ЛитМир - Электронная Библиотека

Еще раз удовлетворенно оглядев себя с ног до головы, капитан подошел к телефонному аппарату внутренней связи и поднял трубку.

— Дежурная по отделению младший сержант Вера Ллойд слушает, — услышал капитан Хэнк приятный мелодичный женский голос.

— Это капитан Хэнк.

— Я слушаю вас, господин капитан.

— Мне нужна машина на весь вечер. У нас в управлении есть свободная?

— Вы хотите лендспидер или. флаер, господин капитан?

— Лучше электромобиль, Вера, я думаю, что в такой туман это будет безопаснее.

— Вы правы, господин капитан. В гараже сейчас есть такая машина. Это серый пикап. С виду ничем не отличается от обычного частного электромобиля. Машина оснащена рацией и телефоном спутниковой связи. Номер — три пятерки, эм, эл.

— Отлично, Вера, это именно то, что мне и нужно.

Капитан повесил трубку и покинул свой кабинет, закрыв его за собой на маленький ключик, который носил в своем бумажнике.

Выйдя из своего кабинета, Хэнк очутился в большой главной комнате полицейского управления. За рядами столов, освещенных круглыми лампами, свисающих с высокого потолка на длинных шнурах, работали уставшие за день полицейские. За большими прямоугольниками окон уже наступил вечер. На улице зажглись фонари. Скоро должна прийти вечерняя смена, и работа закипит с новой силой.

За письменным столом, прямо перед дверью в кабинет капитана, инспектор Доменик Руссо допрашивал пойманного час назад карманного вора. За решетчатой загородкой на грязной деревянной скамье сидели две проститутки, задержанные за работу в запрещенном районе Плобитауна. У девиц были развязные манеры, и они все время ругали полицейских нецензурными словами. Толстяк Паоло торчал у автомата по продаже кофе и трепался по радиотелефону со своей женой, а Шел Галлажер и Ригги Карлетти — молодые полицейские-напарники, недавно окончившие академию, — спешили на вызов. Шел на ходу дожевывал свой ужин, состоящий из гамбургера и стаканчика кофе, а Ригги поправлял на поясе гранаты с нервно-паралитическим газом. Капитан Хэнк окинул взглядом свое управление. Все было как обычно.

Стараясь не попадаться на глаза своим сослуживцам, Хэнк, надвинув шляпу на глаза и пряча лицо в воротник плаща, пошел вдоль стены к выходу.

Пройдя через зал и миновав комнатку, где сегодня дежурила за диспетчера Вера Ллойд — красивая брюнетка с пышным бюстом, по которому сохла добрая половина женатых и неженатых сотрудников, капитан Хэнк свернул в узенький коридорчик со стенами, выкрашенными светлой бежевой краской. В коридорчик выходило несколько дверей, которые вели в раздевалку для полицейских и тренажерный зал, находящийся на втором этаже управления.

Дойдя до самого конца коридора, капитан очутился перед лифтом и, спустившись на минус первый этаж в подвал, оказался в подземном гараже полицейского управления.

Удлиненные вытянутые лампы дневного света ярко освещали некрашеные каменные своды подземного гаража, в котором стояли в несколько рядов служебные автомобили, лендспидеры и патрульные флаеры с красно-синими мигалками на крыше. Среди множества этой полицейской техники капитан Хэнк благодаря своему опыту и немалому стажу работы в следственных органах без особого труда нашел серый пикап, который ему предложила диспетчер. К тому же пикап, как всегда, стоял на прежнем месте.

Дверцы машины не были заперты. Здесь, в сердце полиции, нечего было опасаться угонщиков. Ключ с брелком в виде маленького полицейского значка торчал в замке зажигания.

Капитан, придерживая свою широкополую шляпу, забрался внутрь, включил мотор и минут пять прогревал двигатель. Хэнк привык бережно относиться к казенной технике. Этого он всегда требовал и от своих подчиненных.

Когда двигатель, по его мнению, был достаточно прогрет, он нажал на педаль газа, переключил скорость и, выехав из гаража, оказался в окутанном густым белым туманом вечернем Плобитауне.

