ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Марк и Эзра
Не бойся завтра
Отзывчивое сердце. Большая книга добрых историй (сборник)
Товарищ жандарм
Женить некроманта с двумя детьми
Чудовище и чудовища
Зима
Замуж за дракона. Отбор невест
Долгая прогулка

— Сегодня мы с поличным накрыли две самые большие преступные наркогруппировки в момент совершения сделки. Тот звездолет, — капитан указал на стоявший неподалеку «Атлант», который тут же осветили множество вспышек фотоаппаратов, — привез из Пояса астероидов целую партию туалетной бумаги, пропитанной сырцом, из которого в подпольных лабораториях Плобитауна синтезируют синтетический наркотик глюкоген, а также этот звездолет привез большой груз драгоценностей в обмен на большую партию уже готового глюкогена. Но благодаря оперативному вмешательству полиции под моим руководством, господа, нам удалось обезвредить этих преступников. И, естественно, я как человек, приверженный открытой политике, не мог не сообщить общественности города о столь масштабной операции моего подразделения полиции, нашим налогоплательщикам. Пусть жители Плобитауна спят спокойно. Полиция города зорко стоит на страже их интересов и безопасности.

— Скажите, капитан, а какое участие в данной операции принял комиссар Гантер? — задала вопрос журналистка вечерних новостей.

— В данный момент комиссар находится на планете Брукс, и в интересах дела все руководство операцией было проведено от начала до конца мной. И, как вы, я надеюсь, заметили, стиль моей работы оправдал себя, когда не мешают стереотипы мышления и бюрократические проволочки. В отличие от закрытой и ненужной и ненужной секретности, которую, я не побоюсь этого слова, поощряли в нашем ведомстве, — капитан сделал паузу, наслаждаясь усилившимся скрипом карандашей по бумаге и шумом видеокамер, — я смело прибегаю к помощи прессы и всегда открыт для общения. У полиции должны быть чистые руки, и я протягиваю свои вам, господа журналисты. — Хэнк протянул руку в направлении толпы репортеров. Сразу несколько цепких ручонок схватили его за кисть и стали трясти, словно хотели вытрясти из капитана всю душу, а заодно и какие-нибудь правительственные секреты.

Защелкали фотокамеры. Кто-то захлопал в ладоши. Раздались выкрики одобрения.

— Ура комиссару Хэнку! — услышал капитан чей-то восторженный возглас в этой буре эмоций и не смог сдержать радостную улыбку. Вот в таком виде на следующий день и появилась его фотография на первых полосах плобитаунских газет: несколько журналистов одновременно пожимают руку улыбающегося капитана Хэнка. «Прагматик ньюс» поместила подпись под снимком: «Хэнк — комиссар? Да!», а «Плобитаун Ревю» — «Чистые руки?» и обвела в кружок темное пятно от кофе на манжете капитана. Ну а пока, стоя под мелким моросящим дождем на заброшенном космодроме, капитан Хэнк радостно жал руки всем желающим.

Вдруг что-то случилось, и вся толпа журналистов и бойких репортеров вновь бросилась наперегонки прочь от капитана, к которому моментально был потерян всякий интерес. В ворота, покачиваясь на выбоинах в покрытии дороги, словно океанский лайнер на волнах, въехал, блестя полированными бортами и отбрасывая блики от зеркальных стекол, лимузин кандидата от партии прагматиков на пост мэра Плобитауна Герба Кримсона.

Вначале из огромной представительской машины вылезли рослые темнокожие телохранители кандидата, одетые в темные длинные плащи, в расстегнутых воротах которых были видны белоснежные рубашки с черными строгими галстуками. Телохранители быстро и профессионально оттеснили журналистов от лимузина, образовав свободную площадку возле одной из задних дверей машины. Потом один из них раскрыл над этим местом зонт, а уж после этого дверь открылась и появился сам Кримсон.

Герб Кримсон был одет в новенькую отутюженную полицейскую форму, над которой всю ночь бился его личный модельер. На груди с левой стороны красовался золотой полицейский значок с цифрой «№ 1», а на ремне у Кримсона висели блестящие никелированные наручники.

Кримсон ослепительно улыбнулся и приветственно помахал рукой. Неистово защелкали фотоаппараты, а вопросы посыпались, как из рога изобилия:

— Хэй, Герб, какими судьбами?!

— Что делает здесь кандидат от партии прагматиков?!

— Какое отношение к происходящему здесь имеет партия прагматиков?!

