идея поехать туда вместе с Прабхупадой звучала крайне заманчиво, но я не знал, где это, и Прабхупада объяснил, что это прямо за поворотом дороги на Кеши-гхат, когда она огибает большой дворец Махараджи Пратапарудры.

Вспомнив об этом, Прабхупада вернулся к теме нашего разговора. «Очень жаль, — сказал он, — что люди в наше время введены в заблуждение. Даже выдающиеся ученые не понимают, как происходит смена тел». Он вспомнил, как еще в молодости читал кое-что о брате Нобелевского лауреата Ра-биндраната Тагора. «В своем выступлении Тагор заявил: «Как неразумны мы. Ведь, беспокоясь о следующей жизни, мы портим эту жизнь». Так сказал он. Это было давно, когда мы были еще детьми, я услышал такое: «Думая о следующей жизни, мы вредим себе в этой жизни». Конечно, я не очень поверил в эти слова, но все же... Кажется, его звали Ауробиндо Тагор». Прабхупада тихонько засмеялся. «Он хороший поэт. Он поэт, который был знаком с последними модными направлениями в искусстве. Его считали модным писателем. И таково было его мнение».

Еще Прабхупада, как он часто делает, вспомнил слова русского профессора Котовского:

«Свамиджи, со смертью этого тела все закончится». Люди уверены в этом на сто процентов. Так называемые ученые думают, что тело появляется в результате эволюции химических элементов. Об этом говорится в Бхагавад-гите. Они считают, что в силу случайности смешались химические элементы, то есть все произошло случайно, и этого живого существа никогда прежде не было. «Тогда тем более, Арджуна, почему ты переживаешь за тела живых существ, которых раньше никогда не было и никогда больше не будет?» — говорит Кришна. Это хороший аргумент. Если тело не существовало раньше, то с его смертью все равно все закончится. Так что, и прежде было непроявленное состояние, и после смерти тела будет непрояв- ленное состояние, лишь между ними есть какое-то проявление в виде жизни тела. Зачем же переживать из-за этого временного проявления жизни?»

Не переставая улыбаться, он отметил — нас критикуют за то, что для нас жизнь материального тела не представляет значительного интереса. «Потому в Европе и Америке на нас подают в суд, обвиняя в промывании мозгов. Они говорят, что в этом Движении промывают мозги, что наше Движение не представляет ценности, и что мы искусственными методами навязываем людям какие-то идеи. Им кажется, что жизнь их детей испорчена, поскольку они не едят мяса и отказываются от беспорядочных половых связей. Потому их жизнь «испорчена» и так далее, и так далее. Их теория небезосновательна. За ней стоит своя философия. Так как для западных стран все это совершенно новая идея, то они обвиняют нас в промывании мозгов».

Далее Прабхупада говорил, что это касается не только за-падных стран, что такое происходит и здесь, в Индии. «В той стране, где когда-то существовала сильная духовная цивили-зация с твердой философской почвой, сейчас тоже не верят в Бога. Никто не верит в то, что Бог — Кришна. Даже выдаю-щиеся руководители, что говорить о людях обычных? Особен-но это касается так называемых ученых. Людей призывают: «Любыми средствами доставайте деньги и наслаждайтесь жиз-нью!» Нунам праматтах куруте викарма (Бхаг. 5.5.4). За деньги они сделают все. Грязные деньги, чистые деньги, те и другие деньги». Прабхупада рассмеялся. «Доставайте деньги и наслаждайтесь! Бас. Смысл жизни — в наслаждениях. Что за нелепость — это сознание Кришны?»

Шрила Прабхупада широко улыбался, осознавая, о чем он проповедует:

«Это нельзя, это нельзя, это нельзя. Девяносто девять процентов «нет» и один процент «да»! Что толку от этого Дви-жения? Разве не так? У нас девяносто девять процентов «нет».

124
{"b":"239119","o":1}