Капитан Хэнк любил Плобитаун — это был его родной город. Здесь Хэнк родился, вырос, стал полицейским. Все улицы и районы города он знал как свои пять пальцев. Капитан Хэнк мог бы ехать по городу даже с завязанными глазами, до такой степени ему были знакомы все эти кварталы. Каждая улица имела свою историю и продолжала жить своей особой жизнью, отличной от соседних, таких же особенных улиц. И, несмотря на то что сейчас все обволакивал туман, капитан видел и чувствовал жесткий ритм и пульс этой уличной жизни.

Вон там слева, где пересекается улица, названная в честь победы над синтетойдами «22 января», и бульвар Навигаторов, располагается бар «Падающая звезда», принадлежащий Могучему Джо. Сейчас заведение целиком поглощено молочно-белой пеленой. Только неоновая вывеска над входом мутным расплывчатым пятном напоминает о существовании бара.

В этом баре капитану, когда он еще учился в академии, пришлось разнимать драку пьяных пилотов и золотоискателей, не поделивших какую-то девчонку. Это было самое первое дело курсанта Хэнка, в котором ему пришлось лицом к лицу столкнулся с нарушителями закона и порядка и когда он — Хэнк — впервые встал на защиту этого самого закона. Тогда за это дело Хэнк получил ефрейторские нашивки и мог по праву считать, что с этого момента началась его служебная карьера.

А вон там, чуть подальше, находится огромный стеклянный небоскреб «Центральной Телевизионной Компании» города (ЦТК). Сейчас здания не видно. Оно все скрыто туманом и непроглядной чернотой ночи. Но капитан Хэнк знал, что небоскреб стоит точно так же, как и тридцать лет назад.

В этом небоскребе ему, тогда еще не ставшему даже старшим инспектором, пришлось обезвреживать маньяка, засевшего на самом верху, на плоской крыше здания. Тот парень открыл огонь по прохожим внизу из крупнокалиберной снайперской винтовки системы «Бенц», к стволу которой был привинчен еще и плазменный усилитель мощности. Никто так и не узнал, почему этот парень решил поступить именно таким образом, а ни как иначе. Возможно, он хотел отомстить обществу, или это была, например, акция протеста с его стороны против загрязнения окружающей среды промышленными отходами. Этого не узнал никто и никогда не узнает, потому что инспектор Хэнк, когда через шахту лифта добрался до крыши здания и нашел то место, откуда маньяк вел огонь, попросту разрядил ему в спину всю обойму своего полицейского «Дум-Тума».

За этот мужественный поступок Хэнку было присвоено звание старшего инспектора. Но тогда, во время акции захвата, на зеленой лужайке с двумя декоративными фонтанчиками остались лежать трое полицейских — друзей Хэнка.

Прямо из тумана навстречу капитану выплыл лендспидер. Водитель вел свою машину медленно, примерно с такой же скоростью, с какой ехал и Хэнк. Увидев едущий прямо на него лендспидер, капитан чуть свернул в сторону. Водитель за рулем встречной машины сделал такой же маневр, и машины без происшествий разъехались.

Когда туман сомкнулся за задними красными габаритными огнями встречного лендспидера, капитан вспомнил о случае, происшедшем с ним на этой самой улице лет десять назад.

Их вызвали ранним утром по звонку пожилой женщины — домовладелицы, сдающей квартиры внаем. Звонившая сообщила, что в квартире наверху происходит шумная драка. И действительно, когда приехала полиция, драка была в самом разгаре.

Какой-то психопат, под самую завязку накачавшись алкоголем и наркотином, жестоко избивал свою жену и двух маленьких дочерей. Когда полицейские топором взломали дверь, психопат успел сбежать от них по пожарной лестнице, захватив в качестве заложников всю свою семью. На заднем дворе у преступника стоял лендспидер, на котором обезумевший отец семейства пытался скрыться от полиции, при этом ругаясь между выстрелами такими отборными словами, что даже видавшие виды полицейские, каждый день слышавшие самые грязные и похабные обороты современной речи, были в шоке от таких оскорблений, которыми этот папаша сыпал, не стесняясь своих малолетних дочерей. В одной из машин, преследовавших психопата, находился и Хэнк. Уже к тому времени лейтенант Хэнк… Тот день был неудачным днем для лейтенанта Хэнка. Псих, поняв, что от преследования ему не уйти, подорвал гранатой себя и все свое семейство…

104
{"b":"239121","o":1}