— Хэй! Герб, наркотинчик купить не хочешь?! На последний вопрос Герб отреагировал немедленно. Он указал указательным пальцем на молодого журналиста в клетчатом полупальто и блокнотом в руках, задавшего этот ядовитый вопрос, от чего остальная пишущая братия с любопытством уставилась на того, и суровым голосом произнес:

— Для таких, как ты, у меня кое-что есть. — И Герб потряс перед носом опешившего парня своими наручниками. — Ни один торговец наркотиками не уйдет от справедливого возмездия. А партия прагматиков держит свои обещания так же крепко, как эти наручники держат преступников. — Герб Кримсон не стал уточнять, что сам сегодня ночью на себе испытал прочность этого приспособления, когда Сюзи приковала его к кровати. И, надо сказать, Гербу это чертовски понравилось.

— Герб, капитан Хэнк член вашей партии? — задала вопрос репортер вечерних новостей.

— Нет. Но партия прагматиков как раз и защищает интересы таких простых и честных парней в погонах, как капитан Хэнк, с трудом преодолевающих бюрократизм и коррупцию в своих ведомствах, расцветших за время правления консерваторов. Именно поэтому наша партия оказала поддержу капитану Хэнку и его команде в организации и проведении этой масштабной акции по задержанию торговцев наркотиками.

— В чем конкретно выражалась ваша поддержка?

— В интересах следствия я не могу сейчас говорить об этом, но заверяю вас, что участие моей партии в этом деле трудно переоценить. Единственное, что вы можете опубликовать в средствах массовой информации, так это то, что я лично вместе с капитаном Хэнком планировал детали этой операции от начала до конца. А сейчас, извините меня, я должен исполнить свой долг. — Герб пожал несколько протянутых рук и под охраной своих телохранителей, обступивших его плотным кольцом, направился к капитану Хэнку.

«Комедиант», — подумал про себя капитан, наблюдавший со стороны за всей сценой общения Кримсона с журналистами.

— Брюс, — подозвал он своего помощника лейтенанта Оверкилла, — возьми Бака Норриса и натяните вокруг желтую запрещающую ленту, за которую запретим заходить журналистам. А то работать совсем не дадут. Будут тут под ногами путаться. А потом свяжись с управлением, передай Вере Ллойд, пусть организует сюда доставку горячего кофе. Работы сегодня предстоит много. А при такой промозглой сырой погоде недолго и простудиться.

— Будет сделано, господин капитан, — ответил лейтенант и побежал выполнять приказания шефа.

Хэнк поднял воротник своей куртки и, недовольно поежившись, окинул взглядом все поле космодрома. В воздухе, стрекоча винтами пропеллеров, кружили два полицейских геликоптера, освещая прожекторами происходящее внизу. Оверкилл, ругаясь на пронырливых журналистов и пихая их своими тяжелыми кулаками, кое-как натягивал желтую люминесцентную ленту, заставляя держать ее, чтобы она не падала на грязный бетон, рядовых полицейских. Группа захвата из отряда полиции особого назначения держала в тесном кольце задержанных. На телохранителей Спайдера и Блекмана уже надели наручники, но сами боссы пока свободно стояли под бдительным наблюдением парней из ОМСБОНа. Повсюду были видны группки телекомментаторов, с упоением энергично что-то вещавших в объективы телекамер. Парни из криминальной бригады вытаскивали наружу из грузового люка прилетевшего звездолета ящики и вскрывали их прямо на поле космодрома под открытым небом. Распустившиеся рулоны туалетной бумаги белыми лентами уже валялись повсюду, протянувшись от самого корабля до передвижной криминалистической лаборатории. Оба пилота «Атланта» с мрачными лицами и скованными за спиной руками смотрели на действия полиции, стоя под моросящим дождиком в стороне, под присмотром нескольких дюжих полицейских.

— Господин капитан, — к капитану Хэнку подошел Глеб Маковский, одетый в свою неизменную длиной до колен кожаную куртку. Рядом с ведущим «Криминальных хроник» с видеокамерой стоял оператор. — Господин капитан, — повторил свои слова Маковский, — я думаю, нашим телезрителям будет небезынтересно узнать, почему вы позволили пролететь этому звездолету, набитому до самого верха контрабандой, через всю галактику от Пояса астероидов до Плобоя. Почему звездолет не был задержан в пути? Все это наводит на определенные мысли, капитан. И добропорядочные обыватели имеют право знать, что стоит за всем этим. — Глеб Маковский изобразил на лице ироническую ухмылку и добавил, обращаясь уже к камере: — Вы в прямом эфире «Криминальных хроник» с Глебом Маковским. Оставайтесь с нами.

117
{"b":"239121","o":1}