ЛитМир - Электронная Библиотека

Спайдер оглянулся на своих людей, стоявших неподалеку. Казалось, он был слегка растерян.

— Не стоит оглядываться, — сказал Блекман, — у меня теперь людей втрое больше, чем у тебя.

Дверца головного грузовика раскрылась, и из него на землю с водительского места спрыгнул Вит Смуглер.

— Куда поставить грузовики, босс? — спросил Вит Клифа Блекмана, стараясь при этом не глядеть на Спайдера.

— Здесь и поставь. Ты ведь говорил, что звездолет должен прилететь с минуты на минуту.

— Да, Клиф, — ответил Смуглер. — Я тебя не обманываю.

— Так это ты меня предал, Вит? — спросил Спайдер.

В его голосе звучала укоризна. — После всего, что я для тебя сделал. Вот она, человеческая благодарность, — добавил он, словно констатируя уже давно известный ему факт.

— Ничего ты для меня не сделал, Спайдер, — запальчиво ответил Смуглер. Платил мне жалкие копейки за то, что я делал большую часть работы. Ты был всегда жаден и несправедлив по отношению ко мне…

— Чем он тебя прельстил, Вит? — задал он вопрос Смуглеру. — Пообещал большие деньги или должность в своей организации?

— Просто Клиф Блекман всегда шикарно выглядит. Приятно, когда у тебя стильный босс, — ответил Смуглер и стряхнул соринку со своего розового в тоненькую желтую полоску пиджака.

— Смени себе портного, Спайдер, — засмеялся довольный ответом своего нового подчиненного Клиф Блекман, — тогда твои люди не будут убегать от тебя.

Их разговор прервал сильный рев в вышине, к которому примешивался свист, переходящий в пронзительный вой. Такой звук издает пикирующий бомбардировщик, выходя на цель для бомбежки. А через несколько секунд в небе, прорвав плотную пелену серых облаков, показался большой звездолет, стремительно приближающийся к земле. Раздался хлопок сильного взрыва — это сработали двигатели торможения. Выдвинулись телескопические опоры. И «Атлант» совершил мягкую посадку.

Прошло совсем немного времени, когда главный люк звездолета открылся, на землю автоматически выдвинулся трап, и в проеме шлюзовой камеры показались пилоты звездолета — Дел Бакстер и Скайт Уорнер. Оба они были одеты в кожаные куртки, подбитые мехом. Их миссия была выполнена. Груз они доставили в целостности и сохранности, уложившись точно в те временные рамки, которые были указаны в контракте. Остальное друзей не беспокоило. В конце концов, им платили деньги не за то, чтобы они задавали вопросы «что?» и «почему?».

— Это они? — спросил Блекман стоящего неподалеку Смуглера.

— Да, босс, это, должно быть, они.

— А теперь, — обратился Клиф к Спайдеру, — будет лучше, если ты сейчас уедешь отсюда. Как видишь, у меня здесь дела. А деловым людям не к лицу мешать друг другу. — И вдруг Клиф Блекман замолк на полуслове.

С четырех концов космодрома, блокируя все пути отступления, показались шесть полицейских броневиков, на крыше каждого из которых была маленькая башенка со встроенными скорострельными крупнокалиберными пулеметами. Этот тип броневика был разработан специально для разгона демонстрантов, выступающих против властей, и, после того как был принят полицией на вооружение, пользовался большим уважением у защитников закона и правопорядка. И сейчас эти броневики вновь должны были послужить на благо общества.

За броневиками на поле космодрома появились ярко-желтый автобус с журналистами плобитаунских газет и два фургона, один из которых принадлежал популярнейшему в Плобитауне телеведущему канала «Криминальных хроник» Глебу Маковскому, а другой — известной обозревательнице вечерних новостей Клоди Вильяме.

Все три машины с «королями прессы и телевидения», как сказал однажды мэр города от партии консерваторов Теодор Кинен, остановились чуть в отдалении, где было безопасно и где случайный выстрел не мог испортить теле — или видеокамеру.

Над космодромом вновь повисла напряженная атмосфера. Дел Бакстер и Скайт Уорнер укрылись в своем звездолете, откуда могли через иллюминатор наблюдать за происходящим. А охрана Спайдера и Блекмана вновь ощетинилась оружием, готовая честно отработать свою зарплату. Со стороны могло показаться, что нависшая извне угроза даже объединила эти две конкурирующие группировки смертельных врагов.

— Приказываю всем немедленно сложить оружие и сдаться, — услышали Дел со Скайтом чей-то голос, усиленный динамиком мегафона, — в противном случае мы превратим вас всех в кровавое решето в течение двух минут. Кто не верит, может засечь время, которое ему осталось жить на этом свете.

Дел Бакстер и Скайт Уорнер увидели, как на железных крышах ангаров появились одетые во все черное снайперы. Темные маски полностью скрывали их лица. На каждом был бронежилет, а свои винтовки они нацелили на людей Спайдера, Блекмана и на входной люк звездолета «Атлант».

Над головой послышался дробный стрекот полицейских геликоптеров. Свет их прожекторов, освещавших ярким светом всех собравшихся внизу людей, слился с красно-синим светом мигалок, установленных сверху на броневиках.

После минутного колебания Спайдер с Блекманом сделали своим людям знак, и те нехотя положили свое оружие на землю.

— Ну, так-то лучше, — сказал капитан Хэнк, наблюдавший за действиями гангстеров сквозь смотровую прорезь броневика, и передал по рации приказ по остальным машинам. — Группе захвата. Приказываю. Операция вступает в фазу «Омега».

Тотчас задние борта броневиков раскрылись, и оттуда выскочили одетые в бронежилеты полицейские, которые моментально окружили людей Спайдера и Блекмана, держа их под прицелом своих карентфаеров.

Журналисты, увидев, что опасность перестрелки миновала, побежали следом за бравыми парнями из отряда полиции особого назначения. Женщина в длинном кашемировом пальто из вечерних новостей бежала впереди всех, разбрызгивая своими модными туфлями скопившиеся лужицы. В вытянутой руке, словно эстафетную палочку, она держала микрофон, провод от которого тянулся к отставшему оператору. Все происходящее напомнило капитану Хэнку сцены возле бесплатных столовых для малообеспеченных граждан во время их открытия. Бомжи, пьяницы и наркоманы точно так же, как сейчас журналисты, бежали бы, отталкивая друг друга, за бесплатной похлебкой от благотворительного фонда, и в этом спринте главным правилом было любой ценой успеть первым и не дать возможности опередить себя конкуренту.

Кто-то из журналистов с размаха растянулся на бетонном покрытии космодрома. Его камера с треском шлепнулась впереди и рассыпалась на мелкие детали. Хэнку показалось, что этому бедолаге подставили подножку, но капитан унял вскипевшее в душе из-за такой откровенной несправедливости возмущение: в конце концов тот парень сам выбрал эту профессию, и, вполне возможно, ему просто отомстили за прошлый раз. Журналисты, расталкивая друг друга локтями, мчались к полицейскому броневику, рядом с которым стоял капитан Хэнк и отдавал по рации команды своим людям.

— Господин капитан, — затараторила добежавшая первой крашеная блондинка в кашемировом пальто, одной рукой сунув свой микрофон прямо под нос Хэнку, а локтем другой яростно отпихивая высокого, запыхавшегося в результате погони парня в клетчатой куртке с блокнотом в руках, — скажите несколько слов для вечерних новостей.

— Эй, Хэнк! — услышал капитан чей-то возглас.

Повернувшись, капитан Хэнк был ослеплен яркой вспышкой фотоаппарата. Он так и не успел разглядеть фотографа, потому что перед его глазами стояли фиолетовые круги. Парень был оттеснен назад толпой журналистов и успел только крикнуть капитану: «Спасибо, Хэнк!».

— Минуточку, господа, минуточку, — капитан Хэнк поднял руку, пытаясь навести в окружившей его толпе журналистов подобие порядка. — Я готов сказать несколько слов прессе. Сегодня под моим непосредственным руководством проводится широкомасштабная акция с целью пресечения нелегального маршрута, по которому на Плобой доставлялось дешевое сырье для производства наркотиков и иной запрещенный груз.

Капитан сделал небольшую паузу, чтобы собраться с мыслями. Он уже представлял себе заголовки в завтрашней газете. «Капитан Хэнк — мастер своего дела», «Капитан Хэнк — хороший полицейский», «Мы можем доверять капитану Хэнку управлять порядком в городе» или «Капитан Хэнк — закон и порядок».

116
{"b":"239121","o":1}